Cлово "ОРАНЖЕВЫЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОРАНЖЕВЫЙ, ОРАНЖЕВЫМИ, ОРАНЖЕВОГО, ОРАНЖЕВОМ

1. Дар. (страница 3)
Входимость: 3. Размер: 72кб.
2. Смотри на Арлекинов! (страница 3)
Входимость: 3. Размер: 27кб.
3. Дар. (страница 4)
Входимость: 3. Размер: 68кб.
4. Память, говори (глава 13)
Входимость: 3. Размер: 43кб.
5. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 2. Размер: 26кб.
6. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 2. Размер: 29кб.
7. Память, говори (глава 4)
Входимость: 2. Размер: 28кб.
8. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 2. Размер: 23кб.
9. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 2. Размер: 42кб.
10. Катастрофа
Входимость: 2. Размер: 14кб.
11. Картофельный эльф
Входимость: 2. Размер: 43кб.
12. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 36)
Входимость: 2. Размер: 16кб.
13. Сказка
Входимость: 2. Размер: 25кб.
14. Король, дама, валет. (глава 2)
Входимость: 2. Размер: 35кб.
15. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 32)
Входимость: 2. Размер: 19кб.
16. Совершенство
Входимость: 2. Размер: 22кб.
17. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 4)
Входимость: 2. Размер: 12кб.
18. Дар. (страница 10)
Входимость: 2. Размер: 65кб.
19. Занятой человек
Входимость: 2. Размер: 23кб.
20. Камера Обскура. (страница 3)
Входимость: 2. Размер: 27кб.
21. Король, дама, валет. (глава 8)
Входимость: 2. Размер: 29кб.
22. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 31кб.
23. Незавершенный роман
Входимость: 1. Размер: 114кб.
24. Звонок
Входимость: 1. Размер: 22кб.
25. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 1. Размер: 33кб.
26. Отчаяние. (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 22кб.
27. Другие берега. (глава 9)
Входимость: 1. Размер: 23кб.
28. Машенька. (страница 5)
Входимость: 1. Размер: 30кб.
29. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 18)
Входимость: 1. Размер: 16кб.
30. Круг
Входимость: 1. Размер: 21кб.
31. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 1. Размер: 34кб.
32. To Vera
Входимость: 1. Размер: 1кб.
33. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 23)
Входимость: 1. Размер: 10кб.
34. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 32кб.
35. Стихи из романа "Дар"
Входимость: 1. Размер: 5кб.
36. Скитальцы (1-е действие)
Входимость: 1. Размер: 29кб.
37. Святки
Входимость: 1. Размер: 2кб.
38. Память, говори (глава 6)
Входимость: 1. Размер: 40кб.
39. Сон на акрополе
Входимость: 1. Размер: 3кб.
40. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 1)
Входимость: 1. Размер: 8кб.
41. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
Входимость: 1. Размер: 36кб.
42. Хват
Входимость: 1. Размер: 20кб.
43. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 47кб.
44. Пнин. (глава 5)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
45. Машенька. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 36кб.
46. Пнин. (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 45кб.
47. Гаданье
Входимость: 1. Размер: 2кб.
48. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 32кб.
49. Слово
Входимость: 1. Размер: 8кб.
50. Пильграм
Входимость: 1. Размер: 30кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар. (страница 3)
Входимость: 3. Размер: 72кб.
