Cлово "ЖЕНИХ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖЕНИХА, ЖЕНИХУ, ЖЕНИХЕ, ЖЕНИХОМ

1. Волшебник
Входимость: 5.
2. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 4.
3. Дар. (страница 6)
Входимость: 2.
4. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 2.
5. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 2.
6. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 2.
7. Весна в Фиальте
Входимость: 2.
8. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 2.
9. Торжество добродетели (эссе)
Входимость: 2.
10. Незавершенный роман
Входимость: 1.
11. Лебеда
Входимость: 1.
12. Знаки и символы
Входимость: 1.
13. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 10)
Входимость: 1.
14. Королек
Входимость: 1.
15. * * * ("Феина дочь утонула в росинке")
Входимость: 1.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Примечания)
Входимость: 1.
17. Дар. (страница 7)
Входимость: 1.
18. Защита Лужина. (глава 9)
Входимость: 1.
19. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 1.
20. Соглядатай
Входимость: 1.
21. Память, говори (глава 14)
Входимость: 1.
22. Камера Обскура
Входимость: 1.
23. Дар. (страница 8)
Входимость: 1.
24. Лик
Входимость: 1.
25. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 1.
26. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 9)
Входимость: 1.
27. Подлец
Входимость: 1.
28. Другие берега. (глава 13)
Входимость: 1.
29. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 10)
Входимость: 1.
30. Русалка ("Печальные, печальные мечты")
Входимость: 1.
31. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 1.
32. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 1.
33. Рождественский рассказ
Входимость: 1.
34. Приглашение на казнь. (страница 5)
Входимость: 1.
35. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 1.
36. Лолита. (часть 1, главы 18-20)
Входимость: 1.
37. Подлинная жизнь Себастьяна Найта
Входимость: 1.
38. Король, дама, валет. (глава 12)
Входимость: 1.
39. Король, дама, валет. (глава 10)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Волшебник
Входимость: 5. Размер: 83кб.
Часть текста: нормальных романов, чтО бледная случайность их по сравнению с моим единственным пламенем? Так как же? Не математика же восточного сластолюбия: нежность добычи обратно пропорциональна возрасту. О нет, это для меня не степень общего, а нечто совершенно отдельное от общего; не более драгоценное, а бесценное. Что же тогда? Болезнь, преступность? Но совместимы ли с ними совесть и стыд, щепетильность и страх, власть над собой и чувствительность - ибо и в мыслях допустить не могу, что причиню боль или вызову незабываемое отвращение. Вздор; я не растлитель. В тех ограничениях, которые ставлю мечтанию, в тех масках, которые придумываю ему, когда, в условиях действительности, воображаю незаметнейший метод удовлетворения страсти, есть спасительная софистика. Я карманный вор, а не взломщик. Хотя, может быть, на круглом острове, с маленькой Пятницей (не просто безопасность, а права одичания, или это - порочный круг с пальмой в центре?). Рассудком зная, что Эвфратский абрикос вреден только в консервах; что грех неотторжим от гражданского быта; что у всех гигиен есть свои гиены; зная, кроме того, что этот самый рассудок не прочь опошлить то, что иначе ему не дается... Сбрасываю и поднимаюсь выше. ЧтО, если прекрасное именно-то и доступно сквозь тонкую оболочку, то есть пока она еще не затвердела, не заросла, не утратила аромата и мерцания, через которые проникаешь к дрожащей звезде...
2. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 4. Размер: 36кб.
Часть текста: разу просто "время"; время вставать, время гулять, время возвращаться домой, время гасить свет, время умирать. И какая же мука, думал мыслитель Круг, так безумно любить крохотное существо, созданное каким-то таинственным образом (таинственным для нас еще более, чем для самых первых мыслителей в их зеленых оливковых рощах) слияньем двух таинств или, вернее, двух множеств по триллиону таинств в каждом; созданное слияньем, которое одновременно и дело выбора, и дело случая, и дело чистейшего волшебства; созданное упомянутым образом и после отпущенное на волю - накапливать триллионы собственных тайн; проникнутое сознанием - единственной реальностью мира и величайшим его таинством. Он увидел Давида, ставшим старше на год или два, сидящим на чемодане в ярких наклейках - на пирсе, у здания таможни. Он увидел его катящим на велосипеде между сверкающих кустов форситий и тонких, голых стволов берез, по дорожке со знаком "Велосипедам запрещено". Он увидел его на краю плавательного бассейна в черных и мокрых купальных трусах, лежащим на животе, резко выступала лопатка, откинутая рука вытряхивала радужную воду, налившуюся в игрушечный эсминец. Он увидел его в одной из тех баснословных угловых лавок, что выставляют пилюли на одну улицу и пикули на другую, взобравшимся на насест у стойки и тянущимся к сиропным насосам. Он увидел его подающим мяч особенным кистевым броском, неизвестным у него на родине. Он увидел его юношей, пересекающим...
