Cлово "СТРАННЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СТРАННОЕ, СТРАННО, СТРАННЫМ, СТРАННЫЕ

1. Незавершенный роман
Входимость: 18.
2. Соглядатай
Входимость: 16.
3. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 13.
4. Волшебник
Входимость: 11.
5. Дар. (страница 6)
Входимость: 10.
6. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 10.
7. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 9.
8. Дар
Входимость: 9.
9. Камера Обскура
Входимость: 9.
10. Дар. (страница 10)
Входимость: 9.
11. Король, дама, валет. (глава 6)
Входимость: 9.
12. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 8.
13. Дар. (страница 2)
Входимость: 8.
14. Дар. (страница 7)
Входимость: 8.
15. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 8.
16. Дар. (страница 8)
Входимость: 8.
17. Подвиг. (страница 8)
Входимость: 8.
18. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 7.
19. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 17)
Входимость: 7.
20. Подлец
Входимость: 7.
21. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 7.
22. Машенька. (страница 3)
Входимость: 7.
23. Истребление тиранов
Входимость: 7.
24. Дар. (страница 9)
Входимость: 7.
25. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 7.
26. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 7.
27. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 6.
28. Смерть ("...И эту власть над разумом чужим")
Входимость: 6.
29. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 6.
30. Посещение музея
Входимость: 6.
31. Дар. (страница 4)
Входимость: 6.
32. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 6.
33. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 6.
34. Память, говори (глава 6)
Входимость: 6.
35. Другие берега. (глава 10)
Входимость: 6.
36. Защита Лужина. (глава 4)
Входимость: 6.
37. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 6.
38. Terra incognita
Входимость: 6.
39. Дар. (страница 5)
Входимость: 6.
40. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 6.
41. Подлинная жизнь Себастьяна Найта
Входимость: 6.
42. Король, дама, валет. (глава 12)
Входимость: 6.
43. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 5.
44. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 14)
Входимость: 5.
45. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 5.
46. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 5.
47. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 5.
48. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 5.
49. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 5.
50. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 5.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Незавершенный роман
Входимость: 18. Размер: 114кб.
Часть текста: "Solus Rex", вышла ранее... Быть может, закончи я эту книгу, читателям не пришлось бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и особенно в "Бледном огне" (1962). Меня эти отзвуки слегка раздражают, но больше всего я сожалею о его незавершенности ...
2. Соглядатай
Входимость: 16. Размер: 110кб.
Часть текста: человек меня проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный монолог. Муж, спустя месяц, отбыл, и в первую же ночь, что я снова провожал Матильду, она предложила мне подняться к ней наверх, чтобы взять книжку, которую давно увещевала меня прочесть, -...
3. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 13. Размер: 43кб.
Часть текста: очень серьезным, очень любил вас". Лужин промолчал. "Расскажите мне еще что-нибудь,- как вы тут жили? Неужели вы были когда-нибудь маленьким, бегали, возились?" Он опять положил обе руки на трость,- и, по выражению его лица, по сонному опусканию тяжелых век, по чуть раскрывшемуся рту, словно он собирался зевнуть, она заключила, что ему стало скучно, что вспоминать надоело. Да и вспоминал-то он равнодушно,- ей было странно, что вот, он месяц тому назад потерял отца и сейчас без слез может смотреть на дом, где он в детстве жил с ним вместе. Но даже в этом равнодушии, в его неуклюжих словах, в тяжелых движениях его души, как бы поворачивавшейся спросонья и засыпавшей снова, ей мерещилось что-то трогательное, трудно определимая прелесть, которую она в нем почувствовала с первого дня их знакомства. И как таинственно было то, что, несмотря на очевидную вялость его отношения к отцу, он все-таки выбрал именно этот курорт, именно эту гостиницу, как будто ждал от когда-то уже виденных предметов и пейзажей того содрогания, которого он без чужой помощи испытать не мог. А приехал он чудесно, в зеленый и серый день, под моросящим дождем, в безобразной, черной, мохнатой шляпе, в огромных галошах,- и, глядя из окна на его фигуру, грузно вылезавшую из отельного автобуса, она почувствовала, что этот неизвестный приезжий - кто-то совсем особенный, непохожий на всех других жителей курорта. В тот же вечер она узнала, кто он. Все в столовой смотрели на этого полного, мрачного человека,...
