Cлово "ОТЦОВСКИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОТЦОВСКОЙ, ОТЦОВСКОГО, ОТЦОВСКИЕ, ОТЦОВСКИХ

1. Прозрачные вещи
Входимость: 4. Размер: 35кб.
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 4. Размер: 60кб.
3. Дар. (страница 4)
Входимость: 4. Размер: 68кб.
4. Дар. (страница 8)
Входимость: 4. Размер: 95кб.
5. Память, говори (глава 3)
Входимость: 3. Размер: 47кб.
6. Другие берега. (глава 9)
Входимость: 2. Размер: 23кб.
7. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 2. Размер: 33кб.
8. Пнин. (глава 7)
Входимость: 2. Размер: 32кб.
9. Память, говори (глава 2)
Входимость: 2. Размер: 32кб.
10. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 2. Размер: 38кб.
11. Память, говори (глава 5)
Входимость: 2. Размер: 43кб.
12. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 2. Размер: 54кб.
13. Защита Лужина. (глава 3)
Входимость: 2. Размер: 22кб.
14. Память, говори (глава 8)
Входимость: 2. Размер: 36кб.
15. Незавершенный роман
Входимость: 1. Размер: 114кб.
16. Дар. (страница 6)
Входимость: 1. Размер: 67кб.
17. Лебеда
Входимость: 1. Размер: 14кб.
18. Лолита. (часть 2, главы 10-13)
Входимость: 1. Размер: 25кб.
19. Скитальцы (1-е действие)
Входимость: 1. Размер: 29кб.
20. Память, говори (глава 6)
Входимость: 1. Размер: 40кб.
21. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 41)
Входимость: 1. Размер: 20кб.
22. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 1. Размер: 23кб.
23. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 27)
Входимость: 1. Размер: 17кб.
24. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 21)
Входимость: 1. Размер: 17кб.
25. Память, говори
Входимость: 1. Размер: 38кб.
26. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 10)
Входимость: 1. Размер: 14кб.
27. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 29)
Входимость: 1. Размер: 6кб.
28. Другие берега. (глава 7)
Входимость: 1. Размер: 21кб.
29. Защита Лужина. (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 30кб.
30. Отчаяние. (глава 9)
Входимость: 1. Размер: 27кб.
31. Дар. (страница 9)
Входимость: 1. Размер: 72кб.
32. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 1. Размер: 62кб.
33. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
Входимость: 1. Размер: 25кб.
34. Другие берега
Входимость: 1. Размер: 26кб.
35. Дар. (страница 7)
Входимость: 1. Размер: 81кб.
36. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 24)
Входимость: 1. Размер: 19кб.
37. Сестры Вэйн
Входимость: 1. Размер: 33кб.
38. Память, говори (глава 9)
Входимость: 1. Размер: 38кб.
39. Торжество добродетели (эссе)
Входимость: 1. Размер: 13кб.
40. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 1. Размер: 37кб.
41. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 36кб.
42. Память, говори (глава 7)
Входимость: 1. Размер: 20кб.
43. Кирпичи
Входимость: 1. Размер: 2кб.
44. Подлинная жизнь Себастьяна Найта
Входимость: 1. Размер: 17кб.
45. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 1. Размер: 26кб.
46. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 15кб.
47. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 2)
Входимость: 1. Размер: 16кб.
48. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 4)
Входимость: 1. Размер: 12кб.
49. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 66кб.
50. Другие берега. (глава 2)
Входимость: 1. Размер: 30кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Прозрачные вещи
Входимость: 4. Размер: 35кб.
