Cлово "ВОЗДУХ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВОЗДУХЕ, ВОЗДУХА, ВОЗДУХУ, ВОЗДУХОМ

1. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 10.
2. Дар. (страница 4)
Входимость: 9.
3. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 6.
4. Совершенство
Входимость: 6.
5. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 5.
6. Весна в Фиальте
Входимость: 5.
7. Машенька. (страница 3)
Входимость: 5.
8. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 4.
9. Дар. (страница 10)
Входимость: 4.
10. Приглашение на казнь
Входимость: 4.
11. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 4.
12. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 4.
13. Пнин. (глава 5)
Входимость: 4.
14. Машенька. (страница 2)
Входимость: 4.
15. Дар. (страница 9)
Входимость: 4.
16. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 4.
17. Машенька. (страница 5)
Входимость: 3.
18. Дар
Входимость: 3.
19. Облако, озеро, башня
Входимость: 3.
20. Соглядатай
Входимость: 3.
21. Память, говори (глава 12)
Входимость: 3.
22. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 3.
23. Король, дама, валет. (глава 8)
Входимость: 3.
24. Память, говори (глава 6)
Входимость: 3.
25. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
Входимость: 3.
26. Пнин. (глава 4)
Входимость: 3.
27. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 3.
28. Приглашение на казнь. (страница 5)
Входимость: 3.
29. Лолита. (часть 1, главы 18-20)
Входимость: 3.
30. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 3.
31. Случайность
Входимость: 3.
32. Подвиг
Входимость: 3.
33. Король, дама, валет. (глава 2)
Входимость: 3.
34. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 4)
Входимость: 3.
35. Другие берега. (глава 6)
Входимость: 3.
36. Незавершенный роман
Входимость: 2.
37. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 2.
38. Дар. (страница 6)
Входимость: 2.
39. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 2.
40. Дар. (страница 2)
Входимость: 2.
41. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 2.
42. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 2.
43. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 2.
44. Сказка
Входимость: 2.
45. Гроза
Входимость: 2.
46. Камера Обскура
Входимость: 2.
47. Подвиг. (страница 4)
Входимость: 2.
48. Дар. (страница 8)
Входимость: 2.
49. Подвиг. (страница 3)
Входимость: 2.
50. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 7)
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 10. Размер: 39кб.
Часть текста: в тот особенно бездеятельный час, когда, празднично выглаженный, ждешь гостей и ничем как-то нельзя заняться, - слонялся, то присаживаясь в непривычных углах, то поправляя в вазе цветы, - так что наконец Родион сжалился и сказал, что теперь уже скоро. Ровно в десять вдруг явился Родриг Иванович, в лучшем, монументальнейшем своем сюртуке, пышный, неприступный, сдержанно возбужденный; поставил массивную пепельницу и все осмотрел (за исключением одного только Цинцинната, поступая как поглощенный своим делом мажордом, внимание направляющий лишь на убранство мертвого инвентаря, живому же предоставляя самому украситься). Вернулся он, неся зеленый флакон, снабженный резиновой грушей, и с мощным шумом стал выдувать сосновое благовоние, довольно бесцеремонно оттолкнув Цинцинната, когда тот попался ему под ноги. Стулья Родриг Иванович поставил иначе, чем Родион, и долго смотрел выпученными глазами на спинки: они были разнородны, - одна лирой, другая покоем (*9). Наконец, надув щеки и выпустив со свистом воздух,...
2. Дар. (страница 4)
Входимость: 9. Размер: 68кб.
Часть текста: выставить именно эту бабочку, - ах, как он говорил о ней, как вынимал из шести плотных треугольных конвертов шесть привезенных экземпляров, приближал к брюшку единственной самочки лупу, вставленную в глаз, - и как набожно его препаратор размачивал сухие, лоснистые, тесно сложенные крылья, чтобы потом гладко пронзить булавкой грудку бабочки, воткнуть ее в пробковую щель и широкими полосками полупрозрачной бумаги плоско закрепить на дощечках как-то откровенно-беззащитно-изящно распахнутую красоту, да подложить под брюшко ватку, да выправить черные сяжки, - чтобы она так высохла навеки. Навеки? В берлинском музее многочисленные бабочки отцовского улова так же свежи сегодня, как были в восьмидесятых, девяностых годах. Бабочки из собрания Линнея хранятся в Лондоне с восемнадцатого века. В пражском музее есть тот самый экземпляр популярной бабочки-атлас, которым любовалась Екатерина Великая. Отчего же мне стало так грустно? Его поимки, наблюдения, звук голоса в ученых словах, всг это, думается мне, я сберегу. Но это так еще мало. Мне хотелось бы с такой же относительной вечностью удержать то, что быть может я всего более любил в нем: его живую мужественность, непреклонность и независимость его, холод и жар его личности, власть над всем, за что он ни брался. Точно играючи, точно желая мимоходом запечатлеть свою силу на всем, он, там и сям выбирая предмет из области вне энтомологии, оставил след почти во всех отраслях естествоведения: есть только одно растение, описанное им, из всех им собранных, но это зато - замечательный вид березы; одна птица - дивнейший фазан; одна летучая мышь - но самая крупная в мире. И во всех концах природы бесконечное число раз...
3. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 6. Размер: 62кб.
