Cлово "МУХА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МУХИ, МУХ, МУХУ, МУХАМИ

1. Terra incognita
Входимость: 5.
2. Дар. (страница 4)
Входимость: 4.
3. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 3.
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 3.
5. Обида
Входимость: 2.
6. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 2.
7. Дар. (страница 7)
Входимость: 2.
8. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 2.
9. Подвиг. (страница 8)
Входимость: 2.
10. Память, говори (глава 6)
Входимость: 2.
11. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
Входимость: 2.
12. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
Входимость: 2.
13. Картофельный эльф
Входимость: 2.
14. Дар. (страница 9)
Входимость: 2.
15. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 2.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 8)
Входимость: 2.
17. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 1.
18. Незавершенный роман
Входимость: 1.
19. Машенька. (страница 5)
Входимость: 1.
20. Король, дама, валет
Входимость: 1.
21. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 1.
22. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 1.
23. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 21)
Входимость: 1.
24. Как-то раз в Алеппо...
Входимость: 1.
25. Пнин. (глава 7)
Входимость: 1.
26. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Примечания)
Входимость: 1.
27. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 1.
28. Аэроплан ("Как поет он, как нежданно")
Входимость: 1.
29. Другие берега
Входимость: 1.
30. Дар. (страница 3)
Входимость: 1.
31. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 1.
32. Память, говори (глава 12)
Входимость: 1.
33. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 2)
Входимость: 1.
34. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 1.
35. Случаи из жизни
Входимость: 1.
36. Лолита. (часть 1, главы 26-27)
Входимость: 1.
37. Отчаяние. (глава 10)
Входимость: 1.
38. Лик
Входимость: 1.
39. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 1.
40. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 1.
41. Под знаком незаконнорожденных. страница 9
Входимость: 1.
42. Волшебник
Входимость: 1.
43. Пнин. (глава 5)
Входимость: 1.
44. Пнин. (глава 4)
Входимость: 1.
45. Машенька. (страница 2)
Входимость: 1.
46. Красавица
Входимость: 1.
47. Память, говори
Входимость: 1.
48. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 1.
49. Порт
Входимость: 1.
50. Университетская поэма
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Terra incognita
Входимость: 5. Размер: 17кб.
Часть текста: Кук (быть может, беглый матрос). Грегсон шагал рядом со мной, жилистый, голенастый, с костлявыми голыми коленями. Он держал, как знамя, зеленую сетку на длинном древке. Носильщики, тоже набранные в Зонраки, рослые бадонцы глянцевитой коричневой масти, с густыми гривами, с кобальтовой росписью между глаз, шли легким и ровным ходом. Позади всех, рыжий и одутловатый, с отвислой губой, плелся Кук, держа руки в карманах, не нагруженный ничем. Смутно мне помнилось, что в начале экспедиции он много болтал и темно шутил, повадкой своей, смесью наглости и подобострастия, смахивая на шекспировского шута,- но вскоре он сдал, насупился, перестал исполнять свои обязанности, в которые между прочим входило толмачество, ибо Грегсон плохо еще понимал бадонское наречие. Томная жара, бархатная жара. Душно пахли перламутровые, похожие на грозди мыльных пузырей, соцветья Valieria mirifica, перекинутые через высохшее узкое русло, по которому мы с шелестом шли. Ветви порфироносного дерева, ветви чернолистой лимии сплетались над нашими головами, образуя туннель, там и сям прорезанный дымным лучом; наверху, в растительной гуще, среди каких-то ярких свешивающихся локонов и причудливых темных клубьев, щелкали и клокотали седые как лунь обезьянки, и мелькала подобно бенгальскому огню птица-комета, кричавшая пронзительным голоском. Я говорил себе. что голова у меня такая тяжелая от долгой ходьбы, от жары,...
2. Дар. (страница 4)
Входимость: 4. Размер: 68кб.
Часть текста: что и он на Памире, мой отец открыл истинную природу роговистого образования, появляющегося под концом брюшка у оплодотворенных самок аполлонов, выяснив, что это супруг, работая парой шпадлевидных отростков, налагает на супругу лепной пояс верности собственной выделки получающийся другим у каждого из видов этого рода, то лодочкой, то улиткой, то - как у редчайшего темно-пепельного orpheus Godunov - на подобие маленькой лиры. И как frontispiece к моему теперешнему труду мне почему-то хотелось бы выставить именно эту бабочку, - ах, как он говорил о ней, как вынимал из шести плотных треугольных конвертов шесть привезенных экземпляров, приближал к брюшку единственной самочки лупу, вставленную в глаз, - и как набожно его препаратор размачивал сухие, лоснистые, тесно сложенные крылья, чтобы потом гладко пронзить булавкой грудку бабочки, воткнуть ее в пробковую щель и широкими полосками полупрозрачной бумаги плоско закрепить на дощечках как-то откровенно-беззащитно-изящно распахнутую красоту, да подложить под брюшко ватку, да выправить черные сяжки, - чтобы она так высохла навеки. Навеки? В берлинском музее многочисленные бабочки отцовского улова так же свежи сегодня, как были в восьмидесятых, девяностых годах. Бабочки из собрания Линнея хранятся в Лондоне с восемнадцатого века. В пражском музее есть тот самый экземпляр популярной бабочки-атлас, которым любовалась Екатерина Великая. Отчего же мне стало так грустно? Его поимки, наблюдения, звук голоса в ученых словах, всг это, думается мне, я сберегу. Но это так еще мало. Мне хотелось бы с такой же относительной вечностью удержать то, что быть может я всего более любил в нем: его живую мужественность, непреклонность и независимость его, холод и жар его личности, власть над всем, за что он ни брался. Точно играючи, точно желая мимоходом запечатлеть свою силу на всем, он, там и сям выбирая предмет из...
3. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 3. Размер: 54кб.
Часть текста: однако, я осмелел, подбодренный странными возможностями, вытекающими из этой добросовестной совместности (можно было представить себе, например, две молодых четы, весело обменивающихся сожителями, или ребенка, притворяющегося спящим, с целью подслушать те же звуковые эффекты, какими сопровождалось его собственное зачатие), и я уже преспокойно брал однокомнатную кабинку с кроватью и койкой или двумя постелями, райскую келью с желтыми шторами, спущенными до конца, дабы создать утреннюю иллюзию солнца и Венеции, когда на самом деле за окном были Пенсильвания и дождь. Мы узнали - nous connumes, если воспользоваться флоберовской интонацией - коттеджи, под громадными шатобриановскими деревьями, каменные, кирпичные, саманные, штукатурные, расположенные на том, что путеводитель, издаваемый американской автомобильной ассоциацией, называл "тенистыми", "просторными", "планированными" участками. Были домики избяного типа, из узловатой сосны, балки которых своим золотисто-коричневым глянцем напоминали Лолите кожу жареной курицы. Мы научились презирать простые кабинки из беленых досок, пропитанные слабым запахом нечистот или какойлибо другой мрачно-стыдливой вонью и не могшие похвастать ничем (кроме "удобных постелей"), неулыбающаяся хозяйка которых всегда была готова к тому, что ее дар ("...ну, я могу вам дать...") будет отвергнут. Nous conumes - (эта игра чертовски забавна!) их претендующие на заманчивость примелькавшиеся названия - все эти "Закаты", "Перекаты", "Чудодворы", "Красноборы", "Красногоры", "Просторы", "Зеленые Десятины", "Мотели-Мотыльки"... Иногда реклама прибегала к...
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 3. Размер: 61кб.
Часть текста: как такового, но органического упадка, прирожденного всякой вещи независимо от того, наделена она сознанием Времени или нет. Да, я знаю, что другие умирают, но это не относится к делу. Я знаю еще, что вы и, вероятно, я тоже появились на свет, но это отнюдь не доказывает, будто мы с вами прошли через хрональную фазу, именуемую Прошлым: это мое Настоящее, малая пядь сознания твердит, будто так оно и было, а вовсе не глухая гроза бесконечного бессознания, приделанная к моему рождению, происшедшему пятьдесят два года и сто девяносто пять дней назад. Первое мое воспоминание восходит к середине июля 1870 года, т.е. к седьмому месяцу моей жизни (разумеется, у большинства людей способность к сознательной фиксации проявляется несколько позже, в возрасте трех-четырех лет), когда однажды утром на нашей ривьерской вилле в мою колыбель обрушился огромный кусок зеленого гипсового орнамента, отодранный от потолка землетрясением. Сто девяносто пять дней, предваривших это событие, не следует включать в перцептуальное время по причине их неотличимости от бесконечного бессознания, и стало быть, в том, что касается моего разума и моей гордости таковым, мне сегодня (в середине июля 1922 года) исполнилось ровно пятьдесят два et trкve de mon style plafond peint. В подобном же смысле личного, перцептуального времени я вправе дать моему Прошлому задний ход, насладясь этим мигом воспоминания не в меньшей мере, чем рогом изобилия, из которого вывалился лепной ананас, самую малость промазавший мимо моей головы, и постулировать, что в следующий миг некий телесный или космический катаклизм может – не убить меня, но погрузить в...
5. Обида
Входимость: 2. Размер: 20кб.
Часть текста: особенно любил сидеть на козлах, но кучер и домашние думали, что он это любит чрезвычайно, Путе же не хотелось их обидеть,- вот он там и сидел, желтолицый, сероглазый мальчик в нарядной матроске). Пара откормленных вороных, с блеском на толстых крупах и с чем-то необыкновенно женственным в долгих гривах, пышно похлестывая хвостами, бежала ровной плещущей рысью, и мучительно было наблюдать, как, несмотря на движение хвостов и подергивание нежных ушей, несмотря также на густой дегтярный запах мази от мух, тусклый слепень или овод с переливчатыми глазами навыкате присасывался к атласной шерсти. У кучера Степана, мрачного пожилого человека в черной безрукавке поверх малиновой рубахи, была крашеная борода клином и коричневая шея в тонких трещинках. Путе было неловко, сидя с ним рядом, молчать; поэтому он пристально смотрел на постромки, на дышло, придумывая любознательный вопрос или дельное замечание. Изредка у той или другой лошади приподнимался напряженный корень хвоста, под ним надувалась темная луковица, выдавливая круглый золотой ком, второй, третий, и затем складки темной кожи...

© 2000- NIV