Часть текста: сливками. Милая моя! Образчик элизейских красок! Отец однажды, в Ордосе, поднимаясь после грозы на холм, ненароком вошел в основу радуги, - редчайший случай! - и очутился в цветном воздухе, в играющем огне, будто в раю. Сделал еще шаг - и из рая вышел. Она уже бледнела. Дождь совсем перестал, пекло, овод с шелковыми глазами сел на рукав. В роще закуковала кукушка, тупо, чуть вопросительно: звук вздувался куполком и опять - куполком, никак не разрешаясь. Бедная толстая птица вероятно перелетела дальше, ибо всг повторялось сызнова, вроде уменьшенного отражения (искала, что-ли, где получается лучше, грустнее?). Громадная, плоская на лету бабочка, иссиня-черная с белой перевязью, описав сверхестественно-плавную дугу и опустившись на сырую землю, сложилась, тем самым исчезла. Такую иной раз приносит, зажав ее обеими руками в картуз, сопящий крестьянский мальчишка. Такая взмывает из-под семенящих копыт примерной докторской поньки, когда доктор, держа на коленях почти ненужные вожжи, а то просто прикрутив их к передку, задумчиво едет тенистой дорогой в больницу. А изредка четыре черно-белых крыла с кирпичной изнанкой находишь рассыпанными как игральные карты на лесной тропе: остальное съела неизвестная птица. Он перепрыгнул лужу, где два навозных жука, мешая друг другу, цеплялись за соломинку, и отпечатал на краю дороги подошву: многозначительный след ноги, всг глядящий вверх, всг видящий исчезнувшего человека. Идя полем, один, под дивно несущимися облаками, он вспомнил, как с первыми папиросами в первом портсигаре подошел тут к старому косарю, попросил огня; мужик из-за тощей пазухи вынул коробок, дал его без улыбки, - но дул ветер, спичка за спичкой гасла, едва вспыхнув, - и после каждой становилось все совестнее, а тот смотрел с...
2. Смотри на Арлекинов! (страница 3)
Входимость: 3. Размер: 27кб.
Часть текста: пылала в черных свободных прядях "медузы", как называлась в ранних двадцатых ее прическа. Лепная коричневая спина с латкой родинки под левой лопаткой и с длинной ложбинкой вдоль позвоночника, искупающей все оплошности эволюции животного мира, болезненно отвлекала меня от принятого решения предварить предложение особенной, невероятно важной исповедью. Несколько аквамариновых капель еще поблескивало снутри ее коричневых бедер и на крепких коричневых икрах, и несколько камушков мокрого гравия пристало к розовато-бурым лодыжкам. Если в моих американских романах ("A Kingdom by the Sea", "Ardis") я так часто описывал невыносимую магию девичьей спины, то в этом главным образом повинна моя любовь к Ирис. Плотные маленькие ягодицы, - мучительнейший, полнейший, сладчайший цвет ее мальчишеской миловидности, - были как еще не развернутые подарки под рождественской елкой. Вернув после этих недолгих хлопот на место терпеливо ожидавшее солнце, Ирис выпятила полную нижнюю губу, выдохнула дым и наконец сообщила: "По-моему, с душевным здоровьем у вас все в порядке. Вы иногда кажетесь странноватым и мрачным, часто дуетесь, но это в природе гения ce qu'on appelle". - А что такое по-вашему "гений"? - Ну, способность видеть вещи, которых не видят другие. Или, вернее, невидимые связи вещей. - В таком случае, я говорю о состоянии жалком, болезненном, ничего общего с гениальностью не имеющем. Давайте начнем с живого примера, взятого в доподлинной обстановке. Пожалуйста, закройте глаза ненадолго. Теперь представьте аллею, ведущую к вашей вилле от почтовой конторы. Видите, как сходятся в перспективе платаны, и между двумя последними - калитка вашего сада? - Нет, - сказала Ирис, - последний справа заменен фонарным столбом, - его не так-то легко разглядеть с деревенской площади, но это фонарь, обросший плющом. - Ну пусть, ...
3. Дар. (страница 4)
Входимость: 3. Размер: 68кб.