Часть текста: нечто, различимое разумом посильней моего, прошлое не было бы столь соблазнительным: его притязания уравновешивались бы притязаниями будущего. Тогда бы любой персонаж мог уверенно утвердиться в середине качающейся доски и разглядывать тот или этот предмет. Пожалуй, было бы весело. Но будущее лишено подобной реальности (какой обладает изобра-жаемое прошлое или отображаемое настоящее); будущее - это всего лишь фигура речи, призрак мышления. Привет, персонаж! Что такое? Не надо меня оттаскивать. Не собираюсь я к нему приставать. Ну ладно, ладно. Привет, персонаж... (в по-следний раз, шепотком). Когда мы сосредотачиваем внимание на материальном объекте, как бы оный ни располагался, самый акт сосредоточения способен помимо нашей воли окунуть нас в его историю. Новичкам следует научиться скользить над материей, если они желают, чтобы материя оставалась во всякое время точно такой, какой была. Прозрачные вещи, сквозь которые светится прошлое! Особенно трудно удерживать в фокусе поверхность вещей - рукодельных или природных, - по сути своей недвижных, но изрядно помыканных ветреной жизнью (вам приходит на ум, и правильно делает, камень на косогоре, над которым за неисчислимые годы, промахнуло многое множество разных зверюшек): новички, весело напевая, проваливаются сквозь поверхность и глядишь, уже с детской отрешенностью смакуют кто историю этого камня, а кто вон той вересковой пустоши. Поясняю. Тонкий защитный слой промежуточной реально-сти раскинут поверх искусственной и естественной материи, и если вам угодно остаться в настоящем, при настоящем, на настоящем, - то уж постарайтесь не прорывать этой напряженной плевы. Иначе неопытный чародей может вдруг обнаружить, что он...
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 4. Размер: 60кб.
Часть текста: дядя Дан увез Люсетту в Калугу, где девочке предстояло провести пять дней с Белле и Фрэнш. В городе выступали Лясканский балет и немецкий цирк, да и какой же ребенок согласится пропустить соревнования школьниц по травяному хоккею и плаванию? – соревнования, которые в это время года набожно посещал старый Дан, сам ребенок в душе; сверх того, Люсетте предстояло пройти в Тарусской клинике “обследование”, имевшее целью выяснить, отчего у нее эдак скачут вес и температура, при том, что ест она до отвала и чувствует себя лучше некуда. Дядя Дан собирался вернуться с нею домой в пятницу вечером, ожидалось также, что он привезет из Калуги в Ардис поверенного, для встречи с которым сюда приезжал и Демон, гость чрезвычайно редкий. Дело, которое они хотели обсудить, состояло в продаже кое-какой “синюшной” (покрытой торфяными болотами) земли, – двоюродные братья владели ею совместно и оба желали сбыть ее с рук, хотя и по разным причинам. Как это обыкновенно случалось с наиболее кропотливо продуманными ...
3. Дар. (страница 4)
Входимость: 4. Размер: 68кб.
Часть текста: у каждого из видов этого рода, то лодочкой, то улиткой, то - как у редчайшего темно-пепельного orpheus Godunov - на подобие маленькой лиры. И как frontispiece к моему теперешнему труду мне почему-то хотелось бы выставить именно эту бабочку, - ах, как он говорил о ней, как вынимал из шести плотных треугольных конвертов шесть привезенных экземпляров, приближал к брюшку единственной самочки лупу, вставленную в глаз, - и как набожно его препаратор размачивал сухие, лоснистые, тесно сложенные крылья, чтобы потом гладко пронзить булавкой грудку бабочки, воткнуть ее в пробковую щель и широкими полосками полупрозрачной бумаги плоско закрепить на дощечках как-то откровенно-беззащитно-изящно распахнутую красоту, да подложить под брюшко ватку, да выправить черные сяжки, - чтобы она так высохла навеки. Навеки? В берлинском музее многочисленные бабочки отцовского улова так же свежи сегодня, как были в восьмидесятых, девяностых годах. Бабочки из собрания Линнея хранятся в Лондоне с восемнадцатого века. В пражском музее есть тот самый экземпляр популярной бабочки-атлас, которым любовалась Екатерина Великая. Отчего же мне стало так грустно? Его поимки, наблюдения, звук голоса в ученых словах, всг это, думается мне, я сберегу. Но это так еще мало. Мне хотелось бы с такой же относительной вечностью удержать то, что быть может я всего более любил в нем: его живую мужественность, непреклонность и независимость его, холод и жар его личности, власть над всем, за что он ни брался. Точно играючи, точно желая мимоходом запечатлеть свою силу на всем, он, там и сям выбирая предмет из области вне энтомологии, оставил след почти во всех отраслях естествоведения: есть только одно растение,...
