Cлово "АНГЛИЙСКИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: АНГЛИЙСКОГО, АНГЛИЙСКИХ, АНГЛИЙСКОМ, АНГЛИЙСКИ

1. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 25.
2. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 21.
3. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 18.
4. Память, говори (глава 13)
Входимость: 17.
5. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 16.
6. Другие берега. (глава 12)
Входимость: 13.
7. Память, говори
Входимость: 12.
8. Память, говори (глава 4)
Входимость: 11.
9. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 10.
10. Другие берега
Входимость: 10.
11. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 9.
12. Пнин. (глава 6)
Входимость: 8.
13. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Примечания)
Входимость: 8.
14. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 8.
15. Смотри на Арлекинов! (страница 4)
Входимость: 8.
16. Пнин. (глава 4)
Входимость: 7.
17. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
Входимость: 7.
18. Пнин. (глава 3)
Входимость: 7.
19. Пнин
Входимость: 7.
20. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 6.
21. Пнин. (глава 2)
Входимость: 6.
22. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 6.
23. Дар
Входимость: 6.
24. Память, говори (глава 2)
Входимость: 6.
25. Лолита
Входимость: 6.
26. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 13)
Входимость: 6.
27. Другие берега. (глава 9)
Входимость: 5.
28. Память, говори (глава 3)
Входимость: 5.
29. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 5.
30. Память, говори (глава 9)
Входимость: 5.
31. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 9)
Входимость: 5.
32. Другие берега. (глава 2)
Входимость: 5.
33. Дар. (страница 6)
Входимость: 4.
34. Память, говори (глава 10)
Входимость: 4.
35. Другие берега. (глава 13)
Входимость: 4.
36. Память, говори (глава 6)
Входимость: 4.
37. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 4.
38. Прозрачные вещи
Входимость: 4.
39. Пнин. (глава 7)
Входимость: 4.
40. Дар. (страница 5)
Входимость: 4.
41. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 24)
Входимость: 4.
42. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 4.
43. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 3)
Входимость: 4.
44. Смотри на Арлекинов! (страница 3)
Входимость: 4.
45. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 3)
Входимость: 4.
46. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 2)
Входимость: 4.
47. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 5)
Входимость: 4.
48. Смотри на Арлекинов!
Входимость: 4.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 2)
Входимость: 3.
50. Под знаком незаконнорожденных. страница 2
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 25. Размер: 62кб.
Часть текста: по берегам реки Вай. Следует также учесть и то, что, работая в Корнельском университете, Набоков проводил занятия в учебном корпусе, называвшемся Голдвин Смит Холл (Goldwin Smith Hall). об остроумном обмене слогов, заставляющем вспомнить двух мастеров героического куплета - героическими куплетами писал лишь Гольдсмит, Вордсворт их избегал. wodnaggen - помимо поверхностной этимологии этого слова (англ. woоd - "дерево", а форма naggen, напоминающая шведскую, имеет значение "обшитый" (ср. нем. n(hen - "шить"). Маленков - Георгий Максимилианович (1902-1988), председатель Совета Министров СССР с 1953 по 1955 гг. земной мальчик - картина П. Пикассо "Мальчик, ведущий коня" (1905-06). домицилий - от лат. domicilium: резиденция, жилище, местопребывание важной особы. день Св. Свитина - 15 июля. О. Спроулз обращает внимание на то, что когда король Генрих VIII в 1538 г. распорядился извлечь золото и драгоценности из могилы этого святого, то оказалось, что они фальшивые. Это обстоятельство обыгрывается позднее. См. примечания к стр. 433-435. Строка 49 пекан - дерево рода кария (или, что то же самое, гикори), семейства ореховых, дающее съедобные плоды. "Кубок Гебы" - название этого сборника отзывается последней строфой хрестоматийного стихотворения Ф. Тютчева "Весенняя гроза". гинкго - происходящее из Китая реликтовое дерево (Ginkgo biloba), которое широко разводят в качестве декоративного. Старинной бабочкой, неправою рукой / Распятой - Набоков писал своим французским переводчикам: "Двести лет назад собиратели расправляли бабочек так": - далее следовал рисунок бабочки с передними крыльями, оттянутыми под задние,...
2. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 21. Размер: 56кб.
Часть текста: прочих блестящих обрывков в каком-то учебнике французского языка: "Je m'en vais chercher le grand peut-кtre"2. Строка 503: IPH Хороший вкус и закон о диффамации не позволяют мне открыть настоящее название почтенного института высшей философии, в адрес которого наш поэт отпускает в этой Песни немало прихотливых острот. Его конечные инициалы, HP (High Philosophy{3}), снабдили студентов аббревиатурой "Hi-Phi", и Шейд тонко спародировал ее в своих комбинациях - IPH, или If{4}. Он расположен, и весьма живописно, в юго-западном штате, который должен здесь остаться неназванным. Полагаю необходимым заявить также, что совершенно не одобряю легкомыслия, с которым поэт наш третирует, в этой Песни, определенные аспекты духовных чаяний, осуществить которые способна только религия (смотри примечание к строке 549). Строка 549: IPH презирал богов (и "Г") Вот где истинный Гвоздь вопроса! И понимания этого, сдается мне, не хватало не только Институту (смотри строку 517), но и самому поэту. Для христианина никакая потусторонняя жизнь не является ни приемлемой, ни вообразимой без участия Господа в нашей вечной судьбе,...
3. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 18. Размер: 52кб.
