Cлово "ЭЛЕГАНТНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЭЛЕГАНТНОЙ, ЭЛЕГАНТНОЕ, ЭЛЕГАНТНО, ЭЛЕГАНТНОМ

1. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 2.
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника.
Входимость: 2.
3. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 2)
Входимость: 1.
4. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 1.
5. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1.
6. Прозрачные вещи
Входимость: 1.
7. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 6)
Входимость: 1.
8. Пнин. (глава 6)
Входимость: 1.
9. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 1.
10. Отчаяние. (глава 9)
Входимость: 1.
11. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 1.
12. Адмиралтейская игла
Входимость: 1.
13. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 17)
Входимость: 1.
14. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 17)
Входимость: 1.
15. Память, говори (глава 12)
Входимость: 1.
16. Приглашение на казнь
Входимость: 1.
17. Лолита. (часть 1, главы 12-14)
Входимость: 1.
18. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 1.
19. Подлец
Входимость: 1.
20. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 10)
Входимость: 1.
21. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 1.
22. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
Входимость: 1.
23. Пнин. (глава 4)
Входимость: 1.
24. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
Входимость: 1.
25. Другие берега. (глава 10)
Входимость: 1.
26. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 1.
27. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 1.
28. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 4)
Входимость: 1.
29. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 1.
30. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 1.
31. Память, говори (глава 2)
Входимость: 1.
32. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 1.
33. Лолита. (часть 2, главы 6-9)
Входимость: 1.
34. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 1.
35. Отчаяние. (глава 6)
Входимость: 1.
36. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 2. Размер: 61кб.
Часть текста: травы тугое овальное тельце и глядит на сургучно-красные прожилки, украшающие серо-бурые крылья, и на изящное рулевое перо с вершинкой желтой и яркой, словно свежая краска. Когда в последний год жизни Шейда мне выпало счастье соседствовать с ним в идиллических всхолмиях Нью-Вая (смотри Предисловие), я часто видел именно этих птиц, весьма компанейски пирующих среди меловато-сизых ягод можжевеловки, выросшей об угол с его домом (смотри также строки 181-182). Мои сведения о садовых Aves{1} ограничивались представителями северной Европы, однако молодой нью-вайский садовник, в котором я принимал участие (смотри примечание к строке 998), помог мне отождествить немалое число силуэтов и комических арий маленьких, с виду совсем тропических чужестранцев и, натурально, макушка каждого дерева пролагала пунктиром путь к труду по орнитологии на моем столе, к которому я кидался с лужайки в номенклатурной ажитации. Как тяжело я трудился, приделывая имя "зорянка" к самозванцу из предместий, к крупной птахе в помятом тускло-красном кафтане, с отвратным пылом поглощавшей длинных, печальных, послушных червей! Кстати, любопытно отметить, что хохлистая птичка,...
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника.
Входимость: 2. Размер: 15кб.
Часть текста: американской провинции на северо-востоке нашей великой и пестрой отчизны, в 1824-м женившемуся на Мэри О'Райли, светской даме ирландской крови. Долли, единственное их дитя, родилась в Бра, а в 1840 году, в нежной и своевольной пятнадцатилетней поре, вышла за генерала Ивана Дурманова, коменданта Юконской фортеции, мирного сельского барина, владетеля угодий в провинции Сђверныя Территорiи (иначе Severn Tories), в этом мозаичном протекторате (и поныне любовно именуемом “русской” Эстотией), гранобластически и органически сопряженном с “русской” же Канадией, “французская” Эстотия тож, где под сенью наших звезд и полос утешаются умеренным климатом не одни лишь французские, но также баварские и македонские поселяне. Впрочем, любимой усадьбой Дурмановых так и осталась “Радуга”, стоявшая невдалеке от крепостцы того же названия – за границей собственно Эстотии, на атлантической плите континента, между элегантной Калугой (Нью-Чешир, США) и не менее элегантной Ладогой (Майн); в последней имелась у них городская усадьба, там и родились все трое их чад: сын, скончавшийся юным и знаменитым, и дочки-двойняшки, обе с нелегким характером. От матери Долли унаследовала темперамент и красоту, но с...
3. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 2)
Входимость: 1. Размер: 11кб.
