Cлово "НЕБОЛЬШАЯ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НЕБОЛЬШОЙ, НЕБОЛЬШОЕ, НЕБОЛЬШУЮ, НЕБОЛЬШОМ

1. Незавершенный роман
Входимость: 7.
2. Дар. (страница 8)
Входимость: 6.
3. Соглядатай
Входимость: 5.
4. Лик
Входимость: 5.
5. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 5.
6. Дар. (страница 5)
Входимость: 5.
7. Дар. (страница 6)
Входимость: 4.
8. Отчаяние. (глава 2)
Входимость: 4.
9. Другие берега. (глава 14)
Входимость: 4.
10. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 4.
11. Весна в Фиальте
Входимость: 4.
12. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 4.
13. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 3.
14. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 3.
15. Дар. (страница 2)
Входимость: 3.
16. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 3.
17. Сказка
Входимость: 3.
18. Дар
Входимость: 3.
19. Облако, озеро, башня
Входимость: 3.
20. Лолита. (часть 1, главы 12-14)
Входимость: 3.
21. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 3.
22. Память, говори (глава 10)
Входимость: 3.
23. Другие берега. (глава 10)
Входимость: 3.
24. Дар. (страница 9)
Входимость: 3.
25. Отчаяние. (глава 4)
Входимость: 3.
26. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 3.
27. Память, говори (глава 15)
Входимость: 3.
28. Уста к устам
Входимость: 2.
29. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 2.
30. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 2.
31. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 2.
32. Отчаяние. (глава 7)
Входимость: 2.
33. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 2.
34. Посещение музея
Входимость: 2.
35. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 2.
36. Король, дама, валет. (глава 9)
Входимость: 2.
37. Дар. (страница 3)
Входимость: 2.
38. Смотри на Арлекинов! (страница 3)
Входимость: 2.
39. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 2.
40. Память, говори (глава 12)
Входимость: 2.
41. Машенька. (страница 4)
Входимость: 2.
42. Встреча
Входимость: 2.
43. Приглашение на казнь
Входимость: 2.
44. Случаи из жизни
Входимость: 2.
45. Память, говори (глава 8)
Входимость: 2.
46. Звонок
Входимость: 2.
47. Отчаяние. (глава 3)
Входимость: 2.
48. Лолита. (часть 1, главы 7-9)
Входимость: 2.
49. Подлец
Входимость: 2.
50. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Незавершенный роман
Входимость: 7. Размер: 114кб.
Часть текста: 70. История этого текста изложена самим автором: "Зима 1939-40 годов оказалась последней для моей русской прозы... Среди написанного в эти прощальные парижские месяцы был роман, который я не успел закончить до отъезда и к которому уже не возвращался. За вычетом двух глав и нескольких заметок эту незаконченную вещь я уничтожил. Первая глава, под названием "Ultima Thule", появилась в печати в 1942 году... Глава вторая, "Solus Rex", вышла ранее... Быть может, закончи я эту книгу, читателям не пришлось бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту,...
2. Дар. (страница 8)
Входимость: 6. Размер: 95кб.
Часть текста: он не селадонничал с пишущими дамами, энергично разделываясь с Евдокией Растопчиной или Авдотьей Глинкой. Неправильный, небрежный лепет не трогал его. Оба они, и Чернышевский, и Добролюбов, с аппетитом терзали литературных кокеток, - но в жизни... одним словом, смотри, что с ними делали, как скручивали и мучили их, хохоча (так хохочут русалки на речках, протекающих невдалеке от скитов и прочих мест спасения) дочки доктора Васильева. Вкусы его были вполне добротны. Его эпатировал Гюго. Ему импонировал Суинберн (что совсем не странно, если вдуматься). В списке книг, прочитанных им в крепости, фамилия Флобера написана по-французски через "о", и действительно, он его ставил ниже Захер-Мазоха и Шпильгагена. Он любил Беранже, как его любили средние французы. "Помилуйте, - восклицает Стеклов, - вы говорите, что этот человек был не поэтичен? Да знаете ли вы, что он со слезами восторга декламировал Беранже и Рылеева!" Его вкусы только окаменели в Сибири, - и по странной деликатности исторической судьбы, Россия за двадцать лет его изгнания не произвела (до Чехова) ни одного настоящего писателя, начала которого он не видел воочию в деятельный период жизни. Из разговоров с ним в Астрахани выясняется: "да-с, графский-то титул и сделал из Толстого великого-писателя-земли-русской": когда же к нему приставали, кто же лучший...
