Cлово "МИГ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МИГУ, МИГИ, МИГА, МИГОМ

1. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 10. Размер: 61кб.
2. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 9. Размер: 52кб.
3. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 8. Размер: 45кб.
4. Память, говори (глава 11)
Входимость: 7. Размер: 23кб.
5. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 6. Размер: 34кб.
6. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 6. Размер: 49кб.
7. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 20)
Входимость: 6. Размер: 23кб.
8. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 6. Размер: 44кб.
9. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 5. Размер: 43кб.
10. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 5. Размер: 56кб.
11. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 19)
Входимость: 5. Размер: 17кб.
12. Смерть ("...И эту власть над разумом чужим")
Входимость: 4. Размер: 23кб.
13. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 4. Размер: 31кб.
14. Машенька
Входимость: 4. Размер: 41кб.
15. Пнин
Входимость: 4. Размер: 37кб.
16. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 4. Размер: 66кб.
17. Лолита. (часть 1, главы 26-27)
Входимость: 4. Размер: 32кб.
18. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 4. Размер: 45кб.
19. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 3. Размер: 61кб.
20. Память, говори (глава 3)
Входимость: 3. Размер: 47кб.
21. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 4)
Входимость: 3. Размер: 17кб.
22. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 3. Размер: 42кб.
23. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 45кб.
24. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 1)
Входимость: 3. Размер: 18кб.
25. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 3. Размер: 37кб.
26. Память, говори (глава 8)
Входимость: 3. Размер: 36кб.
27. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 2. Размер: 43кб.
28. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 2. Размер: 45кб.
29. Lawn-tennis
Входимость: 2. Размер: 2кб.
30. Лолита. (часть 2, главы 10-13)
Входимость: 2. Размер: 25кб.
31. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 11)
Входимость: 2. Размер: 5кб.
32. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 2. Размер: 28кб.
33. Память, говори (глава 6)
Входимость: 2. Размер: 40кб.
34. Прозрачные вещи
Входимость: 2. Размер: 35кб.
35. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 2. Размер: 34кб.
36. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
Входимость: 2. Размер: 32кб.
37. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 2. Размер: 39кб.
38. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 2. Размер: 28кб.
39. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 8)
Входимость: 2. Размер: 16кб.
40. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 27)
Входимость: 2. Размер: 17кб.
41. Память, говори
Входимость: 2. Размер: 38кб.
42. Пильграм
Входимость: 2. Размер: 30кб.
43. Отчаяние. (глава 7)
Входимость: 2. Размер: 20кб.
44. Детство
Входимость: 2. Размер: 6кб.
45. Катастрофа
Входимость: 2. Размер: 14кб.
46. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 10)
Входимость: 2. Размер: 14кб.
47. Под знаком незаконнорожденных. страница 12
Входимость: 2. Размер: 42кб.
48. Картофельный эльф
Входимость: 2. Размер: 43кб.
49. Университетская поэма
Входимость: 2. Размер: 31кб.
50. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 2. Размер: 62кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 10. Размер: 61кб.
Часть текста: отказ даровать будущему статус Времени с тем обстоятельством, что его, будущее, вряд ли можно считать несуществующим, “поскольку оно обладает по меньшей мере одним призраком, виноват, признаком, содержащим в себе столь важную идею, как идея абсолютной необходимости”. Гоните его в шею. Кто сказал, что я умру? Утверждение детерминиста можно опровергнуть и с несколько большим изяществом: бессознательное, вовсе не поджидающее нас где-то там впереди с секундомером и удавкой, облегает и Прошлое, и Настоящее со всех постижимых сторон, являясь характерной чертой не Времени как такового, но органического упадка, прирожденного всякой вещи независимо от того, наделена она сознанием Времени или нет. Да, я знаю, что другие умирают, но это не относится к делу. Я знаю еще, что вы и, вероятно, я тоже появились на свет, но это отнюдь не доказывает, будто мы с вами прошли через хрональную фазу, именуемую Прошлым: это мое Настоящее, малая пядь сознания твердит, будто так оно и было, а вовсе не глухая гроза бесконечного бессознания, приделанная к моему рождению, происшедшему пятьдесят два года и сто девяносто пять дней назад. Первое мое воспоминание восходит к середине июля 1870 года,...
2. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 9. Размер: 52кб.
Часть текста: ей хмурость, и бывало у него часто такое скользящее выражение глаз, будто он что-то от нее скрывает. Ее волновало, что еще ни к чему он по-настоящему не пристрастился, и она корила себя, что, по узости умственного зрения, не может найти ту область, ту идею, тот предмет, которые дали бы работу и пищу бездействующим талантам Лужина. Она знала, что нужно спешить, что каждая пустующая минута лужинской жизни - лазейка для призраков. До отъезда в живописные страны надобно было найти для Лужина занимательную игру, а уж потом обратиться к бальзаму путешествий, решительному средству, которым лечатся от хандры романтические миллионеры. Началось с газет. Она стала выписывать "Знамя", "Россиянина", "Зарубежный Голос", "Объединение", "Клич", купила последние номера эмигрантских журналов и, для сравнения, несколько советских журналов и газет. Было решено, что ежедневно, после обеда, они будут друг Другу читать вслух. Заметив, что в некоторых газетах попадается шахматный отдел, она сперва подумала, не вырезать ли эти места, но побоялась этим обидеть...
3. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 8. Размер: 45кб.