3. Дар. (страница 6)
Входимость: 2. Размер: 67кб.
Часть текста: только он воображал Зину, он видел лишь бледный набросок, который голос ее за стеной не в силах был зажечь жизнью. А через час-другой он встречался с ней за столом, и всг восстанавливалось, и он снова понимал, что, не будь ее, не было бы этого утреннего тумана счастья. Как-то, спустя дней десять после знакомства, она вдруг вечером постучалась к нему и надменно-решительным шагом, с почти презрительным выражением на лице, вошла, держа в руке небольшую, спрятанную в розовой обертке, книгу. "У меня к вам просьба, - сказала она быстро и сухо. - Сделайте мне тут надпись"; Федор Константинович книгу взял - и узнал в ней приятно потрепанный, приятно размягченный двухлетним пользованием (это было ему совершенно внове) сборничек своих стихов. Он очень медленно стал откупоривать пузырек с чернилами, - хотя в иные минуты, когда хотелось писать, пробка выскакивала, как из бутылки шампанского; Зина же, посмотрев на его теребившие пробку пальцы, поспешно добавила: "Только фамилью, - пожалуйста, только фамилью". Он расписался, хотел было поставить дату, но почему то подумал, что в этом она может усмотреть вульгарную многозначительность "Ну вот, спасибо", - сказала она и, дуя на страницу, вышла. Через день было воскресенье, и около четырех вдруг выяснилось, что она одна дома: он читал у себя, она была в столовой и изредка совершала короткие экспедиции к себе в комнату через переднюю, и при этом посвистывала, и в ее легком топоте была топографическая тайна, - ведь к ней прямо вела дверь из столовой. Но мы читаем и будем читать. "Долее, долее, как можно долее буду в чужой земле. И хотя мысли мои, мое имя, мои труды будут...
4. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 2. Размер: 39кб.
Часть текста: пальто? Не впущу..." Но он уже перешагнул через порог и махал рукой, тряс головой, стараясь справиться с одышкой. "Пфуф, пфуф",- выдохнул он, приготовившись к чудесному объятью,- и вдруг заметил, что в левой, уже протянутой вбок, руке - ненужная трость, а в правой - бумажник, который он, по-видимому, нес с тех пор, как расплатился с автомобилем. "Опять в этой черной шляпище... Ну, что ж вы застыли? Вот сюда". Трость благополучно нырнула в вазоподобную штуку; бумажник, после второго совка, попал в нужный карман; шляпа повисла на крючке. "Вот и я,- сказал Лужин,- пфуф, пфуф". Она уже была далеко, в глубине прихожей; толкнула боком дверь, протянув по ней голую руку и весело исподлобья глядя на Лужина. А над дверью, сразу над косяком, била в глаза большая, яркая, масляными красками писанная картина. Лужин, обыкновенно не примечавший таких вещей, обратил на нее внимание, потому что электрический свет жирно ее обливал, и краски поразили его, как солнечный удар. Баба в кумачовом платке, до бровей ела яблоко, и ее черная тень на заборе ела яблоко побольше. "Баба",- вкусно сказал Лужин и рассмеялся. "Ну входите, входите. Не распистоньте этот столик". Он вошел в гостиную и как-то весь обмяк от удовольствия, и его живот под бархатным жилетом, который он почему-то всегда носил во время турниров, трогательно вздрагивал от смеха. Люстра с матовыми, как леденцы, подвесками отвечала ему странно знакомым дрожанием; перед роялем, на желтом паркете, в котором...
5. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 2. Размер: 23кб.
Часть текста: разворачивал. Выбрано было наконец сукно, тоже темно-серое, но гибкое и нежное, даже как будто чуть мохнатое, и теперь Лужин, распределенный в трюмо по частям, по разрезам, словно для наглядного обучения (...вот чисто выбритое, полное лицо, вот то же лицо в профиль, а вот редко самим субъектом видаемый затылок, довольно коротко подстриженный, со складочками на шее и слегка оттопыренными, розовым светом пронизанными ушами...), посматривал на себя и на материю, не узнавая в ней прежней гладкой и щедрой целины. "Я думаю, что нужно спереди чуточку уже",- сказала невеста, и портной, отойдя на шаг, прищурился на лужинскую фигуру, промурлыкал с вежливым смешком, что господин несколько в теле, а потом взялся за новорожденные отвороты, что-то подтянул, что-то подколол, меж тем, как Лужин, с жестом, свойственным всем людям в его положении, слегка отводил руку или сгибал ее в локте, глядя себе на кисть и стараясь свыкнуться с рукавом. Мимоходом портной полоснул его мелом по сердцу, намечая карманчик, после чего безжалостно сорвал уже как будто готовый рукав и стал проворно вынимать булавки из лужинского живота. Кроме хорошего костюма, Лужину был сделан и фрак; старомодный же смокинг, найденный на дне...

© 2000- NIV