4. Волшебник
Входимость: 11. Размер: 83кб.
Часть текста: Так как же? Не математика же восточного сластолюбия: нежность добычи обратно пропорциональна возрасту. О нет, это для меня не степень общего, а нечто совершенно отдельное от общего; не более драгоценное, а бесценное. Что же тогда? Болезнь, преступность? Но совместимы ли с ними совесть и стыд, щепетильность и страх, власть над собой и чувствительность - ибо и в мыслях допустить не могу, что причиню боль или вызову незабываемое отвращение. Вздор; я не растлитель. В тех ограничениях, которые ставлю мечтанию, в тех масках, которые придумываю ему, когда, в условиях действительности, воображаю незаметнейший метод удовлетворения страсти, есть спасительная софистика. Я карманный вор, а не взломщик. Хотя, может быть, на круглом острове, с маленькой Пятницей (не просто безопасность, а права одичания, или это - порочный круг с пальмой в центре?). Рассудком зная, что Эвфратский абрикос вреден только в консервах; что грех неотторжим от гражданского быта; что у всех гигиен есть свои гиены; зная, кроме того, что этот самый рассудок не прочь опошлить то, что иначе ему не дается... Сбрасываю и поднимаюсь выше. ЧтО, если прекрасное именно-то и доступно сквозь тонкую оболочку, то есть пока она еще не затвердела, не заросла, не утратила аромата и мерцания, через которые проникаешь к дрожащей звезде прекрасного? Ведь даже и в этих пределах я изысканно разборчив: далеко не всякая школьница привлекает меня, - сколько их на серой утренней улице, плотненьких, жиденьких, в бисере прыщиков или в очках, - *такие* мне столь же интересны в рассуждении любовном, как иному - сырая женщина-друг. Вообще же, независимо от особого чувства, мне хорошо со всякими детьми, по-простому - знаю, был бы страстным отцом в ходячем образе слова - и вот, до сих пор не могу решить, естественное ли это дополнение или бесовское противоречие. Тут...
5. Дар. (страница 6)
Входимость: 10. Размер: 67кб.
Часть текста: на лице, вошла, держа в руке небольшую, спрятанную в розовой обертке, книгу. "У меня к вам просьба, - сказала она быстро и сухо. - Сделайте мне тут надпись"; Федор Константинович книгу взял - и узнал в ней приятно потрепанный, приятно размягченный двухлетним пользованием (это было ему совершенно внове) сборничек своих стихов. Он очень медленно стал откупоривать пузырек с чернилами, - хотя в иные минуты, когда хотелось писать, пробка выскакивала, как из бутылки шампанского; Зина же, посмотрев на его теребившие пробку пальцы, поспешно добавила: "Только фамилью, - пожалуйста, только фамилью". Он расписался, хотел было поставить дату, но почему то подумал, что в этом она может усмотреть вульгарную многозначительность "Ну вот, спасибо", - сказала она и, дуя на страницу, вышла. Через день было воскресенье, и около четырех вдруг выяснилось, что она одна дома: он читал у себя, она была в столовой и изредка совершала короткие экспедиции к себе в комнату через переднюю, и при этом посвистывала, и в ее легком топоте была топографическая тайна, - ведь к ней прямо вела дверь из столовой. Но мы читаем и будем читать. "Долее, долее, как можно долее буду в чужой земле. И хотя мысли мои, мое имя, мои труды будут принадлежать России, но сам я, но бренный состав мой, будет удален от нее" (а вместе с тем, на прогулках в Швейцарии, так писавший, колотил перебегавших по тропе ящериц, - "чертовскую нечисть", - с брезгливостью хохла и злостью изувера). Невообразимое возвращение! Строй? Вот уж всг равно какой. При монархии - флаги да барабан, при республике - флаги да выборы... Опять прошла. Нет, не читалось, - мешало волнение, мешало чувство, что другой бы на его месте вышел к ней с непринужденными, ловкими словами; когда же он представлял себе, как сам выплывет и ткнется в столовую, и не будет знать, что сказать, то ему начинало...

© 2000- NIV