Cлово "КНИГА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: КНИГ, КНИГИ, КНИГУ, КНИГЕ

1. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 18)
Входимость: 25.
2. Дар. (страница 9)
Входимость: 25.
3. Дар. (страница 6)
Входимость: 21.
4. Под знаком незаконнорожденных. страница 12
Входимость: 19.
5. Дар. (страница 2)
Входимость: 15.
6. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 15.
7. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 4)
Входимость: 14.
8. Дар
Входимость: 14.
9. Соглядатай
Входимость: 14.
10. Дар. (страница 8)
Входимость: 14.
11. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 13.
12. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 7)
Входимость: 13.
13. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 12.
14. Память, говори
Входимость: 12.
15. Пнин. (глава 3)
Входимость: 12.
16. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 10)
Входимость: 11.
17. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 11.
18. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 11.
19. Подвиг. (страница 3)
Входимость: 11.
20. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 10.
21. Уста к устам
Входимость: 10.
22. Дар. (страница 3)
Входимость: 10.
23. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 6)
Входимость: 10.
24. Защита Лужина. (глава 5)
Входимость: 10.
25. Дар. (страница 4)
Входимость: 10.
26. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 13)
Входимость: 10.
27. Пнин. (глава 4)
Входимость: 9.
28. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 9.
29. Пнин. (глава 6)
Входимость: 9.
30. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 11)
Входимость: 9.
31. Дар. (страница 7)
Входимость: 8.
32. Память, говори (глава 14)
Входимость: 8.
33. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 9)
Входимость: 8.
34. Дар. (страница 10)
Входимость: 8.
35. Незавершенный роман
Входимость: 7.
36. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 7.
37. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 12)
Входимость: 7.
38. Дар. (страница 5)
Входимость: 7.
39. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 20)
Входимость: 7.
40. Лолита. (часть 2, главы 23-25)
Входимость: 7.
41. Защита Лужина. (глава 10)
Входимость: 7.
42. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 2)
Входимость: 7.
43. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 14)
Входимость: 6.
44. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 6.
45. Память, говори (глава 10)
Входимость: 6.
46. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Примечания)
Входимость: 6.
47. Другие берега
Входимость: 6.
48. Подлинная жизнь Себастьяна Найта
Входимость: 6.
49. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 6.
50. Весна в Фиальте
Входимость: 6.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 18)
Входимость: 25. Размер: 16кб.
Часть текста: замечательнейших писателей своего времени. Что было проку спрашивать! Книги ничего не значат для женщин ее пошиба; собственная жизнь кажется им увлекательней ста романов. Если б ее приговорили взаперти провести целый день в библиотеке, она бы уже к полудню померла. Я совершенно уверен, что Себастьян никогда не упоминал при ней о своей работе: это было бы то же, что толковать с летучей мышью о солнечных часах. Оставим же мышь дрожа кружить в густеющем сумраке: нескладным подобием ласточки. В эти последние и самые грустные годы его жизни Себастьян написал “Неясный асфодель”, книгу, которая бесспорно является наивысшим его достижением. Где и как он ее писал? В читальной зале Британского музея (вдали от бдительного догляда м-ра Гудмена). На скромном столике, затиснутом в угол парижского “бистро” (не из тех, к которым благоволила его любовница). В полотняном кресле под оранжевым парасолем где-нибудь в Канне или в Жуане, когда она со своей шайкой бросала его ради какой-то попойки. В ожидальне безвестной станции, между двумя сердечными приступами. В отеле, под клекот тарелок, отмываемых во дворе. Во множестве иных мест, о которых я могу лишь смутно догадываться. Тема книги проста: человек умирает; на протяжении всей книги вы чувствуете, как он угасает; его память и мысль...
2. Дар. (страница 9)
Входимость: 25. Размер: 72кб.
Часть текста: молодого человека учиться в Петербург, где он сразу, чуть ли не на вокзале, сблизился с тогдашними "властителями дум", как их звали, Писаревым и Белинским. Юноша поступил в университет, занимался техническими изобретениями, много работал и имел первое романтическое приключение с Любовью Егоровной Лобачевской, заразившей его любовью к искусству. После одного столкновения на романтической почве с каким-то офицером в Павловске, он однако принужден вернуться в Саратов, где делает предложение своей будущей невесте, на которой вскоре и женится. Он возвращается в Москву, занимается философией, участвует в журналах, много пишет (роман "Что нам делать"), дружит с выдающимися писателями своего времени. Постепенно его затягивает революционная работа, и после одного бурного собрания, где он выступает совместно с Добролюбовым и известным профессором Павловым, тогда еще совсем молодым человеком, Чернышевский принужден уехать заграницу. Некоторое время он живет в Лондоне, сотрудничая с Герценом, но затем возвращается в Россию и сразу арестован. Обвиненный в подготовке покушения на Александра Второго Чернышевский приговорен к смерти и публично казнен. Вот вкратце история жизни Чернышевского, и всг обстояло бы отлично, если б автор не нашел нужным снабдить свой рассказ о ней множеством ненужных подробностей, затемняющих смысл, и всякими длинными отступлениями на самые разнообразные темы. А хуже всего то, что, описав сцену повешения, и покончив со своим героем, он этим не удовлетворяется и...
