Cлово "ЖЕСТКИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖЕСТКИЕ, ЖЕСТКИМ, ЖЕСТКИМИ, ЖЕСТКОЙ, ЖЕСТКОМУ

1. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 3.
2. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 2.
3. Под знаком незаконнорожденных. страница 8
Входимость: 2.
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 13)
Входимость: 1.
5. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 1.
6. Обида
Входимость: 1.
7. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1.
8. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 1.
9. Помощник режиссера
Входимость: 1.
10. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 1.
11. Альфред де Мюссе. Майская ночь
Входимость: 1.
12. Путеводитель по Берлину
Входимость: 1.
13. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 1.
14. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 1.
15. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 20)
Входимость: 1.
16. Лолита. (часть 2, главы 23-25)
Входимость: 1.
17. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 1.
18. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 1.
19. Подвиг. (страница 4)
Входимость: 1.
20. Дар. (страница 8)
Входимость: 1.
21. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 5)
Входимость: 1.
22. Река
Входимость: 1.
23. Отчаяние. (глава 3)
Входимость: 1.
24. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 1.
25. Подлец
Входимость: 1.
26. Память, говори (глава 6)
Входимость: 1.
27. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 1.
28. Пнин. (глава 4)
Входимость: 1.
29. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
Входимость: 1.
30. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
Входимость: 1.
31. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 1.
32. Под знаком незаконнорожденных. страница 12
Входимость: 1.
33. Сцены из жизни двойного чудища
Входимость: 1.
34. Отчаяние. (глава 4)
Входимость: 1.
35. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 18)
Входимость: 1.
36. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 1.
37. Приглашение на казнь. (страница 5)
Входимость: 1.
38. Сестры Вэйн
Входимость: 1.
39. Петр в Голландии
Входимость: 1.
40. Лолита. (часть 1, главы 18-20)
Входимость: 1.
41. Памяти Л.И.Шигаева
Входимость: 1.
42. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 1.
43. Подруга боксера
Входимость: 1.
44. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 32)
Входимость: 1.
45. Защита Лужина. (глава 10)
Входимость: 1.
46. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 4)
Входимость: 1.
47. Под знаком незаконнорожденных. страница 5
Входимость: 1.
48. * * * ("Я был в стране Воспоминанья")
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 3. Размер: 35кб.
Часть текста: дождями, столь сдобной казалась она. Фасады домов по одной стороне улицы купались в янтарном свете, который подчеркивал каждую, ну просто каждую их деталь; на некоторых красовались мозаичные панно; главный банк города, например, радовал глаз серафимами среди юккоподобных растений. По свежей синей краске бульварных скамеек детские пальчики выводили слова: "Слава Падуку", - верное средство насытиться властью над липучей материей без того, чтобы уши тебе открутил полицейский, коего натужная улыбка обнаруживала испытываемое им затруднение. Воздушный рубиновый шарик висел в безоблачном небе. В открытых кафе братались чумазые трубочисты и мучнистые пекари, там потопляли они в гренадине и сидре старинную рознь. Посредине панели лежали резиновая мужская калоша и запачканная кровью манжета, и прохожие обходили их стороной, не замедляя, однако, шага и не взглядывая на эти вещицы, да и вовсе ничем не показывая, что заметили их, разве соступят с бордюра в грязь и опять взойдут на панель. Пуля вызвездила окно дешевой лавки...
2. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 2. Размер: 56кб.
Часть текста: сказал: "Придите вечером, Чарли". Я огляделся с трепетом и изумлением: я был совершенно один. Я позвонил немедля. Шейдов нет, сообщила нахальная служаночка, несносная вертихвостка, стряпавшая у них по воскресениям и несомненно мечтавшая, что в какой-нибудь вдовый денек старый поэт притиснет ее к груди. Я перезвонил через два часа, попал, как всегда, на Сибил, настоял на разговоре с другом (моих "весточек" ему никогда не передавали), залучил его к аппарату и как можно спокойней спросил, что он делал около полудня, когда я услышал его у себя в саду поющим, точно огромная птица. Он толком не помнил, попросил обождать минуту, да, он с Полем (кто таков, не знаю) играл в гольф или по крайности смотрел, как Поль играет с еще одним коллегой. Я закричал, что вечером должен видеть его, и сразу же беспричинно разрыдался, затопив аппарат и задохнувшись, - такого припадка со мной не случалось с 30 марта, когда мой Боб покинул меня. После суматошных переговоров между Шейдами Джон сказал: "Чарльз, послушайте. Давайте мы с вами вечером прогуляемся от души. Встретимся в восемь". Это во второй раз мы с ним прогуливались от души, считая с 6 июля (тот, неинтересный, разговор о природе), третья прогулка пришлась на 21 июля и оказалась на редкость короткой. О чем бишь я? Да, мы с Джоном снова ныне, как в те дни, бродили по рощам Аркадии, под лососевыми небесами. - Ну, Джон, - весело говорил я, - о чем это вы писали в прошлую ночь? Окно у вас в кабинете просто пламенело. - О горах, - отвечал он. Хребет Бера, нагроможденье прожилистых скал и косматых елей, вырос передо мной во всей его мощи и красе. От чудной вести сильнее забилось сердце, и я...
3. Под знаком незаконнорожденных. страница 8
Входимость: 2. Размер: 28кб.
