Cлово "ЖГУЧИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖГУЧУЮ, ЖГУЧЕЙ, ЖГУЧ, ЖГУЧИЕ, ЖГУЧЕГО

1. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 3.
2. Пнин. (глава 7)
Входимость: 2.
3. Дар. (страница 8)
Входимость: 2.
4. Ланс
Входимость: 2.
5. Лолита. (часть 1, главы 12-14)
Входимость: 2.
6. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 2.
7. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 1.
8. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 1.
9. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 1.
10. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1.
11. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 6)
Входимость: 1.
12. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 1.
13. Как-то раз в Алеппо...
Входимость: 1.
14. Пнин. (глава 2)
Входимость: 1.
15. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 1.
16. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 1.
17. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 1.
18. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 1.
19. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 1.
20. Облако, озеро, башня
Входимость: 1.
21. Соглядатай
Входимость: 1.
22. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 1.
23. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 1.
24. * * * ("Безвозвратная, вечно-родная")
Входимость: 1.
25. Память, говори (глава 14)
Входимость: 1.
26. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 17)
Входимость: 1.
27. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 2)
Входимость: 1.
28. Дар. (страница 10)
Входимость: 1.
29. Память, говори (глава 8)
Входимость: 1.
30. Память, говори (глава 10)
Входимость: 1.
31. Память, говори (глава 6)
Входимость: 1.
32. Волшебник
Входимость: 1.
33. Слово
Входимость: 1.
34. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 3)
Входимость: 1.
35. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 12)
Входимость: 1.
36. * * * ("Я без слез не могу")
Входимость: 1.
37. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 1.
38. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 1.
39. Дар. (страница 5)
Входимость: 1.
40. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 5)
Входимость: 1.
41. Лолита. (часть 1, главы 18-20)
Входимость: 1.
42. Подлинная жизнь Себастьяна Найта
Входимость: 1.
43. * * * ("И. А. Бунину")
Входимость: 1.
44. Память, говори (глава 5)
Входимость: 1.
45. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 30)
Входимость: 1.
46. Другие берега. (глава 6)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 3. Размер: 56кб.
Часть текста: батат Омерзительный каламбур, намеренно помещенный чуть ли не вместо эпиграфа, дабы подчеркнуть отсутствие уважения к Смерти. Я еще со школьной скамьи помню soi-distant{1} "последние слова" Рабле, находившиеся среди прочих блестящих обрывков в каком-то учебнике французского языка: "Je m'en vais chercher le grand peut-кtre"2. Строка 503: IPH Хороший вкус и закон о диффамации не позволяют мне открыть настоящее название почтенного института высшей философии, в адрес которого наш поэт отпускает в этой Песни немало прихотливых острот. Его конечные инициалы, HP (High Philosophy{3}), снабдили студентов аббревиатурой "Hi-Phi", и Шейд тонко спародировал ее в своих комбинациях - IPH, или If{4}. Он расположен, и весьма живописно, в юго-западном штате, который должен здесь остаться неназванным. Полагаю необходимым заявить также, что совершенно не одобряю легкомыслия, с которым поэт наш третирует, в этой Песни, определенные аспекты духовных чаяний, осуществить которые способна только религия (смотри примечание к строке 549). Строка 549: IPH презирал богов (и "Г") Вот где истинный Гвоздь вопроса! И понимания этого, сдается мне, не хватало не только Институту (смотри строку 517), но и самому поэту. Для христианина никакая потусторонняя жизнь не является ни приемлемой, ни вообразимой без участия Господа в нашей вечной судьбе, что, в свой черед, подразумевает заслуженное воздаяние за всякое прегрешение, большое и малое. В моем дневничке присутствует несколько...
2. Пнин. (глава 7)
Входимость: 2. Размер: 32кб.
Часть текста: к носу", только ухудшили положение, и когда я назавтра проснулся, то, что засело под верхним веком, ощущалось как твердый многогранник, при каждом слезливом моргании погружавшийся на все большую глубину. В полдень меня свезли к лучшему окулисту, доктору Павлу Пнину. Глупое происшествие из тех, что навсегда застревают в восприимчивом детском сознании, размечает пространство времени, проведенного мною и гувернером в заполненной солнечной пылью и плюшем приемной д-ра Пнина, где голубой мазок окна миниатюрно отражался в стеклянном колпаке золоченых бронзовых часов на камине, и пара мух описывала медленные четырехугольники вокруг безжизненной люстры. Дама в шляпе с плюмажем и ее муж в темных очках, храня супружеское безмолвие, сидели на диване; вошел кавалерийский офицер и присел с газетой к окну; затем муж удалился в кабинет д-ра Пнина; а затем я заметил странное выражение на лице моего гувернера. Здоровым оком я проследил направление его взгляда. Офицер склонялся к даме. По-французски он бегло корил ее за что-то, сделанное или не сделанное вчера. Она протянула ему для поцелуя руку в...
