Cлово "ПОСЛЕДНИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПОСЛЕДНЕЕ, ПОСЛЕДНИЕ, ПОСЛЕДНЮЮ, ПОСЛЕДНЕЙ

1. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 18.
2. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 15.
3. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 14.
4. Незавершенный роман
Входимость: 13.
5. Пнин. (глава 6)
Входимость: 13.
6. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 13.
7. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 13.
8. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 12.
9. Дар. (страница 8)
Входимость: 12.
10. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 12.
11. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 11.
12. Дар
Входимость: 11.
13. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 11.
14. Дар. (страница 5)
Входимость: 11.
15. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 10.
16. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 10.
17. Дар. (страница 10)
Входимость: 10.
18. Пнин. (глава 4)
Входимость: 10.
19. Дар. (страница 9)
Входимость: 10.
20. Помощник режиссера
Входимость: 9.
21. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 9.
22. Дар. (страница 4)
Входимость: 9.
23. Память, говори
Входимость: 9.
24. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 8.
25. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 3)
Входимость: 8.
26. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 8.
27. Волшебник
Входимость: 8.
28. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 8.
29. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 8.
30. Дар. (страница 2)
Входимость: 7.
31. Память, говори (глава 12)
Входимость: 7.
32. Весна в Фиальте
Входимость: 7.
33. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 10)
Входимость: 7.
34. Под знаком незаконнорожденных. страница 12
Входимость: 7.
35. Истребление тиранов
Входимость: 7.
36. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 3)
Входимость: 7.
37. Университетская поэма
Входимость: 7.
38. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 7.
39. Terra incognita
Входимость: 7.
40. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 7.
41. Сестры Вэйн
Входимость: 7.
42. Память, говори (глава 9)
Входимость: 7.
43. Дар. (страница 6)
Входимость: 6.
44. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 19)
Входимость: 6.
45. Прозрачные вещи
Входимость: 6.
46. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 6)
Входимость: 6.
47. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 6.
48. Пнин. (глава 7)
Входимость: 6.
49. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 6.
50. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 7)
Входимость: 6.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 18. Размер: 52кб.
Часть текста: Не вошли в него только, во-первых, совсем ранние произведения, во-вторых такие, которые по форме и содержанию слишком похожи на другие и, в третьих, такие, в которых он находил формальные недостатки. Отбор был сделан самим автором. Он собирался сделать еще один, более строгий смотр, но не успел. Теперь, посылая этот сборник в печать, хочу обратить внимание читателя на главную тему Набокова. Она, кажется, не была никем отмечена, а между тем ею пропитано все, что он писал; она, как некий водяной знак, символизирует все его творчество. Я говорю о "потусторонности", как он сам ее назвал в своем последнем стихотворении "Влюбленность". Тема эта намечается уже в в таких ранних произведениях Набокова, как "Еще безмолвствую и крепну я в тиши...", просвечивает в "Как я люблю тебя" ("...и в вечное пройти украдкою насквозь"), в "Вечере на пустыре" ("...оттого что закрыто неплотно, и уже невозможно отнять..."), и во многих других его произведениях. Но ближе всего он к ней подошел в стихотворении "Слава", где он определил ее совершенно откровенно как тайну, которую носит в душе и выдать которую не должен и не может. Этой тайне он был причастен много лет, почти не сознавая ее, и это она давала ему его невозмутимую жизнерадостность и ясность даже при самых тяжелых переживаниях и делала его совершенно неуязвимым для всяких самых глупых или злостных нападок. "Эта тайна та-та, та-та-та-та, та-та, а точнее сказать я не вправе." Чтобы еще точнее понять, о чем идет речь, предлагаю читателю ознакомиться с описанием Федором Годуновым-Чердынцевым своего отца в романе "Дар" (стр. 130, второй абзац, и продолжение на стр. 131). Сам Набоков считал, что все его стихи распадаются на несколько разделов. В своем предисловии к сборнику Poems and...
2. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 15. Размер: 66кб.
Часть текста: ясностью я вижу, как перекатывается одно тучное плечо, как приподымается другое, вижу седую копну волос, складчатый затылок, красный в горошек платок, вяло свисающий из одного кармана, припухлость бумажника в другом, широкий бесформенный зад, травяное пятно на седалище старых защитного цвета штанов, истертые задники мокасин, слышу приятный рокоток, когда он оглядывается и, не останавливаясь, произносит что-нибудь вроде: "Вы смотрите там, ничего не рассыпьте, - не фантики все-таки" или (наморщась): "Придется опять писать Бобу Уэльсу [наш мэр] про эти чертовы ночные грузовики по вторникам". Мы уже добрались до гольдсвортовой части проулка и до мощеной плиточной дорожки, что ползла вдоль бокового газона к гравийному подъездному пути, поднимавшемуся от Далвичского тракта к парадной двери Гольдсвортов, как вдруг Шейд заметил: "А у вас гость". На крыльце боком к нам стоял приземистый, плотный, темно-волосатый мужчина в коричневом костюме, придерживая за глупую хватку мятый и тертый портфель и еще указуя скрюченным пальцем на только что отпущенную кнопку звонка. - Убью, - пробормотал я. Недавно какая-то девица в чепце всучила мне кипу религиозных брошюр, пообещав, что ее брат, которого я невесть почему вообразил себе хрупким и нервным юношей, заглянет, чтобы обсудить со мной Промысел Божий и разъяснить все, чего я не пойму из брошюр. Ничего себе, юноша! - Ну я же его убью, - шепотом повторил я, так несносна была мне...
3. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 14. Размер: 61кб.
Часть текста: не завершила ремонтных работ. Кто сможет забыть лоснящиеся от пота добродушные лица медногрудых железнодорожных рабочих, которые, опершись на лопаты, провожают глазами окна экспресса, осторожно скользящего мимо? Строка 167: Был час и т.д. Поэт начал Песнь вторую (на четырнадцатой карточке) 5 июля, в свой шестидесятый день рождения (смотри примечание к строке 181: "нынче"). Виноват, - заменить на шестьдесят первый. Строка 169: Загробной жизни Смотри примечание к строке 549. Строка 171: Великий заговор После побега короля экстремисты почти целый год оставались при убеждении, что ни он, ни Одон не покинули Земблы. Эту ошибку можно приписать лишь фатальной тупости, сквозящей красной нитью и в самых толковых тираниях. Воздухоплавательные снаряды и все, с ними связанное, поистине колдовским туманом обнесли разумение наших новых правителей, которым добродушная История поднесла вдруг целый короб этих стрекотливых и егозливых безделиц, дабы им было, с чем цацкаться. Чтобы важный беглец, удирая, и не исполнил воздушного номера, - это им представлялось немыслимым. Через две минуты после того, как король и актер с грохотом сбежали по черной лестнице Королевского театра, каждое крыло на земле и в воздухе оказалось уже сочтено, - такова была распорядительность правительства. В несколько следующих недель ни единый из частных или гражданских самолетов не получил разрешения на взлет, а досмотр транзитных стал до того долог и строг, что международные авиалинии решили отменить посадки в Онгаве. Имелись и жертвы. С энтузиазмом прострелили, к примеру, малиновый воздушный шар, отчего воздухоплаватель (известный метеоролог) утонул в заливе Сюрприза. Пилот с базы в Лапландии, совершая спасательный полет, заблудился в тумане, и земблянские истребители так его шуганули, что он поспешил приземлиться...
4. Незавершенный роман
Входимость: 13. Размер: 114кб.
Часть текста: и нескольких заметок эту незаконченную вещь я уничтожил. Первая глава, под названием "Ultima Thule", появилась в печати в 1942 году... Глава вторая, "Solus Rex", вышла ранее... Быть может, закончи я эту книгу, читателям не пришлось бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего...
5. Пнин. (глава 6)
Входимость: 13. Размер: 61кб.
Часть текста: над лужайками и асфальтом огромные янтарно-бурые данаиды, лениво дрейфуя к югу, свесив под крапчатыми телами не до конца поджатые сяжки. Колледж скрипел себе помаленьку. Усидчивые, обремененные беременными женами аспиранты все писали диссертации о Достоевском и Симоне де Бовуар. Литературные кафедры трудились, оставаясь под впечатлением, что Стендаль, Галсворти, Драйзер и Манн - большие писатели. Пластмассовые слова вроде "конфликта" и "образа" пребывали еще в чести. Как обычно, бесплодные преподаватели с успехом пытались "творить", рецензируя книги своих более плодовитых коллег, и как обычно, множество везучих сотрудников колледжа наслаждалось или приготавливалось насладиться разного рода субсидиями, полученными в первую половину года. Так, смехотворно мизерная дотация предоставляла разносторонней чете Старров с Отделения изящных искусств - Кристофферу Старру с его младенческим личиком и его малютке-жене Луизе - уникальную возможность записать послевоенные народные песни в Восточной Германии, куда эти удивительные молодые люди неведомо как получили разрешение проникнуть. Тристрам В. Томас ("Том" для друзей), профессор антропологии, получил от фонда Мандовилля десять тысяч долларов на изучение привычного рациона кубинских рыбаков и пальмолазов. Другое благотворительное заведение пришло на помощь Бодо фон Фальтернфельсу, позволив ему завершить, наконец, составление "библиографии печатных и рукописных материалов последних лет, посвященных критическому осмыслению влияния учеников Ницше на современную мысль". И последнее, но отнюдь не самое малое: некий особо расщедрившийся фонд обеспечил знаменитому вайнделльскому психиатру Рудольфу Ауре, возможность применить к десяти тысячам школьников так называемый "Тест пальца и чашки", в котором дитя окунало указательный палец в чашки с цветными жидкостями, после чего измерялись и наносились на разного рода увлекательные...

© 2000- NIV