Часть текста: сил, но он уклонялся и от посещения этих сборищ, и от приема разного рода делегаций и специальных гонцов, которых продолжали слать к нему Азуреус с Александером. Он рассудил, что когда Совет Старейшин израсходует все средства совращения, его оставят в покое, поскольку правительство, не осмеливаясь его арестовать и не желая даровать ему роскошь изгнания, будет все же с упрямством отчаяния верить, что он рано или поздно, может быть, и смягчится. Однообразный окрас, приобретаемый будущим, вполне оказался под масть серому миру его вдовства, и если бы не друзья, о которых следовало заботиться, и не сын, льнущий к сердцу его и к щеке, он мог бы посвятить эти сумерки какому-нибудь неспешному исследованию: ему, например, всегда хотелось побольше узнать об Ориньякской эпохе и о тех портретах необычайных существ (возможно, то были неандертальские полулюди - прямые прародители Падука и подобных ему, - которых ориньяки использовали в качестве рабов), обнаруженных испанским вельможей и его малышкой дочерью в расписных пещерах Альтамиры. Или он мог бы заняться одной неясной проблемой викторианской телепатии (о случаях которой сообщали священники, нервные дамы и отставные полковники, хлебнувшие службы в Индии), скажем, замечательным сном миссис Стори касательно гибели ее брата. Последуем, в свой черед, и мы за этим братом, который в очень темную ночь шел вдоль железнодорожного полотна; прошествовав шестнадцать миль, он почувствовал небольшую усталость (и кто бы ее не почувствовал?) и присел, чтобы стянуть сапоги, да задремал под стрекот сверчков, а там застучал и поезд. Семьдесят шесть овечьих вагонов (в странной пародии на...
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 13)
Входимость: 1. Размер: 23кб.
Часть текста: многомудрый Ван. Ее пометка.) Она вступила в юбку – голая, с влажными, “еловыми” после оттирания особой махроткой ногами (в пору правления мадемуазель Ларивьер утренние ванны оставались еще неизвестными) – и натянула ее, бойко взбрыкнув бедрами, что повлекло за собой привычный выговор со стороны гувернантки: mais ne te trйmousse pas comme зa quand tu mets ta jupe! Une petite fille de bonne maison, etc. Per contra, на отсутствие штанишек Ида Ларивьер, полногрудая женщина большой, но отталкивающей красоты (одетая к этому времени только в корсет и чулки на подвязках), никакого внимания не обратила, ибо и сама обладала склонностью делать тайные уступки летнему зною; впрочем, в случае нежной Ады подобное обыкновение приводило к предосудительным последствиям. Девочка норовила умерить сыпь, покрывавшую мягкие своды, – вместе с попутными ей ощущеньями зуда и липкости, в целом не столь уж и неприятными, – усаживаясь верхом на прохладный сук шаттэльской яблони и крепко стискивая его ногами – к великому, как нам еще предстоит увидеть, неудовольствию Вана. Помимо “лолиты” Ада надела безрукавку-джерси в белую с черным полоску, мягкую шляпу (висевшую за плечами на облегавшей шею резинке), повязала бархатной лентой волосы и влезла в пару старых сандалий. Ни чистоплотность, ни изысканность вкуса, как что ни день обнаруживал Ван, домашнего обихода Ардиса не осеняли. Как только выяснилось, что все готовы в дорогу, Ада ухнула с дерева, будто удод. Спеши, спеши, моя птичка, мой ангел. Кучер-англичанин Бен Райт до сей поры был еще трезв, как стеклышко (употребив за завтраком всего только пинту пива). Бланш, по меньшей мере однажды...
5. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 1. Размер: 34кб.
Часть текста: но все же не подразумевали полной вседозволенности, как о том полагали в Ардисе. Собираясь на большой пикник по случаю дня своего рождения, шестнадцатилетняя Ада облачилась в простенькую полотняную блузку, кукурузно-желтые брючки и обшарпанные мокасины. Ван попросил ее распустить волосы; Ада воспротивилась, сказав, что они слишком длинны, чтобы не стать на приволье помехой, но в конце концов нашла промежуточное решение, подвязав их посередке мятой ленточкой из черного шелка. Единственными Вановыми уступками условностям летнего вкуса были голубая рубашка “поло”, серой фланели штаны до колен и спортивные туфли на толстой подошве. Пока среди солнечных брызг традиционного сосняка шли приготовления к бесхитростному сельскому празднику, неугомонная девчушка улизнула со своим возлюбленным в поросший папоротником овражек, где меж высоких кустов ожины скакал с уступа на уступ ручеек, – тут они отдали несколько минут радостям ненасытной страсти. День стоял жаркий, безветренный. И в самой малой из сосен ютилась своя цикада. Она сказала: – Выражаясь на манер девицы из старого романа, мнится мне, будто уже давным-давно, long ago, играла я здесь в слова с Грейс и двумя другими прелестными девочками. “Insect, incest, nicest”. Выражаясь на манер безумной ботанички, она сказала, что замечательнейшее слово в английском языке это “husked”, потому что им означаются полностью противоположные вещи – покрытое кожицей и облупленное, шелуха крепка, но легко лущится, я к тому, что они же легко снимаются, зачем было рвать поясок, животное? “Прилежно залущенное животное”, – нежно откликнулся Ван. Быстролетящему времени удавалось только усилить его нежность к созданию, которое он стискивал в этот миг, к обожаемому созданию, чьи движения обрели новую гибкость, ляжки – новое сходство с лирой, чью ленточку в волосах он развязал. Они полуприсели-полупригнулись на одном из...

© 2000- NIV