Cлово "МНОГОЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МНОГИЕ, МНОГИХ, МНОГО, МНОГОГО

1. Дар. (страница 8)
Входимость: 14. Размер: 95кб.
2. Дар. (страница 7)
Входимость: 10. Размер: 81кб.
3. Соглядатай
Входимость: 10. Размер: 110кб.
4. Дар. (страница 2)
Входимость: 9. Размер: 83кб.
5. Подвиг. (страница 8)
Входимость: 8. Размер: 34кб.
6. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 8. Размер: 45кб.
7. Истребление тиранов
Входимость: 8. Размер: 49кб.
8. Дар. (страница 9)
Входимость: 8. Размер: 72кб.
9. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 8. Размер: 66кб.
10. Дар. (страница 3)
Входимость: 8. Размер: 72кб.
11. Память, говори (глава 3)
Входимость: 7. Размер: 47кб.
12. Прозрачные вещи
Входимость: 7. Размер: 35кб.
13. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 7. Размер: 52кб.
14. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 7. Размер: 36кб.
15. Защита Лужина. (глава 12)
Входимость: 7. Размер: 24кб.
16. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 7. Размер: 38кб.
17. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 7. Размер: 54кб.
18. Камера Обскура
Входимость: 7. Размер: 62кб.
19. Подвиг. (страница 3)
Входимость: 7. Размер: 36кб.
20. Приглашение на казнь
Входимость: 7. Размер: 46кб.
21. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 7. Размер: 66кб.
22. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 6. Размер: 43кб.
23. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 6. Размер: 33кб.
24. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 6. Размер: 61кб.
25. Помощник режиссера
Входимость: 6. Размер: 35кб.
26. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 6. Размер: 39кб.
27. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 6. Размер: 45кб.
28. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 4)
Входимость: 6. Размер: 17кб.
29. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 6. Размер: 45кб.
30. Лолита. (часть 2, главы 29-30)
Входимость: 6. Размер: 32кб.
31. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 6. Размер: 56кб.
32. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 6. Размер: 60кб.
33. Память, говори (глава 14)
Входимость: 6. Размер: 36кб.
34. Дар. (страница 10)
Входимость: 6. Размер: 65кб.
35. Лик
Входимость: 6. Размер: 45кб.
36. Лолита. (часть 2, главы 10-13)
Входимость: 5. Размер: 25кб.
37. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 5. Размер: 61кб.
38. Ужас
Входимость: 5. Размер: 14кб.
39. Другие берега. (глава 13)
Входимость: 5. Размер: 25кб.
40. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 5. Размер: 28кб.
41. Память, говори (глава 6)
Входимость: 5. Размер: 40кб.
42. Машенька. (страница 2)
Входимость: 5. Размер: 36кб.
43. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 5. Размер: 40кб.
44. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 3)
Входимость: 5. Размер: 27кб.
45. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 5. Размер: 62кб.
46. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 5. Размер: 43кб.
47. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 5. Размер: 56кб.
48. Бритва
Входимость: 5. Размер: 8кб.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 3)
Входимость: 5. Размер: 26кб.
50. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 5. Размер: 44кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар. (страница 8)
Входимость: 14. Размер: 95кб.
Часть текста: от скитов и прочих мест спасения) дочки доктора Васильева. Вкусы его были вполне добротны. Его эпатировал Гюго. Ему импонировал Суинберн (что совсем не странно, если вдуматься). В списке книг, прочитанных им в крепости, фамилия Флобера написана по-французски через "о", и действительно, он его ставил ниже Захер-Мазоха и Шпильгагена. Он любил Беранже, как его любили средние французы. "Помилуйте, - восклицает Стеклов, - вы говорите, что этот человек был не поэтичен? Да знаете ли вы, что он со слезами восторга декламировал Беранже и Рылеева!" Его вкусы только окаменели в Сибири, - и по странной деликатности исторической судьбы, Россия за двадцать лет его изгнания не произвела (до Чехова) ни одного настоящего писателя, начала которого он не видел воочию в деятельный период жизни. Из разговоров с ним в Астрахани выясняется: "да-с, графский-то титул и сделал из Толстого великого-писателя-земли-русской": когда же к нему приставали, кто же лучший современный беллетрист, то он называл Максима Белинского. Юношей он записал в дневнике: "Политическая литература - высшая литература". Впоследствии пространно рассуждая о Белинском (Виссарионе, конечно), о котором распространяться, собственно, не полагалось, он ему следовал, говоря, что "Литература не может не быть служительницей того или иного направления идей", и что писатели "неспособные искренне одушевляться участием к тому, что совершается силою исторического...
2. Дар. (страница 7)
Входимость: 10. Размер: 81кб.