Часть текста: оказались собраны воедино, - он был жив, отчетливо мыслил, знал, что поблизости Магда и француженка-сиделка, знал, что последнее время приятно дремал и что сейчас проснулся... а вот который час - неизвестно, вероятно, раннее утро. Лоб и глаза еще покрывала повязка, мягкая на ощупь; темя же уже было открыто, и странно было трогать частые колючки отрастающих волос. В памяти у него, в стеклянной памяти, глянцевито переливался как бы цветной фотографический снимок: загиб белой дороги, черно-зеленая скала слева, справа - синеватый парапет, впереди - вылетевшие навстречу велосипедисты - две пыльные обезьяны в красно-желтых фуфайках; резкий поворот руля, автомобиль взвился по блестящему скату щебня, и вдруг, на одню долю мгновения, вырос чудовищный телеграфный столб, мелькнула в глазах растопыренная рука Магды, и волшебный фонарь мгновенно потух. Дополнялось это воспоминание тем, что вчера, или третьего дня, или еще раньше - когда, в точности не известно, - рассказала ему Магда, вернее Магдин голос, почему только голос? почему он ее так давно не видел по-настоящему? да, повязка, скоро, вероятно, можно будет снять... Что же Магдин голос рассказывал? "...если бы не столб, мы бы, знаешь, бух через парапет в пропасть. Было очень страшно. У меня весь бок в синяках до сих пор. Автомобиль перевернулся - разбит вдребезги. Он стоил все-таки двадцать тысяч марок. Auto ... mille, beaucoup mille marks - (обратилась она к сиделке) - vous comprenez? Бруно, как по-французски двадцать тысяч?" "Ах, не все ли равно... Ты жива, ты цела". "Велосипедисты оказались очень милыми, помогли все собрать, портплед, знаешь, полетел в кусты, а ракеты так и...
4. Совершенство
Входимость: 6. Размер: 22кб.
Часть текста: не раз будет сниться ему - через тридцать, через сорок лет: человеческий сон злопамятен. Белокурый, худой, в желтой вязаной безрукавке, стянутой ремешком, со шрамами на голых коленях и с тюремным оконцем часиков на левой кисти, Давид в неудобнейшем положении сидел за столом и стучал себя по зубам концом самопишущей ручки. Он в школе плохо учился, пришлось взять репетитора. "Теперь обратимся ко второй линии",- говорил Иванов все с той же нарочитой бодростью. По образованию он географ, но знания его неприменимы: мертвое богатство, великолепное поместье родовитого бедняка. Как прекрасны, например, старинные карты. Дорожные карты римлян, подобные змеиной коже, длинные и узорные, в продольных полосках каналообразных морей; александрийские, где Англия и Ирландия, как две колбаски; карты христианского средневековья, в пунцовых и травяных красках, с райским востоком наверху и с Иерусалимом - золотым пупом мира- посредине. Чудесные странствия: путешествующий игумен сравнивает Иордан с родной черниговской речкой, царский посланник заходит в страну, где люди гуляют под желтыми солнышниками, тверской купец пробирается через густой женгел, полный обезьян, в знойный край, управляемый голым князем. Островок Вселенной растет: новые робкие очертания показываются из легендарных туманов, медленно раздевается земля,- и далеко за морем уже...
5. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 5. Размер: 62кб.
Часть текста: и исконное, утешавшее Джона Шейда гораздо полнее провинциальных утонченностей английского отделения. Он, выказывавший столько разборчивой осмотрительности при выборе попутчиков для своих прогулок, любил через вечер на другой бродить с важным и жилистым немцем по лесным тропинкам Далвича и вкруг полей этого своего знакомца. Будучи охотником до точного слова, он ценил Гентцнера за то, что тот знал "как что называется", - хоть некоторые из предлагаемых тем названий несомненно были местными уродцами или германизмами, а то и чистой воды выдумками старого прохвоста. Теперь у него был иной спутник. Ясно помню чудный вечер, когда с языка моего блестящего друга так и сыпались макаронизмы, остроты и анекдоты, которые я браво парировал рассказами о Зембле, повестью о бегстве на волосок от гибели! На опушке Далвичского леса он перебил меня, чтобы показать естественную пещеру в поросшем диким мохом утесе, сбоку тропинки, под цветущим кизилом. В этом месте достойный фермер неизменно останавливался, а однажды, когда они гуляли вместе с его сынишкой, последний, семеня с ними рядом, указал в это место пальчиком и уведомил: "Тут папа писает". Другая история, не такая бессмысленная, поджидала меня на вершине холма, где расстилался прямоугольный участок, заросший молочаем, иван-чаем и вернонией, кишащий бабочками, резко выдступавший из обставшего вкруг золотарника. После того, как жена Гентцнера ушла от него (примерно в 1950-ом), забрав с собою ребенка, он продал дом (теперь на месте его "драйвин", кино на вольном воздухе) и переехал на жительство в город, однако, летними ночами приходил, бывало, со спальным мешком в сарай, что стоял на дальнем краю еще принадлежавшей ему земли, там он однажды и усоп. Сарай стоял как раз на том сорняковом участке, в который тыкал Шейд любимой тростью тетушки Мод. Однажды воскресным вечером студент, подрабатывающий в гостинице...

© 2000- NIV