Cлово "ВЕЩИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВЕЩИ, ВЕЩЕЙ, ВЕЩИЕ, ВЕЩИХ

1. Незавершенный роман
Входимость: 10.
2. Прозрачные вещи
Входимость: 9.
3. Дар. (страница 6)
Входимость: 6.
4. Дар. (страница 7)
Входимость: 6.
5. Дар
Входимость: 6.
6. Соглядатай
Входимость: 6.
7. Подвиг. (страница 3)
Входимость: 6.
8. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 6.
9. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 6.
10. Лолита. (часть 2, главы 29-30)
Входимость: 6.
11. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 5.
12. Защита Лужина. (глава 12)
Входимость: 5.
13. Защита Лужина. (глава 9)
Входимость: 4.
14. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 11)
Входимость: 4.
15. Дар. (страница 10)
Входимость: 4.
16. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 10)
Входимость: 4.
17. Пнин. (глава 4)
Входимость: 4.
18. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
Входимость: 4.
19. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 4.
20. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 12)
Входимость: 4.
21. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 4.
22. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 3.
23. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 3.
24. Уста к устам
Входимость: 3.
25. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 3.
26. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 3.
27. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 3.
28. Пильграм
Входимость: 3.
29. Лолита. (часть 1, главы 21-22)
Входимость: 3.
30. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 3.
31. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 4)
Входимость: 3.
32. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
Входимость: 3.
33. Лолита. (часть 2, главы 23-25)
Входимость: 3.
34. Камера Обскура
Входимость: 3.
35. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 3.
36. Лик
Входимость: 3.
37. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 18)
Входимость: 3.
38. Волшебник
Входимость: 3.
39. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 12)
Входимость: 3.
40. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 3.
41. Подвиг. (страница 2)
Входимость: 3.
42. Подвиг. (страница 9)
Входимость: 3.
43. Лолита. (часть 1, главы 23-25)
Входимость: 3.
44. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 2.
45. Знаки и символы
Входимость: 2.
46. Смотри на Арлекинов! (страница 5)
Входимость: 2.
47. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 2.
48. Дар. (страница 2)
Входимость: 2.
49. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 2.
50. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Незавершенный роман
Входимость: 10. Размер: 114кб.
Часть текста: роман Заметки к роману "НЕЗАВЕРШЕННЫЙ РОМАН" ULTIMA THULE. Впервые: Новый журнал (Нью-Йорк).- 1942-No 1. SOLUS REX. Впервые: Современные записки.-1940.-No 70. История этого текста изложена самим автором: "Зима 1939-40 годов оказалась последней для моей русской прозы... Среди написанного в эти прощальные парижские месяцы был роман, который я не успел закончить до отъезда и к которому уже не возвращался. За вычетом двух глав и нескольких заметок эту незаконченную вещь я уничтожил. Первая глава, под названием "Ultima Thule", появилась в печати в 1942 году... Глава вторая, "Solus Rex", вышла ранее... Быть может, закончи я эту книгу, читателям не пришлось бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, ...
2. Прозрачные вещи
Входимость: 9. Размер: 35кб.
Часть текста: историю. Новичкам следует научиться скользить над материей, если они желают, чтобы материя оставалась во всякое время точно такой, какой была. Прозрачные вещи, сквозь которые светится прошлое! Особенно трудно удерживать в фокусе поверхность вещей - рукодельных или природных, - по сути своей недвижных, но изрядно помыканных ветреной жизнью (вам приходит на ум, и правильно делает, камень на косогоре, над которым за неисчислимые годы, промахнуло многое множество разных зверюшек): новички, весело напевая, проваливаются сквозь поверхность и глядишь, уже с детской отрешенностью смакуют кто историю этого камня, а кто вон той вересковой пустоши. Поясняю. Тонкий защитный слой промежуточной реально-сти раскинут поверх искусственной и естественной материи, и если вам угодно остаться в настоящем, при настоящем, на настоящем, - то уж постарайтесь не прорывать этой напряженной плевы. Иначе неопытный чародей может вдруг обнаружить, что он уже не ступает больше по водам, а стойком утопает в окружении удивленно глазеющих рыб. Подробности следом. 2. В качестве персонажа Хью Персон (испорченное "Петерсон", кое-кем произносимое "Парсон") высвобождал свое нескладное тело из такси, которое доставило его из Трукса на этот дрянной горный курорт, и еще...
3. Дар. (страница 6)
Входимость: 6. Размер: 67кб.
