Cлово "НЕХОРОШИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НЕХОРОШО, НЕХОРОШЕЕ, НЕХОРОШИЕ, НЕХОРОШАЯ

1. Камера Обскура
Входимость: 3.
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 11)
Входимость: 3.
3. Защита Лужина. (глава 4)
Входимость: 3.
4. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 2.
5. Машенька. (страница 5)
Входимость: 2.
6. Король, дама, валет
Входимость: 2.
7. Подвиг. (страница 4)
Входимость: 2.
8. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 2.
9. Машенька. (страница 4)
Входимость: 2.
10. Лик
Входимость: 2.
11. Подлец
Входимость: 2.
12. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 2.
13. Камера Обскура. (страница 3)
Входимость: 2.
14. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 1.
15. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 13)
Входимость: 1.
16. Ужас
Входимость: 1.
17. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 1.
18. Дар. (страница 2)
Входимость: 1.
19. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 1.
20. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 1.
21. Путеводитель по Берлину
Входимость: 1.
22. Пнин. (глава 2)
Входимость: 1.
23. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 1.
24. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 4)
Входимость: 1.
25. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 1.
26. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 1.
27. Посещение музея
Входимость: 1.
28. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
Входимость: 1.
29. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 1.
30. Дар. (страница 3)
Входимость: 1.
31. Защита Лужина. (глава 3)
Входимость: 1.
32. Подвиг. (страница 3)
Входимость: 1.
33. Случаи из жизни
Входимость: 1.
34. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 1.
35. Пнин. (глава 4)
Входимость: 1.
36. Картофельный эльф
Входимость: 1.
37. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 1.
38. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 33)
Входимость: 1.
39. Оповещение
Входимость: 1.
40. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 3)
Входимость: 1.
41. Отчаяние
Входимость: 1.
42. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 1.
43. Отчаяние. (глава 6)
Входимость: 1.
44. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 1.
45. Король, дама, валет. (глава 12)
Входимость: 1.
46. Защита Лужина. (глава 10)
Входимость: 1.
47. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 1.
48. Подвиг. (страница 10)
Входимость: 1.
49. Отчаяние. (глава 8)
Входимость: 1.
50. Лолита. (часть 1, главы 30-32)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Камера Обскура
Входимость: 3. Размер: 62кб.
Часть текста: - распинает живьем и кромсает куда больше особей, чем в действительности ей необходимо. "Знаете что, - сказал он Горну, - вот вы так славно рисуете всякие занятные штучки для журналов; возьмите-ка и пустите, так сказать, на волны моды какого-нибудь многострадального маленького зверя, например, морскую свинку. Придумайте к этим картинкам шуточные надписи, где бы этак вскользь, легко упоминалось о трагической связи между свинкой и лабораторией. Удалось бы, я думаю, не только создать очень своеобразный и забавный тип, но и окружить свинку некоторым ореолом модной ласки, что и обратило бы общее внимание на несчастную долю этой, в сущности, милейшей твари". "Не знаю, - ответил Горн, - они мне напоминают крыс. Бог с ними. Пускай пищат под скальпелем". Но как-то раз, спустя месяц после этой беседы, Горн в поисках темы для серии картинок, которую просило у него издательство иллюстрированного журнала, вспомнил совет чувствительного физиолога - и в тот же вечер легко и быстро родилась первая морская свинка Чипи. Публику сразу привлекло, мало что привлекло - очаровало, хитренькое выражение этих блестящих бисерных глаз, круглота форм,...
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 11)
Входимость: 3. Размер: 5кб.
Часть текста: (Часть 1, глава 11) Часть первая 11 Через несколько дней после появления Вана дядя Дан утренним поездом приехал из города, чтобы провести с семейством привычный уикэнд. Ван столкнулся с дядей, когда тот пересекал парадные сени. Дворецкий обаятельными (как подумалось Вану) знаками осведомил барина, кто таков этот рослый мальчик: поместил ладонь в трех футах над полом и, производя как бы зарубки, поднимал ее все выше и выше – высотный код, в смысл которого только наш шестифутовый юноша и проник. Ван увидел, как рыжий приземистый господин оторопело уставился на старого Бутеллена, который поспешил прошептать имя мальчика. Мистер Дэниел Вин имел престранное обыкновение, подходя к гостю, окунать пальцы уже распрямленной правой ладони в карман сюртука и оставлять их там как бы совершающими некий обряд очищения, до последнего перед рукопожатием мига. Он уведомил Вана, что с минуты на минуту польет дождь, “потому что в Ладоре уже моросит”, а дождь, сказал он, “идет до Ардиса около получаса”. Ван, решивший, что дядя Дан сказал каламбур, вежливо усмехнулся, но дядя вновь приобрел озадаченный вид и, глядя на Вана блеклыми рыбьими глазками, спросил, освоился ли он уже с окрестностями, много ли знает иностранных языков и не желает ли потратить несколько копеек на лотерейный билет Красного Креста. – Нет, спасибо, – сказал Ван, – мне и своих лотерей хватает, – и дядин взгляд, обращенный, впрочем, куда-то вбок, снова застыл. Чай накрыли в гостиной, все казались примолкшими, подавленными, и в конце концов дядя Дан, вытягивая из внутреннего кармана сложенную газету, удалился к себе в кабинет, и едва он вышел из комнаты, как окно само собой распахнулось и проливной...
3. Защита Лужина. (глава 4)
Входимость: 3. Размер: 30кб.