3. Дар. (страница 6)
Входимость: 21. Размер: 67кб.
Часть текста: не будь ее, не было бы этого утреннего тумана счастья. Как-то, спустя дней десять после знакомства, она вдруг вечером постучалась к нему и надменно-решительным шагом, с почти презрительным выражением на лице, вошла, держа в руке небольшую, спрятанную в розовой обертке, книгу. "У меня к вам просьба, - сказала она быстро и сухо. - Сделайте мне тут надпись"; Федор Константинович книгу взял - и узнал в ней приятно потрепанный, приятно размягченный двухлетним пользованием (это было ему совершенно внове) сборничек своих стихов. Он очень медленно стал откупоривать пузырек с чернилами, - хотя в иные минуты, когда хотелось писать, пробка выскакивала, как из бутылки шампанского; Зина же, посмотрев на его теребившие пробку пальцы, поспешно добавила: "Только фамилью, - пожалуйста, только фамилью". Он расписался, хотел было поставить дату, но почему то подумал, что в этом она может усмотреть вульгарную многозначительность "Ну вот, спасибо", - сказала она и, дуя на страницу, вышла. Через день было воскресенье, и около четырех вдруг выяснилось, что она одна дома: он читал у себя, она была в столовой и изредка совершала короткие экспедиции к себе в комнату через переднюю, и при этом посвистывала, и в ее легком топоте была топографическая тайна, - ведь к ней прямо вела дверь из столовой. Но мы читаем и будем читать. "Долее, долее, как можно долее буду в чужой земле. И хотя мысли мои, мое имя, мои труды будут принадлежать России, но сам я, но бренный состав мой, будет удален от нее" (а вместе с тем, на прогулках в Швейцарии, так писавший, колотил перебегавших по тропе ящериц, - "чертовскую нечисть", - с брезгливостью хохла и злостью изувера). Невообразимое возвращение! Строй? Вот уж всг равно какой. При монархии - флаги да барабан, при республике - флаги да выборы... Опять прошла. Нет, не читалось, - мешало волнение, мешало чувство, что другой бы на его месте вышел к ней с непринужденными, ловкими словами; когда же он представлял себе, как сам выплывет и ткнется в столовую, и ...
4. Под знаком незаконнорожденных. страница 12
Входимость: 19. Размер: 42кб.
Часть текста: не полагалось случиться. Нам страшно жаль. Ваш ребенок получит самые пышные похороны, о каких только может мечтать дитя белого человека, и все же мы хорошо понимаем, что для тех, кто остался, это ... [два неразборчивых слова]. Нам более, чем жаль. Фактически, можно с уверенностью утверждать, что никогда в истории нашей великой страны фракция, правительство или Правитель не скорбели так, как ныне скорбим мы. (Круга привели в блистающую большеногими фресками просторную залу Министерства юстиции. Изображение самого здания Министерства, каким оно было задумано, но пока не построено, из-за пожаров Юстиция с Образованием проживали совместно в отеле "Астория", - показывало белый небоскреб, врастающий, будто собор-альбинос, в синие, как морфо, небеса. Голос, принадлежащий одному из Старейшин, собравшихся на чрезвычайное заседание во Дворце, в двух кварталах отсюда, сочился из изящного ящика орехового дерева. Кристалсен и несколько мелких служащих шептались в другой части залы.) - Мы полагаем, однако, - продолжал ореховый голос, - что ничто не изменилось в тех отношениях, в соглашениях, в узах, которые вы, Адам Круг, столь торжественно определили как раз перед тем, как случилась личная ваша трагедия. Жизнь индивидуума недолговечна; мы же гарантируем бессмертие Государства. Граждане гибнут ради того, чтобы Град их остался жить. Мы не в силах поверить, что какая бы то ни было личная...
5. Дар. (страница 2)
Входимость: 15. Размер: 83кб.
Часть текста: это хорошо: рождественская скарлатина и пасхальный дифтерит". "Почему не наоборот?" - полюбопытствовала Тамара. Господи, как он любил стихи! Стеклянный шкапчик в спальне был полон его книг: Гумилев и Эредиа, Блок и Рильке, - и сколько он знал наизусть! А тетради... Нужно будет когда-нибудь решиться и всг просмотреть. Она это может, а я не могу. Как это странно случается, что со дня на день откладываешь. Разве, казалось бы, не наслаждение, - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни он, ни тень книг никак не могли служить темой для призрака. Разговор тем временем перешел на какого-то советского деятеля, потерявшего после смерти Ленина власть. "Ну, в те годы, когда я видал его, он был в зените славы и добра", - говорил Васильев, профессионально перевирая цитату. Молодой человек, похожий на Федора Константиновича (к которому именно поэтому так...

© 2000- NIV