Часть текста: случиться. Но как только он воображал Зину, он видел лишь бледный набросок, который голос ее за стеной не в силах был зажечь жизнью. А через час-другой он встречался с ней за столом, и всг восстанавливалось, и он снова понимал, что, не будь ее, не было бы этого утреннего тумана счастья. Как-то, спустя дней десять после знакомства, она вдруг вечером постучалась к нему и надменно-решительным шагом, с почти презрительным выражением на лице, вошла, держа в руке небольшую, спрятанную в розовой обертке, книгу. "У меня к вам просьба, - сказала она быстро и сухо. - Сделайте мне тут надпись"; Федор Константинович книгу взял - и узнал в ней приятно потрепанный, приятно размягченный двухлетним пользованием (это было ему совершенно внове) сборничек своих стихов. Он очень медленно стал откупоривать пузырек с чернилами, - хотя в иные минуты, когда хотелось писать, пробка выскакивала, как из бутылки шампанского; Зина же, посмотрев на его теребившие пробку пальцы, поспешно добавила: "Только фамилью, - пожалуйста, только фамилью". Он расписался, хотел было поставить дату, но почему то подумал, что в этом она может усмотреть вульгарную многозначительность "Ну вот, спасибо", - сказала она и, дуя на страницу, вышла. Через день было воскресенье, и около четырех вдруг выяснилось, что она одна дома: он читал у себя, она была в столовой и изредка совершала короткие экспедиции к себе в комнату через переднюю, и при этом посвистывала, и в ее легком топоте была топографическая тайна, - ведь к ней прямо вела дверь из столовой. Но мы читаем и будем читать....
4. Дар. (страница 7)
Входимость: 6. Размер: 81кб.
Часть текста: в глазах ангельская ясность, свойственная близоруким детям. Кипарисовы, Парадизовы, Златорунные не без удивления вспоминали потом (в тиши своих дальних и бедных приходов) его стыдливую красоту: херувим, увы, оказался наклееным на крепкий пряник; не всем пришедшийся по зубам. Поздоровавшись с нами, Николя вновь надевает шляпу - серенький пуховой цилиндр - и тихо отходит, очень миленький в своем домашне-сшитом сюртучке и нанковых брючках, - между тем как его отец, добрейший протоиерей, нечуждый садовничеству, занимает нас обсуждением саратовских вишень, слив, глив. Летучая знойная пыль застилает картину. Как неизменно отмечается в начале всех решительно писательских биографий, мальчик был пожирателем книг. Но отлично учился. "Государю твоему повинуйся, чти его и будь послушным законам", тщательно воспроизводил он первую пропись, и помятая подушечка указательного пальца так навсегда и осталась темною от чернил. Вот тридцатые годы кончились, пошли сороковые. В шестнадцать лет он довольно знал языки, чтобы читать Байрона, Сю и Ггте (до конца дней стесняясь варварского произношения); уже владел семинарской латынью, благо отец был человек образованный. Кроме того некто Соколовский занимался с ним по-польски, а местный торговец апельсинами преподавал ему персидский язык, - и соблазнял табачным курением. Поступив в саратовскую семинарию, он там показал себя скромным, и ни разу не подвергся поронции. Его прозвали "дворянчик", хотя он и не чуждался общих потех. Летом играл ...
5. Дар
Входимость: 6. Размер: 65кб.
Часть текста: отвергли по той же причине, по которой Васильев отказывается печатать содержащуюся в ней биографию (в третьей главе): прелестный пример того, как жизнь бывает вынуждена подражать тому самому искусству, которое она осуждает. Лишь в 1952-м году, спустя чуть ли не двадцать лет после того, как роман был начат, появился полный его текст, опубликованный самаритянской организацией: издательством имени Чехова. Занятно было бы представить себе режим, при котором "Дар" могли бы читать в России. Я жил тогда в Берлине с 1922-го года, т. е. одновременно с юным героем моей книги. Однако ни это обстоятельство, ни то, что у меня с ним есть некоторые общие интересы, как например, литература и чешуекрылые, ничуть не означает, что читатель должен воскликнуть "ага" и соединить творца и творение. Я не Федор Годунов-Чердынцев и никогда им не был; мой отец не был исследователем Средней Азии (которым я сам еще может быть когда-нибудь буду). Никогда я не ухаживал за Зиной Мерц; и меня нисколько не тревожило существование поэта Кончеева, или какого-либо другого писателя. Кстати, именно в Кончееве, да еще в другом случайном персонаже, беллетристе Владимирове, различаю некоторые четры себя самого, каким я был в 1925-м году. В те дни, когда я работал над этой книгой, у меня не было еще той хватки, которая позволила бы мне воссоздать эмигрантскую колонию столь радикально и беспощадно, как я это делывал в моих позднейших английских романах в отношении той или иной среды. История то тут, то там просвечивает сквозь искусство. Отношение Федора к Германии отражает быть может слишком примитивное и безрассудное презрение, которое русские эмигранты питали к "туземцам" (Берлина, Парижа или Праги). К тому же у моего молодого человека это усугубляется влиянием омерзительной диктатуры, принадлежащей к эпохе, когда роман писался, а не к...

© 2000- NIV