Часть текста: журнала. Лужин быстро перелистывал их, добираясь до той страницы, где, между стихотворением Коринфского, увенчанным арфообразной виньеткой, и отделом смеси со сведениями о передвигающихся болотах, американских чудаках и длине человеческих кишок, была гравирована шахматная доска. Никакие картины не могли удержать руку Лужина, листавшую том,- ни знаменитый Ниагарский водопад, ни голодающие индусские дети, толстопузые скелетики, ни покушение на испанского короля. Жизнь с поспешным шелестом проходила мимо, и вдруг остановка,- заветный квадрат, этюды, дебюты, партии. В начале летних каникул очень недоставало тети и старика с цветами,- особенно этого душистого старика, пахнувшего то фиалкой, то ландышем, в зависимости от тех цветов, которые он приносил тете. Приходил он обыкновенно очень удачно,- через несколько минут после того, как тетя, посмотрев на часы, уходила из дому. "Что ж, подождем",- говорил старик, снимая мокрую бумагу с букета, и Лужин придвигал ему кресло к столику, где уже расставлены были шахматы. Появление старика с цветами было выходом из довольно неловкого положения. После трех-четырех школьных пропусков обнаружилась неспособность тети играть в шахматы. Ее фигуры сбивались в безобразную кучу, откуда вдруг выскакивал обнаженный беспомощный король. Старик же играл божественно. Первый раз, когда тетя, натягивая перчатки, скороговоркой сказала: "я, к сожалению, должна уйти, но вы посидите, сыграйте в шахматы с моим племянником, спасибо за чудные ландыши",- в первый раз, когда старик сел и сказал со вздохом: "давненько не брал я в руки... ну-с, молодой человек,- левую или правую?"- в первый этот раз, когда через несколько ходов уже горели уши и некуда было сунуться,- Лужину показалось, что он...
4. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 2. Размер: 43кб.
Часть текста: на скамью. "Ты опоздалъ", - сказалъ я, не глядя на него. Онъ засмeялся. Все еще не глядя, я разстегнулъ пальто, снялъ шляпу, провелъ ладонью по головe, - мнe почему-то стало жарко. "Я васъ сразу узналъ", - сказалъ онъ льстивымъ, глупо-заговорщичьимъ тономъ. Теперь я смотрeлъ на палку, оказавшуюся у меня въ рукахъ: это была толстая, загорeвшая палка, липовая, съ глазкомъ въ одномъ мeстe и со тщательно выжженнымъ именемъ владeльца - Феликсъ такой-то, - а подъ этимъ - годъ и названiе деревни. Я отложилъ ее, подумавъ мелькомъ, что онъ, мошенникъ, пришелъ пeшкомъ. Рeшившись наконецъ, я повернулся къ нему. Но посмотрeлъ на его лицо несразу; я началъ съ ногъ, какъ бываетъ въ кинематографe, когда форситъ операторъ. Сперва: пыльные башмачища, толстые носки, плохо подтянутые; затeмъ - лоснящiеся синiе штаны (тогда были плисовые, - вeроятно сгнили) и рука, держащая {69} сухой хлeбецъ. Затeмъ - синiй пиджакъ и подъ нимъ вязаный жилетъ дикаго цвeта. Еще выше - знакомый воротничекъ, теперь сравнительно чистый. Тутъ я остановился. Оставить его безъ головы, или продолжать его строить? Прикрывшись рукой, я сквозь пальцы посмотрeлъ на его лицо. На мгновенiе мнe подумалось, что все прежнее было обманомъ, галлюцинацiей, что никакой онъ не двойникъ мой, этотъ дурень, поднявшiй брови, выжидательно осклабившiйся, еще несовсeмъ знавшiй, какое выраженiе принять, - отсюда: на всякiй случай поднятыя брови. На мгновенiе, говорю я, онъ мнe...
5. Машенька. (страница 5)
Входимость: 2. Размер: 30кб.
Часть текста: где поблескивали, проведенные лунным ногтем, рельсы, и той городской улицей, которую низко переступал плоский мост, ожидающий снова очередной гром вагонов. Дом был, как призрак, сквозь который можно просунуть руку, пошевелить пальцами. Стоя у окна в камере танцоров, Ганин поглядел на улицу: смутно блестел асфальт, черные люди, приплюснутые сверху, шагали туда и сюда, теряясь в тенях и снова мелькая в косом отсвете витрин. В супротивном доме, за одним незавешенным окном, в светлом янтарном провале виднелись стеклянные искры, золоченые рамы. Потом черная нарядная тень задернула шторы. Ганин обернулся. Колин протягивал ему рюмку, в которой дрожала водка. В комнате был бледноватый, загробный свет, оттого что затейливые танцоры обернули лампу в лиловый лоскуток шелка. Посередине, на столе, фиолетовым лоском отливали бутылки, блестело масло в открытых сардинных коробочках, был разложен шоколад в серебряных бумажках, мозаика колбасных долек, гладкие пирожки с мясом. У стола сидели: Подтягин, бледный и угрюмый, с бисером пота на тяжелом лбу; Алферов, в новеньком переливчатом галстуке; Клара, в неизменном своем черном платье, томная, раскрасневшаяся от дешевого апельсинного ликера. Горноцветов без пиджака, в нечистой шелковой рубашке с открытым воротом, сидел на краю постели, настраивал гитару, Бог весть откуда добытую. Колин все время двигался, разливал водку, ликер, бледное рейнское вино, и толстые бедра его смешно виляли, меж тем как оставался почти недвижным при ходьбе его худенький корпус, стянутый синим пиджачком. - Что же вы ничего не пьете? - задал он, надув губы, обычный укоризненный вопрос и поднял на Панина свои нежные глаза. - Нет, отчего же? - сказал Ганин, садясь...

© 2000- NIV