Cлово "НОВЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НОВЫХ, НОВОЕ, НОВУЮ, НОВЫЕ

1. Дар. (страница 7)
Входимость: 14. Размер: 81кб.
2. Дар. (страница 2)
Входимость: 13. Размер: 83кб.
3. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 13. Размер: 52кб.
4. Незавершенный роман
Входимость: 11. Размер: 114кб.
5. Память, говори (глава 6)
Входимость: 11. Размер: 40кб.
6. Соглядатай
Входимость: 11. Размер: 110кб.
7. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 11. Размер: 66кб.
8. Пнин. (глава 6)
Входимость: 10. Размер: 61кб.
9. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 10. Размер: 49кб.
10. Память, говори (глава 14)
Входимость: 10. Размер: 36кб.
11. Дар. (страница 4)
Входимость: 10. Размер: 68кб.
12. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 9. Размер: 61кб.
13. Дар. (страница 9)
Входимость: 9. Размер: 72кб.
14. Король, дама, валет. (глава 5)
Входимость: 9. Размер: 31кб.
15. Дар. (страница 3)
Входимость: 9. Размер: 72кб.
16. Дар
Входимость: 9. Размер: 65кб.
17. Дар. (страница 8)
Входимость: 9. Размер: 95кб.
18. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 9. Размер: 61кб.
19. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 8. Размер: 23кб.
20. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 8. Размер: 39кб.
21. Пнин. (глава 2)
Входимость: 8. Размер: 55кб.
22. Истребление тиранов
Входимость: 8. Размер: 49кб.
23. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 31)
Входимость: 8. Размер: 19кб.
24. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 8. Размер: 56кб.
25. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 8. Размер: 66кб.
26. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 7. Размер: 42кб.
27. Пнин. (глава 5)
Входимость: 7. Размер: 42кб.
28. Машенька. (страница 3)
Входимость: 7. Размер: 42кб.
29. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 7. Размер: 37кб.
30. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 7. Размер: 62кб.
31. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 7. Размер: 43кб.
32. Рождественский рассказ
Входимость: 7. Размер: 12кб.
33. Другие берега
Входимость: 7. Размер: 26кб.
34. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 7. Размер: 56кб.
35. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 7. Размер: 49кб.
36. Смотри на Арлекинов! (страница 4)
Входимость: 7. Размер: 28кб.
37. Весна в Фиальте
Входимость: 7. Размер: 41кб.
38. Другие берега. (глава 6)
Входимость: 7. Размер: 29кб.
39. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 6. Размер: 43кб.
40. Подлец
Входимость: 6. Размер: 51кб.
41. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 6. Размер: 61кб.
42. Волшебник
Входимость: 6. Размер: 83кб.
43. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 6. Размер: 39кб.
44. Память, говори
Входимость: 6. Размер: 38кб.
45. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 6. Размер: 42кб.
46. Пнин. (глава 7)
Входимость: 6. Размер: 32кб.
47. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 6. Размер: 52кб.
48. Дар. (страница 5)
Входимость: 6. Размер: 67кб.
49. Король, дама, валет. (глава 2)
Входимость: 6. Размер: 35кб.
50. Память, говори (глава 13)
Входимость: 6. Размер: 43кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар. (страница 7)
Входимость: 14. Размер: 81кб.
Часть текста: окунается в мгновенный сон, - и вот, с особой театральной яркостью восставших из мертвых, к нам навстречу выходят: с длинной тростию, в шелковой рясе гранатного колера, с вышитым поясом на большом животе о. Гавриил, и с ним, уже освещенный солнцем, весьма привлекательный мальчик розовый, неуклюжий, нежный. Подошли. Сними шляпу, Николя. Волосы с рыжинкой, веснушки на лобике, в глазах ангельская ясность, свойственная близоруким детям. Кипарисовы, Парадизовы, Златорунные не без удивления вспоминали потом (в тиши своих дальних и бедных приходов) его стыдливую красоту: херувим, увы, оказался наклееным на крепкий пряник; не всем пришедшийся по зубам. Поздоровавшись с нами, Николя вновь надевает шляпу - серенький пуховой цилиндр - и тихо отходит, очень миленький в своем домашне-сшитом сюртучке и нанковых брючках, - между тем как его отец, добрейший протоиерей, нечуждый садовничеству, занимает нас обсуждением саратовских вишень, слив, глив. Летучая знойная пыль застилает картину. Как неизменно отмечается в начале всех решительно писательских биографий, мальчик был пожирателем книг. Но отлично учился. "Государю твоему повинуйся, чти его и будь послушным законам", тщательно воспроизводил он первую пропись, и помятая подушечка указательного пальца так навсегда и осталась темною от чернил. Вот тридцатые годы кончились, пошли сороковые. В шестнадцать лет он довольно знал языки, чтобы читать Байрона, Сю и Ггте (до конца дней стесняясь варварского произношения); уже владел семинарской латынью, благо...
2. Дар. (страница 2)
Входимость: 13. Размер: 83кб.
