Cлово "ОТДЕЛЬНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОТДЕЛЬНО, ОТДЕЛЬНЫЕ, ОТДЕЛЬНЫХ, ОТДЕЛЕН, ОТДЕЛЬНОГО

1. Соглядатай
Входимость: 5.
2. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 4.
3. Дар. (страница 2)
Входимость: 3.
4. Память, говори (глава 12)
Входимость: 3.
5. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 2.
6. Пнин. (глава 6)
Входимость: 2.
7. Другие берега. (глава 7)
Входимость: 2.
8. Другие берега
Входимость: 2.
9. Дар
Входимость: 2.
10. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 2.
11. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 2.
12. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 2.
13. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 2.
14. Дар. (страница 9)
Входимость: 2.
15. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 2.
16. Сцены из жизни двойного чудища
Входимость: 2.
17. Музыка
Входимость: 2.
18. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 2.
19. Защита Лужина. (глава 5)
Входимость: 2.
20. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 2.
21. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 2.
22. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 1.
23. Незавершенный роман
Входимость: 1.
24. Лебеда
Входимость: 1.
25. Ужас
Входимость: 1.
26. Уста к устам
Входимость: 1.
27. Память, говори (глава 4)
Входимость: 1.
28. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1.
29. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 1.
30. Лолита. (часть 1, главы 21-22)
Входимость: 1.
31. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 1.
32. Пнин. (глава 7)
Входимость: 1.
33. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 1.
34. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 1.
35. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 7)
Входимость: 1.
36. Защита Лужина. (глава 9)
Входимость: 1.
37. Память, говори (глава 7)
Входимость: 1.
38. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 1.
39. Защита Лужина. (глава 12)
Входимость: 1.
40. Облако, озеро, башня
Входимость: 1.
41. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 1.
42. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 1.
43. Лолита. (часть 1, главы 28-29)
Входимость: 1.
44. Дар. (страница 4)
Входимость: 1.
45. Машенька. (страница 4)
Входимость: 1.
46. Дар. (страница 10)
Входимость: 1.
47. Приглашение на казнь
Входимость: 1.
48. Лолита. (часть 1, главы 12-14)
Входимость: 1.
49. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 1.
50. Звонок
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Соглядатай
Входимость: 5. Размер: 110кб.
Часть текста: меня проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный монолог. Муж, спустя месяц, отбыл, и в первую же ночь, что я снова провожал Матильду, она предложила мне подняться к ней наверх, чтобы взять книжку, которую давно увещевала меня прочесть, - что-то по-французски о какой-то русской девице Ариадне (*1). Шел, как обычно, дождь, вокруг фонарей дрожали ореолы, правая моя рука утопала в жарком кротовом меху, левая держала раскрытый зонтик, в который ночь била, как в барабан. Этот зонтик, - потом, в квартире у Матильды, - распятый вблизи парового отопления, все капал, капал, ронял слезу каждые полминуты и так накапал большую лужу. А книжку я взять забыл. Матильда была не первой моей любовницей. До нее любила меня домашняя портниха в Петербурге, тоже полная и тоже все советовавшая мне прочесть какую-то книжку ("Мурочка, история одной жизни"). Обе они, эти полные женщины, издавали среди телесных бурь тонкий, почти детский писк, и мне казалось иногда, что не стоило проделать...
2. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 4. Размер: 33кб.
Часть текста: минуя нашего старого сторожа, вечно воевавшего с вторжением дачников в парк, таинственными знаками предваряла меня о приближении Тамары. В тот июльский день, когда я наконец увидел ее, стоящей совершенно неподвижно (двигались только зрачки) в изумрудном свете березовой рощи, она как бы зародилась среди пятен этих акварельных деревьев с беззвучной внезапностью и совершенством мифологического воплощения. Дождавшись того, чтобы сел невидимый мне овод, она прихлопнула его и, довольная, сквозь ожившую и заигравшую рощу, пустилась догонять сестру и подругу, отчетливо звавших ее; немного позже, с заросшего дикой малиной старого кладбища, боком, как калека, сходившего по крутому склону к реке, я увидел, как все три они шли через мост, одинаково постукивая высокими каблучками, одинаково засунув руки в карманы темно-синих жакеток и, чтобы отогнать мух, одинаково встряхивая головами, убранными цветами и лентами. Очень скоро путем слежки я выяснил, где мать ее снимала дачку: ее скрывала рощица яблоней. Ежедневно, верхом или на велосипеде, я проезжал мимо,- и на повороте той или другой дороги что-то ослепительно взрывалось под ложечкой, и я обгонял Тамару, с деятельно устремленным видом шедшую по обочине. Та же природная стихия, которая произвела ее в тающем блеске березняка, тихонько убрала сперва ее подругу, а потом и сестру; луч моей судьбы явно сосредоточился на темной голове, то в венке васильков, то с большим бантом черногошелка, которым была подвязана на затылке вдвое сложенная каштановая коса; но только девятого августа по новому стилю я решился с ней заговорить. Сквозь тщательно протертые стекла времени ее красота все так же...