3. Соглядатай
Входимость: 5. Размер: 110кб.
Часть текста: мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный монолог. Муж, спустя месяц, отбыл, и в первую же ночь, что я снова провожал Матильду, она предложила мне подняться к ней наверх, чтобы взять книжку, которую давно увещевала меня прочесть, - что-то по-французски о какой-то русской девице Ариадне (*1). Шел, как обычно, дождь, вокруг фонарей дрожали ореолы, правая моя рука утопала в жарком кротовом меху, левая держала раскрытый зонтик, в который ночь била, как в барабан. ...
4. Лик
Входимость: 5. Размер: 45кб.
Часть текста: обслуживает театр,- речка, кстати сказать, не столь безнадежная, как главная, с менее крепким раствором забвения, так что режиссерская удочка иное еще вылавливает спустя много лет). В этой пьесе, по существу идиотской, даже идеально идиотской, иначе говоря - идеально построенной на прочных условностях общепринятой драматургии, трактуется страстной путь пожилой женщины, доброй католички и землевладелицы, вдруг загоревшейся греховной страстью к молодому русскому, Igor,- Игорю, случайно попавшему к ней в усадьбу и полюбившему ее дочь Анжелику. Старый друг семьи,- волевая личность, угрюмый ханжа, ходко сбитый автором из мистики и похотливости, ревнует героиню к Игорю, которого она в свой черед ревнует к Анжелике,- словом, все весьма интересно, весьма жизненно, на каждой реплике штемпель серьезной фирмы, и уж, конечно, ни один толчок таланта не нарушает законного хода действия, нарастающего там, где ему полагается нарастать, и, где следует, прерванного лирической сценкой или бесстыдно пояснительным диалогом двух старых слуг. Яблоко раздора - обычно плод скороспелый, кислый, его нужно варить; так и с молодым человеком пьесы: он бледноват; стараясь его подкрасить, автор и сделал его русским,- со всеми...
5. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 5. Размер: 33кб.
Часть текста: к важному делу) в разных местах нашего имения. Я находил его написанным химическим карандашом на беленой калитке или начерченным палочкой на красноватом песке аллеи, или недовырезанным на спинке скамьи, точно сама природа, минуя нашего старого сторожа, вечно воевавшего с вторжением дачников в парк, таинственными знаками предваряла меня о приближении Тамары. В тот июльский день, когда я наконец увидел ее, стоящей совершенно неподвижно (двигались только зрачки) в изумрудном свете березовой рощи, она как бы зародилась среди пятен этих акварельных деревьев с беззвучной внезапностью и совершенством мифологического воплощения. Дождавшись того, чтобы сел невидимый мне овод, она прихлопнула его и, довольная, сквозь ожившую и заигравшую рощу, пустилась догонять сестру и подругу, отчетливо звавших ее; немного позже, с заросшего дикой малиной старого кладбища, боком, как калека, сходившего по крутому склону к реке, я увидел, как все три они шли через мост, одинаково постукивая высокими каблучками, одинаково засунув руки в карманы темно-синих жакеток и, чтобы отогнать мух, одинаково встряхивая головами, убранными цветами и лентами. Очень скоро путем слежки я выяснил, где мать ее снимала дачку: ее скрывала рощица яблоней. Ежедневно, верхом или на велосипеде, я проезжал мимо,- и на повороте той или другой дороги что-то ослепительно взрывалось под ложечкой, и я обгонял Тамару, с деятельно устремленным видом шедшую по обочине. Та же...

© 2000- NIV