Часть текста: хорошо: рождественская скарлатина и пасхальный дифтерит". "Почему не наоборот?" - полюбопытствовала Тамара. Господи, как он любил стихи! Стеклянный шкапчик в спальне был полон его книг: Гумилев и Эредиа, Блок и Рильке, - и сколько он знал наизусть! А тетради... Нужно будет когда-нибудь решиться и всг просмотреть. Она это может, а я не могу. Как это странно случается, что со дня на день откладываешь. Разве, казалось бы, не наслаждение, - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни он, ни тень книг никак не могли служить темой для призрака. Разговор тем временем перешел на какого-то советского деятеля, потерявшего после смерти Ленина власть. "Ну, в те годы, когда я видал его, он был в зените славы и добра", - говорил Васильев, профессионально перевирая цитату. Молодой человек, похожий на Федора Константиновича (к которому именно поэтому так привязались Чернышевские), теперь очутился у двери, где, прежде чем выйти, остановился в полоборота к отцу, - и, несмотря на свой чисто умозрительный состав, ах, как он был сейчас плотнее всех сидящих в комнате! Сквозь Васильева и бледную барышню просвечивал диван, инженер Керн был представлен одним лишь блеском пенснэ, Любовь Марковна - тоже, сам Федор Константинович держался лишь благодаря смутному совпадению с...
3. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 13. Размер: 52кб.
Часть текста: Стихи. Ардис, Анн Арбор, 1979. Предисловие Этот сборник - почти полное собрание стихов, написанных Владимиром Набоковым. Не вошли в него только, во-первых, совсем ранние произведения, во-вторых такие, которые по форме и содержанию слишком похожи на другие и, в третьих, такие, в которых он находил формальные недостатки. Отбор был сделан самим автором. Он собирался сделать еще один, более строгий смотр, но не успел. Теперь, посылая этот сборник в печать, хочу обратить внимание читателя на главную тему Набокова. Она, кажется, не была никем отмечена, а между тем ею пропитано все, что он писал; она, как некий водяной знак, символизирует все его творчество. Я говорю о "потусторонности", как он сам ее назвал в своем последнем стихотворении "Влюбленность". Тема эта намечается уже в в таких ранних произведениях Набокова, как "Еще безмолвствую и крепну я в тиши...", просвечивает в "Как я люблю тебя" ("...и в вечное пройти украдкою насквозь"), в "Вечере на пустыре" ("...оттого что закрыто неплотно, и уже невозможно отнять..."), и во многих других его произведениях. Но ближе всего он к ней подошел в стихотворении "Слава", где он определил ее совершенно откровенно как тайну, которую носит в душе и выдать которую не должен и не может. Этой тайне он был причастен много лет, почти не сознавая ее, и это она давала ему его невозмутимую жизнерадостность и ясность даже при самых тяжелых переживаниях и делала его совершенно неуязвимым для всяких самых глупых или злостных нападок. "Эта тайна та-та, та-та-та-та, та-та, а точнее сказать я не вправе." Чтобы еще точнее понять, о чем идет речь, предлагаю читателю ознакомиться с описанием Федором Годуновым-Чердынцевым своего отца в романе "Дар" (стр. 130, второй абзац, и продолжение на стр. 131). Сам Набоков считал, что все его стихи распадаются на несколько разделов. В своем предисловии к сборнику Poems and Problems (Стихи и задачи) он писал: "То, что можно несколько выспренне назвать европейским периодом моего стихотворчества,...
4. Незавершенный роман
Входимость: 11. Размер: 114кб.
Часть текста: воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и особенно в "Бледном огне" (1962). Меня эти отзвуки слегка раздражают, но больше всего я сожалею о его незавершенности потому, что он, как кажется, должен был решительно отличаться от всех остальных моих русских вещей качеством расцветки, диапазоном стиля, чем-то не поддающимся определению в его мощном подводном течении..." (Цит. по: Набоков В. Рассказы. Приглашение на казнь. Эссе, интервью, рецензии.- М.: Книга, 1989-С. 501- 502). Глава 1. Ultima Thule Помнишь, мы...
5. Память, говори (глава 6)
Входимость: 11. Размер: 40кб.
Часть текста: щурились от ослепительно-росистого сверканья, я тотчас принуждал окно отдать свое сокровище: одним махом комната раскалывалась на свет и тень. Пропитанная солнцем березовая листва поражала взгляд прозрачностью, которая бывает у светло-зеленого винограда; еловая же хвоя бархатно выделялась на синеве, и эта синева была такой насыщенности, какую мне довелось опять отыскать только много лет спустя в горноборовой зоне Колорадо. С семилетнего возраста все, что я чувствовал, завидя прямоугольник обрамленного солнечного света, подчинялось одной-единственной страсти. Первая моя мысль при блеске утра в окне была о бабочках, которых припасло для меня это утро. Началось все с довольно пустякового случая. На жимолости, нависшей поверх гнутого прислона скамьи, что стояла против парадного крыльца, мой ангел-наставник (чьи крылья, хоть и лишенные флорентийского ободка, очень походят на крылья Гавриила у Фра Анджелико) указал мне редкого гостя, великолепное, бледно-желтое животное в черных и синих ступенчатых пятнах, с киноварным глазком над каждой из парных черно-палевых шпор. Свешиваясь с наклоненного цветка и упиваясь им, оно слегка изгибало словно припудренное тельце и все время судорожно хлопало своими громадными крыльями. Я стонал от желания, острее которого ничего с тех пор не испытывал. Проворный Устин, который был швейцаром у нас в Петербурге, но по комического свойства причине (объясненной в другом месте) оказался...

© 2000- NIV