3. Дар. (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 83кб.
Часть текста: А тетради... Нужно будет когда-нибудь решиться и всг просмотреть. Она это может, а я не могу. Как это странно случается, что со дня на день откладываешь. Разве, казалось бы, не наслаждение, - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни он, ни тень книг никак не могли служить темой для призрака. Разговор тем временем перешел на какого-то советского деятеля, потерявшего после смерти Ленина власть. "Ну, в те годы, когда я видал его, он был в зените славы и добра", - говорил Васильев, профессионально перевирая цитату. Молодой человек, похожий на Федора Константиновича (к которому именно поэтому так привязались Чернышевские), теперь очутился у двери, где, прежде чем выйти, остановился в полоборота к отцу, - и, несмотря на свой чисто умозрительный состав, ах, как он был сейчас плотнее всех сидящих в комнате! Сквозь Васильева и бледную барышню просвечивал диван, инженер Керн был представлен одним лишь блеском пенснэ, Любовь Марковна - тоже, сам Федор Константинович держался лишь благодаря смутному совпадению с покойным, - но Яша был совершенно настоящий и живой и только чувство самосохранения мешало вглядеться в его черты. "А может быть, - подумал Федор Константинович, - может быть, это всг не так, и он (Александр Яковлевич) вовсе сейчас не представляет себе мертвого сына, а действительно занят разговором, и если у него бегают глаза, так это потому, что он вообще нервный, Бог с ним. Мне тяжело, мне скучно,...
4. Память, говори (глава 12)
Входимость: 3. Размер: 42кб.
Часть текста: ex machina, Русская Революция, заставив меня покинуть эту незабываемую обстановку. Да собственно и тогда уже, в июле 1915-го, смутно зловещие знамения и погромыхивание закулисного грома, жаркое дыхание невиданных мятежей отзывалось в так называемой “символистской” школе русской поэзии – особенно в стихах Александра Блока. В начале того лета, и в течение всего предыдущего, имя “Тамара”, прокравшись, являлось (с той напускной наивностью, которая так свойственна повадке судьбы, приступающей к важному делу) в разных местах нашего имения (“Вход Воспрещается”) и во владениях моего дяди (“Вход Строжайше Воспрещается”) на противоположном берегу Оредежи. Я находил его начерченным палочкой на красноватом песке аллеи, или написанным карандашом на беленом заборе, или недовырезанным на деревянной спинке какой-нибудь древней скамьи, точно сама Матушка-Природа таинственными знаками предуведомляла меня о существовании Тамары. В тот притихший июльский день, когда я увидел ее, стоящей совершенно неподвижно (двигались только зрачки) в березовой роще, она как бы зародилась здесь, среди настороженных деревьев, с беззвучным совершенством мифологического воплощения. Дождавшись того, чтобы сел овод, она прихлопнула его и пустилась догонять двух других, не таких красивых девушек, звавших ее. Немного позже, с удобного для наблюдения места над рекой, я увидел как они шли через мост, постукивая высокими каблучками, одинаково засунув руки в карманы темно-синих жакеток и, чтобы отогнать мух, то и дело встряхивая головами, убранными цветами и лентами. Очень скоро я проследил Тамару до скромной дачки, которую ее семья снимала в деревне. Верхом...
5. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 2. Размер: 26кб.
Часть текста: теплой водой из большого белого кувшина, вокруг которого обвивалась черная фаянсовая лоза. Этот мой резиновый tub я взял с собой в эмиграцию, и он, уже заплатанный, был мне сущим спасением в моих бесчисленных европейских пансионах; грязнее французской общей ванной нет на свете ничего, кроме немецкой. За брекфастом яркий паточный сироп, golden syrup, наматывался блестящими кольцами на ложку, а оттуда сползал змеей на деревенским маслом намазанный русский черный хлеб. Зубы мы чистили лондонской пастой, выходившей из тубочки плоскою лентой. Бесконечная череда удобных, добротных изделий да всякие ладные вещи для разных игр, да снедь текли к нам из Английского Магазина на Невском. Тут были и кексы, и нюхательные соли, и покерные карты, и какао, и в цветную полоску спортивные фланелевые пиджаки, и чудные скрипучие кожаные футболы, и белые как тальк, с девственным пушком, теннисные мячи в упаковке, достойной редкостных фруктов. Эдемский сад мне представлялся британской колонией. Я научился читать по-английски раньше, чем по-русски; некоторая неприятная для непетербургского слуха - да и для меня самого, когда слышу себя на пластинке - брезгливость произношения в разговорном русском языке сохранилась у меня и по сей день (помню при первой встрече, в 1945 что ли году, в Америке, биолог Добжанский наивно мне заметил: "А здорово, батенька, вы позабыли родную речь"). Первыми моими английскими друзьями были незамысловатые герои грамматики - коричневой книжки с синяком кляксы во всю обложку: Ben, Dan, Sam и Ned. Много было какой-то смутной возни с установлением их личности и местопребывания. "Who is Ben?", "Не ...

© 2000- NIV