Часть текста: (“Ван, ты так и “sturb” с аллитерацией на устах”, – шутил старик Раттнер, обосновавшийся в Кингстоне гениальный пессимист, для которого жизнь была лишь “возмущением” раттнертерологического порядка вещей – от nertoros, не от terra). Ван Вин [как, на свой скромный манер, и издатель “Ады”] любил переменять жилище в конце каждой части, главы или даже абзаца, – он уже почти разделался с трудоемким куском книги, касающимся отделения времени от его содержимого (такого, как воздействие на материю в пространстве и природа самого пространства), и подумывал перебраться на Манхаттан (подобные переключения отражали скорее его духовную рубрикацию, чем уступку некоему фарсовому “влиянию среды”, столь любезному Марксу-отцу, популярному сочинителю “исторических” пьес), когда неожиданный дорофонный звонок отозвался мгновенной встряской как в большом, так и в малом кругах его кровообращения. Никто, даже отец, не знал, что Ван купил недавно пентхауз Кордулы, расположенный между Манхаттанской библиотекой и Парком. Помимо того, что здесь прекрасно работалось – в ученом уединении этой висящей в пустыне неба террасы с шумным, но удобным городом, плещущим внизу о подножие неприступной скалы его разума, – квартира олицетворяла то, что на модном жаргоне именовалось “прихотью холостяка”, он мог по своему усмотрению тайком ублажать здесь любую девицу или девиц. (Одна из них называла это жилище “твое крыло а terre”.) Впрочем, давая Люсетте дозволение посетить...
4. Память, говори (глава 11)
Входимость: 7. Размер: 23кб.
Часть текста: бутылочно-зеленые и темно-синие ромбы цветных стекол беседки сообщают нечто часовенное ее решетчатым оконцам. Она осталась такой же, какой была в мою отроческую пору, – старая, крепкая деревянная постройка над папоротниковым оврагом в старой, приречной части нашего вырского парка. Осталась такой же или, может быть, чуть получшела. В той, настоящей, не хватало нескольких стекол и ветер заметал вовнутрь крошащуюся листву. Узкий мосток над яругой в самой глуши парка и беседка, встающая в середине его, будто сгущенная радуга, становились после недолгого дождика скользкими, словно натертыми темной и, пожалуй, волшебной мазью. Этимологически “pavilion” и “papilio” – близкие родственники. Мебели внутри не было никакой, лишь откидной, на ржавых петлях, столик под восточным окном, сквозь два-три опустевших или прозрачных ромба которого проглядывал между синих расплывов и пьяных краснот отблеск реки. На полу у моих ног лежал на спине мертвый слепень, рядышком с бурыми останками березовой сережки. А на уцелевших пятнах побелки снутри двери забредавшие сюда чужаки оставляли надписи вроде “Здесь были Даша, Тамара и Лена” или “Долой Австрию!”. Гроза миновала быстро. Ливень, масса рушащейся воды, под которой корчились и перекатывались деревья, вдруг сразу выродился в косые линии безмолвного золота, разбитые на короткие и длинные прочерки, выступающие из фона, образованного стихающим волнением листвы. Бездны сладостной синевы расползались между огромными облаками – груда на груде, ослепительно белые, лиловато-пепельные, лепота, пловучие легенды, гуашь и гуано, – и в линиях их различался то тайный намек на женскую грудь, то посмертная маска поэта. Теннисный корт обратился в край великих озер. За парком, над дымящимися полями, вставала радуга; поля обрывались зубчатой темной границей далекого ельника;...
5. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 6. Размер: 34кб.
Часть текста: 39 Ладорские моды 1888 года хоть и грешили эклектичностью, но все же не подразумевали полной вседозволенности, как о том полагали в Ардисе. Собираясь на большой пикник по случаю дня своего рождения, шестнадцатилетняя Ада облачилась в простенькую полотняную блузку, кукурузно-желтые брючки и обшарпанные мокасины. Ван попросил ее распустить волосы; Ада воспротивилась, сказав, что они слишком длинны, чтобы не стать на приволье помехой, но в конце концов нашла промежуточное решение, подвязав их посередке мятой ленточкой из черного шелка. Единственными Вановыми уступками условностям летнего вкуса были голубая рубашка “поло”, серой фланели штаны до колен и спортивные туфли на толстой подошве. Пока среди солнечных брызг традиционного сосняка шли приготовления к бесхитростному сельскому празднику, неугомонная девчушка улизнула со своим возлюбленным в поросший папоротником овражек, где меж высоких кустов ожины скакал с уступа на уступ ручеек, – тут они отдали несколько минут радостям ненасытной страсти. День стоял жаркий, безветренный. И в самой малой из сосен ютилась своя цикада. Она сказала: – Выражаясь на манер девицы из старого романа, мнится мне, будто уже давным-давно, long ago, играла я здесь в слова с Грейс и двумя другими прелестными девочками. “Insect, incest, nicest”. Выражаясь на манер безумной ботанички, она сказала, что замечательнейшее слово в английском языке это “husked”, потому что им означаются полностью противоположные вещи – покрытое кожицей и облупленное, шелуха крепка, но легко лущится, я к тому, что они же легко снимаются, зачем было рвать поясок, животное? “Прилежно залущенное животное”, – нежно откликнулся Ван. Быстролетящему времени удавалось только усилить его нежность к созданию, которое он стискивал в этот миг, к обожаемому созданию, чьи движения обрели новую гибкость, ляжки – новое сходство с лирой, чью ленточку в волосах он...

© 2000- NIV