Часть текста: Златорунные не без удивления вспоминали потом (в тиши своих дальних и бедных приходов) его стыдливую красоту: херувим, увы, оказался наклееным на крепкий пряник; не всем пришедшийся по зубам. Поздоровавшись с нами, Николя вновь надевает шляпу - серенький пуховой цилиндр - и тихо отходит, очень миленький в своем домашне-сшитом сюртучке и нанковых брючках, - между тем как его отец, добрейший протоиерей, нечуждый садовничеству, занимает нас обсуждением саратовских вишень, слив, глив. Летучая знойная пыль застилает картину. Как неизменно отмечается в начале всех решительно писательских биографий, мальчик был пожирателем книг. Но отлично учился. "Государю твоему повинуйся, чти его и будь послушным законам", тщательно воспроизводил он первую пропись, и помятая подушечка указательного пальца так навсегда и осталась темною от чернил. Вот тридцатые годы кончились, пошли сороковые. В шестнадцать лет он довольно знал языки, чтобы читать Байрона, Сю и Ггте (до конца дней стесняясь варварского произношения); уже владел семинарской латынью,...
3. Соглядатай
Входимость: 10. Размер: 110кб.
Часть текста: стеснение. Они вели счет моим папиросам, и это их ровное любопытство так на меня действовало, что я странно, на отлете, держал папиросу, словно впервые курил, и все ронял пепел к себе на колени, и тогда их ясный взгляд внимательно переходил с моей дрожащей руки на бледно-серую, уже размазанную по ворсу пыльцу. Матильда бывала в гостях у их родителей и постоянно оставалась ужинать. Как-то раз шумел проливной дождь, ей дали зонтик, и она сказала: "Вот и отлично, большое спасибо, молодой человек меня проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный монолог. Муж, спустя месяц, отбыл, и в первую же ночь, что я снова провожал Матильду, она предложила мне подняться к ней наверх, чтобы взять книжку, которую давно увещевала меня прочесть, - что-то по-французски о какой-то русской девице Ариадне (*1). Шел, как обычно, дождь, вокруг фонарей дрожали ореолы,...
4. Дар. (страница 2)
Входимость: 9. Размер: 83кб.
Часть текста: понравилось о детских болезнях, да, - сказала Александра Яковлевна, кивнув самой себе, - это хорошо: рождественская скарлатина и пасхальный дифтерит". "Почему не наоборот?" - полюбопытствовала Тамара. Господи, как он любил стихи! Стеклянный шкапчик в спальне был полон его книг: Гумилев и Эредиа, Блок и Рильке, - и сколько он знал наизусть! А тетради... Нужно будет когда-нибудь решиться и всг просмотреть. Она это может, а я не могу. Как это странно случается, что со дня на день откладываешь. Разве, казалось бы, не наслаждение, - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни он, ни тень книг никак не могли служить темой для призрака. Разговор тем временем перешел на какого-то советского деятеля, потерявшего после смерти Ленина власть. "Ну, в те годы, когда я видал его, он был в зените славы и добра", - говорил Васильев, профессионально перевирая цитату. Молодой человек, похожий на Федора Константиновича (к которому именно поэтому так привязались Чернышевские), теперь очутился у двери, где, прежде чем выйти, остановился в полоборота к отцу, - и, несмотря на свой чисто умозрительный состав, ах, как он был сейчас плотнее всех сидящих в комнате! Сквозь Васильева и бледную барышню просвечивал диван, инженер Керн был представлен одним лишь блеском пенснэ, Любовь Марковна - тоже, сам Федор Константинович держался лишь благодаря смутному совпадению с покойным, - но Яша был совершенно настоящий и живой и только...
5. Подвиг. (страница 8)
Входимость: 8. Размер: 34кб.
Часть текста: изсиня черными волосами, улыбавшейся очень осторожно, такъ какъ переднiе зубы (всегда запачканные карминомъ) черезчуръ выдавались, и она спeшила натянуть на нихъ верхнюю губу. Такихъ очаровательныхъ рукъ, какъ у нея, Мартынъ никогда не видалъ: маленькихъ, мягкихъ, въ жаркихъ перстняхъ. Но, хотя ее всe считали привлекательной и восхищались ея плавными тeлодвиженiями, звучнымъ, ласковымъ голосомъ, Мартынъ остался холоденъ, и ему было непрiятно, что она, чего добраго, старается ему нравиться. Боялся онъ, впрочемъ, зря. Валентина Львовна была къ нему такъ же равнодушна, какъ къ высокому, носатому англичанину съ сeдой щетиной на узкой головe и съ пестрымъ шарфомъ вокругъ шеи, который каталъ ее на салазкахъ. "Мужъ вернется только въ iюлe", - сказала она и принялась {172} разспрашивать про Зилановыхъ. ..."Да-да, я слышала, - несчастная мать, -" (Мартынъ упомянулъ объ Иринe). - "Вы вeдь знаете, съ чего это началось?" Мартынъ зналъ: четырнадцатилeтняя Ирина, тогда тихая, полная дeвочка, склонная къ меланхолiи, оказалась съ матерью въ теплушкe, среди всякаго сброда. Онe eхали безконечно, - и двое...

© 2000- NIV