3. Дар. (страница 8)
Входимость: 2. Размер: 95кб.
Часть текста: от скитов и прочих мест спасения) дочки доктора Васильева. Вкусы его были вполне добротны. Его эпатировал Гюго. Ему импонировал Суинберн (что совсем не странно, если вдуматься). В списке книг, прочитанных им в крепости, фамилия Флобера написана по-французски через "о", и действительно, он его ставил ниже Захер-Мазоха и Шпильгагена. Он любил Беранже, как его любили средние французы. "Помилуйте, - восклицает Стеклов, - вы говорите, что этот человек был не поэтичен? Да знаете ли вы, что он со слезами восторга декламировал Беранже и Рылеева!" Его вкусы только окаменели в Сибири, - и по странной деликатности исторической судьбы, Россия за двадцать лет его изгнания не произвела (до Чехова) ни одного настоящего писателя, начала которого он не видел воочию в деятельный период жизни. Из разговоров с ним в Астрахани выясняется: "да-с, графский-то титул и сделал из Толстого великого-писателя-земли-русской": когда же к нему приставали, кто же лучший современный беллетрист, то он называл Максима Белинского. Юношей он записал в дневнике: "Политическая литература - высшая литература". Впоследствии пространно рассуждая о Белинском (Виссарионе, конечно), о котором распространяться, собственно, не полагалось, он ему следовал, говоря, что "Литература не может не быть служительницей того или иного направления идей", и что писатели "неспособные искренне одушевляться участием к тому, что совершается силою исторического движения вокруг нас... великого ничего не произведут ни в каком случае", ибо "история не знает произведений искусства, которые были бы созданы исключительно идеей прекрасного". Тому же Белинскому, полагавшему, что "Жорж Занд безусловно может входить в реестр имен европейских поэтов, тогда как помещение рядом имен Гоголя, Гомера и Шекспира оскорбляет и приличие и здравый смысл", и что "не только Сервантес, Вальтер Скотт,...
4. Ланс
Входимость: 2. Размер: 28кб.
Часть текста: (ибо, обратимся к реальности, астроном по фамилии Землесветов - диво не меньшее, чем энтомолог Гусеницын); но большей частью их имена до того архаичны, что выспренним и темным очарованием могли бы поспорить с прозваниями земель из рыцарских романов. Точно так, как наш Сосновый Дол, там, внизу, мало чем способен похвастать, кроме обувного заводика по одну сторону шоссе и ржавого ада автомобильного кладбища по другую, точно так и все эти Аркадии, Икарии и Зефирии с планетарных карт вполне могут оказаться мертвыми пустырями, лишенными и молочая, украшения наших свалок. Селенографы это вам подтвердят, ну да у них и линзы получше наших. В данном случае, чем сильнее увеличение, тем более крапчатой выглядит поверхность планеты, как если б ныряльщик смотрел на нее сквозь полупрозрачную воду. А если кое-какие соединенные оспины вдруг отзовутся узором линий и лунок с доски для китайских шашек, будем считать их геометрической галлюцинацией. Я не только отказываю слишком определенной планете в какой-либо роли в моем рассказе - роли, какую играет в нем любая из точек (я его вижу как род звездной карты), - я также отказываюсь иметь какое угодно дело с техническими пророчествами из тех, что изрекают ученые - по уверениям репортеров. Этот ракетный рэкет не для меня. Не для меня обещанные Земле маленькие искусственные спутники, взлетные полосы звездных...
5. Лолита. (часть 1, главы 12-14)
Входимость: 2. Размер: 20кб.
Часть текста: с того, что соблазнял меня, а затем перечил мне, оставляя меня с тупой болью в самом корне моего состава. Я знал точно, что я хотел сделать и как это сделать, не нарушая чистоты маленькой девочки. В конце концов у меня уже был некоторый опыт за долгие годы обращения с собственной манией. Мне случалось вприглядку обладать испещренными светотенью нимфетками в публичных парках; случалось протискиваться с осмотрительностью гнусного сластолюбца в тот теснейший теплейший конец городского автобуса, где повисала на ремнях орава школьниц. Но теперь, в продолжение почти трех недель, всем моим жалким ухищрениям чинились препятствия. Виновницей этих препон бывала обычно Гейзиха (которая, да отметит читатель, скорее опасалась, как бы Лолита не получила удовольствия от общения со мной, чем того, чтобы я насладился Лолитой). Дикая страсть, которая разрослась во мне к этой нимфетке - к первой в жизни нимфетке, до которой я, наконец, мог доскрестись неуклюжими, ноющими, робкими когтями - меня бы несомненно загнала опять в санаторию, кабы дьявол не смекнул, что ему надобно мне дать небольшое удовлетворение, ежели он желает, чтобы я ему еще послужил игралищем. Читатель также заметил и другое: занятный мираж озера. Было бы логично со стороны мистера Мак-Фатума (как хочу наречь моего дьявола) приготовить мне небольшой гостинец на обетованном бережку,...

© 2000- NIV