Часть текста: меня нипочем не признал. Пива? Удивляюсь, Ван, как тебе удается сохранять такой юный вид. – Шампанская диета вместо пивной, – сказал профессор Вин, надевая очки и маня ручкой зонта официанта. – Вес набирать она не мешает, но по крайности не позволяет завянуть скротуму. – А здорово меня разнесло, верно? – Как насчет Грейс? Вот уж кого не представляю толстушкой. – Кто двойняшкой родился, двойняшкой помрет. У меня и жена не худенькая. – Так ты женат? Не знал я ране. Давно ли? – Около двух лет. – На ком? – На Моди Свин. – Дочери поэта? – Нет-нет, ее матушка родом из Брумов. Мог бы ответить “на Аде Вин”, не окажись господин Виноземцев более проворным претендентом. Я, кажется, знавал кого-то из Брумов. Оставим эту тему: скучнейший, верно, союз – здоровенная, властная супружница и он, ставший еще скучнее, чем был. – В последний раз я тебя видел лет тринадцать назад – ты ехал на черном пони, нет, на черном “Силентиуме”. Боже мой! – Да, Боже мой, лучше не скажешь. Эти дивные, дивные муки в Ардисе! О, я абсолютно безумно любил твою кузину! – Ты про мисс Вин? Не знал я ране. Давно ли... – Да и она не знала. Я был ужасно... – Давно ли ты осел... – ...ужасно застенчив, потому что я же понимал, – куда мне тягаться с ее бесчисленными поклонниками. С бесчисленными? С двумя? С тремя? Возможно ли, что он ничего не слышал о главном? Все розовые изгороди знали про нас, все горничные во всех трех усадьбах. Благородная сдержанность тех, кто застилает наши постели. – Давно ли ты осел в Люте? Нет, Грег, это я заказал. Заплатишь за следующую бутылку. Так скажи же... – Вспомнишь, и этак странно становится! Порывы, грезы, реальность в степени x. Признаюсь, я готов был сложить голову на татарской плахе, если б взамен мне позволили поцеловать ее ножку. Ты был ей кузеном, почти братом, тебе этой одержимости не понять. Ах, эти пикники! И Перси де Прей,...
4. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 26кб.
Часть текста: ударением (на первом слоге), а бабушка М. Ф. Набокова говорила уже совсем по старинке: аглицки. Дегтярное лондонское мыло, черное как смоль в сухом виде, а в мокром - янтарное на свет, было скользким участником ежеутренних обливаний, для которых служили раскладные резиновые ванны-тоже из Англии. Дядька намыливал всего мальчика от ушей до пят при помощи особой оранжево-красной губки, а затем несколько раз обливал теплой водой из большого белого кувшина, вокруг которого обвивалась черная фаянсовая лоза. Этот мой резиновый tub я взял с собой в эмиграцию, и он, уже заплатанный, был мне сущим спасением в моих бесчисленных европейских пансионах; грязнее французской общей ванной нет на свете ничего, кроме немецкой. За брекфастом яркий паточный сироп, golden syrup, наматывался блестящими кольцами на ложку, а оттуда сползал змеей на деревенским маслом намазанный русский черный хлеб. Зубы мы чистили лондонской пастой, выходившей из тубочки плоскою лентой. Бесконечная череда удобных, добротных изделий да всякие ладные вещи для разных игр, да снедь текли к нам из Английского Магазина на Невском. Тут были и кексы, и нюхательные соли, и покерные карты, и какао, и в цветную полоску спортивные фланелевые пиджаки, и чудные скрипучие кожаные футболы, и белые как тальк, с девственным пушком, теннисные мячи в упаковке, достойной редкостных фруктов. Эдемский сад мне представлялся британской колонией. Я научился читать по-английски раньше, чем по-русски; некоторая неприятная для непетербургского слуха - да и для меня самого, когда слышу себя на пластинке - брезгливость произношения в разговорном русском языке сохранилась у меня и по сей день (помню при первой встрече, в 1945 что ли году, в Америке, биолог Добжанский наивно мне заметил: "А здорово, батенька, вы позабыли родную речь"). Первыми моими английскими друзьями были незамысловатые герои грамматики - коричневой книжки с синяком кляксы во всю обложку:...
5. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 47кб.
Часть текста: Поверх щита можно видеть то, что осталось от рыцаря: грубый шлем и несъедобный латный воротник, а с ними одну бравую руку, торчащую, еще сжимая короткий меч, из орнамента лиственного, лазурного с красным. ”За храбрость”, гласит девиз. По словам двоюродного брата отца моего, Владимира Викторовича Голубцова, любителя русских древностей, у которого я наводил в 1930 году справки, основателем нашего рода был Набок Мурза (floreat 1380), обрусевший в Московии татарский князек. Собственный мой двоюродный брат, Сергей Сергеевич Набоков, ученый генеалог, сообщает мне, что в пятнадцатом столетии наши предки владели землей в Московском княжестве. Он ссылается на документ (опубликованный Юшковым в “Актах XIII-XIV столетий”, Москва, 1899), касающийся деревенской свары, разразившейся в 1494 году, при Иване III, между помещиком Кулякиным и его соседями, Филатом, Евдокимом и Власом, сыновьями Луки Набокова. В последующие столетия Набоковы служили по чиновной части и в армии. Мой прапрадед, генерал Александр Иванович Набоков (1749­1807), командовал в царствование Павла I полком Новгородского гарнизона, называвшимся в официальных бумагах “Набоковским полком”. Младший из его сыновей, мой прадед, Николай Александрович Набоков, молодым флотским офицером участвовал в 1817 году, вместе с будущими адмиралами бароном фон Врангелем и графом Литке в руководимой капитаном (впоследствии вице-адмиралом) Василием Михайловичем Головниным картографической экспедиции на Новую Землю (немного-немало), где именем этого моего предка была названа “река Набокова”. Память о главе экспедиции сохранилась в изрядном числе...

© 2000- NIV