Часть текста: не была никем отмечена, а между тем ею пропитано все, что он писал; она, как некий водяной знак, символизирует все его творчество. Я говорю о "потусторонности", как он сам ее назвал в своем последнем стихотворении "Влюбленность". Тема эта намечается уже в в таких ранних произведениях Набокова, как "Еще безмолвствую и крепну я в тиши...", просвечивает в "Как я люблю тебя" ("...и в вечное пройти украдкою насквозь"), в "Вечере на пустыре" ("...оттого что закрыто неплотно, и уже невозможно отнять..."), и во многих других его произведениях. Но ближе всего он к ней подошел в стихотворении "Слава", где он определил ее совершенно откровенно как тайну, которую носит в душе и выдать которую не должен и не может. Этой тайне он был причастен много лет, почти не сознавая ее, и это она давала ему его невозмутимую жизнерадостность и ясность даже при самых тяжелых переживаниях и делала его совершенно неуязвимым для всяких самых глупых или злостных нападок. "Эта тайна та-та, та-та-та-та, та-та, а точнее сказать я не вправе." Чтобы еще точнее понять, о чем идет речь, предлагаю читателю ознакомиться с описанием Федором Годуновым-Чердынцевым своего отца в романе "Дар" (стр. 130, второй абзац, и продолжение на стр. 131). Сам Набоков считал, что все его стихи распадаются на несколько разделов. В своем предисловии к сборнику Poems and Problems (Стихи и задачи) он писал: "То, что можно несколько выспренне назвать европейским периодом моего стихотворчества, как будто распадается на несколько отдельных фаз: первоначальная, банальные любовные стихи (в...
4. Память, говори (глава 13)
Входимость: 17. Размер: 43кб.
Часть текста: созревания в крымском саду. Мы покинули наш северный дом ради краткой, как мы полагали, передышки, благоразумной отсидки на южной окраине России; однако бешеное неистовство нового режима стихать никак не желало. Два проведенных в Греции весенних месяца я посвятил, снося неизменное негодование пастушьих псов, поискам оранжевой белянки Грюнера, желтянки Гельдриха, белянки Крюпера: поискам напрасным, ибо я попал не в ту часть страны. На палубе кьюнардовского лайнера “Паннония”, 18 мая 1919 года отплывшего от берегов Греции, направляясь (на двадцать один год раньше, чем требовалось, – что касается меня) в Нью-Йорк, но нас высадившего в Марселе, я учился плясать фокстрот. Франция прогремела мимо в угольно черной ночи. Бледный “канал” еще качался внутри нас, когда поезд Дувр-Лондон тихо затормозил и встал. Картинки с изображением серой груши, там и сям висевшие на угрюмых стенах вокзала “Виктория”, рекламировали мыло для ванн, которым меня в детстве намыливала английская гувернантка. Уже через неделю я лощил пол на благотворительном балу, щека к щеке с моей первой английской душечкой, ветренной, гибкой девушкой, старшей меня на пять лет. Отец и раньше бывал в Англии – в последний раз он приезжал туда в феврале 1916-го года, с пятью другими видными деятелями русской печати, по приглашению британского правительства, желавшего показать им свою военную деятельность (которая, как им намекнули, недостаточно оценивалась русским общественным мнением). По дороге туда поэт и романист Алексей Толстой (не родственник графа Льва Николаевича), вызванный отцом и Корнеем Чуковским на соревнование – требовалось придумать рифму к “Африка”, – сочинил, хоть его и томила морская болезнь, очаровательное двустишие: Вижу пальму и кафрика. Это – Африка. В Англии гостям показали флот. Обеды и речи следовали друг за дружкой...
5. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 16. Размер: 66кб.
Часть текста: сзади розоватые пятна там, где она прилегала к коже над и вокруг ошейка смешной одежки, которую он надевал под рубашку, как всякий порядочный американец. С какой мучительной ясностью я вижу, как перекатывается одно тучное плечо, как приподымается другое, вижу седую копну волос, складчатый затылок, красный в горошек платок, вяло свисающий из одного кармана, припухлость бумажника в другом, широкий бесформенный зад, травяное пятно на седалище старых защитного цвета штанов, истертые задники мокасин, слышу приятный рокоток, когда он оглядывается и, не останавливаясь, произносит что-нибудь вроде: "Вы смотрите там, ничего не рассыпьте, - не фантики все-таки" или (наморщась): "Придется опять писать Бобу Уэльсу [наш мэр] про эти чертовы ночные грузовики по вторникам". Мы уже добрались до гольдсвортовой части проулка и до мощеной плиточной дорожки, что ползла вдоль бокового газона к гравийному подъездному пути, поднимавшемуся от Далвичского тракта к парадной двери Гольдсвортов, как вдруг Шейд заметил: "А у вас гость". На крыльце боком к нам стоял приземистый, плотный, темно-волосатый мужчина в коричневом костюме, придерживая за глупую хватку мятый и тертый портфель и еще указуя скрюченным пальцем на только что отпущенную кнопку звонка. - Убью, - пробормотал я. Недавно какая-то девица в чепце всучила мне кипу религиозных брошюр, пообещав, что ее брат, которого я невесть почему вообразил себе хрупким и нервным юношей, заглянет, чтобы обсудить со мной Промысел Божий и разъяснить все, чего я не пойму из брошюр. Ничего себе, юноша! - Ну я же его убью, - шепотом повторил я, так несносна была мне мысль, что упоенье поэмой может отсрочиться. В бешенстве, поспешая избыть докучного гостя, я обогнул Шейда, шагавшего до того впереди меня, и возглавил шествие к двойному наслаждению столом и стилем. Видел ли я когда-либо Градуса? Дайте...

© 2000- NIV