4. Дар. (страница 8)
Входимость: 4. Размер: 95кб.
Часть текста: и мучили их, хохоча (так хохочут русалки на речках, протекающих невдалеке от скитов и прочих мест спасения) дочки доктора Васильева. Вкусы его были вполне добротны. Его эпатировал Гюго. Ему импонировал Суинберн (что совсем не странно, если вдуматься). В списке книг, прочитанных им в крепости, фамилия Флобера написана по-французски через "о", и действительно, он его ставил ниже Захер-Мазоха и Шпильгагена. Он любил Беранже, как его любили средние французы. "Помилуйте, - восклицает Стеклов, - вы говорите, что этот человек был не поэтичен? Да знаете ли вы, что он со слезами восторга декламировал Беранже и Рылеева!" Его вкусы только окаменели в Сибири, - и по странной деликатности исторической судьбы, Россия за двадцать лет его изгнания не произвела (до Чехова) ни одного настоящего писателя, начала которого он не видел воочию в деятельный период жизни. Из разговоров с ним в Астрахани выясняется: "да-с, графский-то титул и сделал из Толстого великого-писателя-земли-русской": когда же к нему приставали, кто же лучший современный беллетрист, то он называл Максима Белинского. Юношей он записал в дневнике: "Политическая литература - высшая литература". Впоследствии пространно рассуждая о Белинском (Виссарионе, конечно), о котором распространяться, собственно, не полагалось, он ему следовал, говоря, что "Литература не может не быть служительницей того или иного направления идей", и что писатели "неспособные искренне одушевляться участием к тому, что совершается силою исторического движения вокруг...
5. Память, говори (глава 3)
Входимость: 3. Размер: 47кб.
Часть текста: схожий с шахматной доской из чередующихся лазурных и красных квадратов, с крестом серебряным, трилистниковым, в каждом. Поверх щита можно видеть то, что осталось от рыцаря: грубый шлем и несъедобный латный воротник, а с ними одну бравую руку, торчащую, еще сжимая короткий меч, из орнамента лиственного, лазурного с красным. ”За храбрость”, гласит девиз. По словам двоюродного брата отца моего, Владимира Викторовича Голубцова, любителя русских древностей, у которого я наводил в 1930 году справки, основателем нашего рода был Набок Мурза (floreat 1380), обрусевший в Московии татарский князек. Собственный мой двоюродный брат, Сергей Сергеевич Набоков, ученый генеалог, сообщает мне, что в пятнадцатом столетии наши предки владели землей в Московском княжестве. Он ссылается на документ (опубликованный Юшковым в “Актах XIII-XIV столетий”, Москва, 1899), касающийся деревенской свары, разразившейся в 1494 году, при Иване III, между помещиком Кулякиным и его соседями, Филатом, Евдокимом и Власом, сыновьями Луки Набокова. В последующие столетия Набоковы служили по чиновной части и в армии. Мой прапрадед, генерал Александр Иванович Набоков (1749­1807), командовал в царствование Павла I полком Новгородского гарнизона, называвшимся в официальных бумагах “Набоковским полком”. Младший из его сыновей, мой прадед, Николай Александрович Набоков, молодым флотским офицером участвовал в 1817 году, вместе с будущими адмиралами бароном фон Врангелем и графом Литке в руководимой капитаном (впоследствии вице-адмиралом) Василием Михайловичем Головниным картографической экспедиции на Новую Землю (немного-немало), где именем этого моего предка была названа “река Набокова”. Память о главе экспедиции сохранилась в изрядном числе географических названий, одно из них – залив Головнина на полуострове Сьюард в западной Аляске, бабочка ...

© 2000- NIV