Часть текста: работая парой шпадлевидных отростков, налагает на супругу лепной пояс верности собственной выделки получающийся другим у каждого из видов этого рода, то лодочкой, то улиткой, то - как у редчайшего темно-пепельного orpheus Godunov - на подобие маленькой лиры. И как frontispiece к моему теперешнему труду мне почему-то хотелось бы выставить именно эту бабочку, - ах, как он говорил о ней, как вынимал из шести плотных треугольных конвертов шесть привезенных экземпляров, приближал к брюшку единственной самочки лупу, вставленную в глаз, - и как набожно его препаратор размачивал сухие, лоснистые, тесно сложенные крылья, чтобы потом гладко пронзить булавкой грудку бабочки, воткнуть ее в пробковую щель и широкими полосками полупрозрачной бумаги плоско закрепить на дощечках как-то откровенно-беззащитно-изящно распахнутую красоту, да подложить под брюшко ватку, да выправить черные сяжки, - чтобы она так высохла навеки. Навеки? В берлинском музее многочисленные бабочки отцовского улова так же свежи сегодня, как были в восьмидесятых, девяностых годах. Бабочки из собрания Линнея хранятся в Лондоне с восемнадцатого века. В пражском музее есть тот самый экземпляр популярной бабочки-атлас, которым любовалась Екатерина Великая. Отчего же мне стало так грустно? Его поимки, наблюдения, звук голоса в ученых словах, всг это, думается мне, я сберегу. Но это так еще мало. Мне хотелось бы с такой же относительной вечностью удержать то, что быть может я всего более любил в нем: его живую мужественность, непреклонность и независимость его, холод и жар его личности, власть над всем, за что он ни брался. Точно играючи, точно желая мимоходом запечатлеть свою силу на всем, он, там и сям выбирая предмет из области вне энтомологии, оставил след почти во всех отраслях естествоведения: есть только одно растение, описанное им, из всех им собранных, но это зато - замечательный вид березы; ...
4. Память, говори (глава 13)
Входимость: 3. Размер: 43кб.
Часть текста: в Греции весенних месяца я посвятил, снося неизменное негодование пастушьих псов, поискам оранжевой белянки Грюнера, желтянки Гельдриха, белянки Крюпера: поискам напрасным, ибо я попал не в ту часть страны. На палубе кьюнардовского лайнера “Паннония”, 18 мая 1919 года отплывшего от берегов Греции, направляясь (на двадцать один год раньше, чем требовалось, – что касается меня) в Нью-Йорк, но нас высадившего в Марселе, я учился плясать фокстрот. Франция прогремела мимо в угольно черной ночи. Бледный “канал” еще качался внутри нас, когда поезд Дувр-Лондон тихо затормозил и встал. Картинки с изображением серой груши, там и сям висевшие на угрюмых стенах вокзала “Виктория”, рекламировали мыло для ванн, которым меня в детстве намыливала английская гувернантка. Уже через неделю я лощил пол на благотворительном балу, щека к щеке с моей первой английской душечкой, ветренной, гибкой девушкой, старшей меня на пять лет. Отец и раньше бывал в Англии – в последний раз он приезжал туда в феврале 1916-го года, с пятью другими видными деятелями русской печати, по приглашению британского правительства, желавшего показать им свою военную деятельность (которая, как им намекнули, недостаточно оценивалась русским...
5. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 2. Размер: 26кб.
Часть текста: говорила уже совсем по старинке: аглицки. Дегтярное лондонское мыло, черное как смоль в сухом виде, а в мокром - янтарное на свет, было скользким участником ежеутренних обливаний, для которых служили раскладные резиновые ванны-тоже из Англии. Дядька намыливал всего мальчика от ушей до пят при помощи особой оранжево-красной губки, а затем несколько раз обливал теплой водой из большого белого кувшина, вокруг которого обвивалась черная фаянсовая лоза. Этот мой резиновый tub я взял с собой в эмиграцию, и он, уже заплатанный, был мне сущим спасением в моих бесчисленных европейских пансионах; грязнее французской общей ванной нет на свете ничего, кроме немецкой. За брекфастом яркий паточный сироп, golden syrup, наматывался блестящими кольцами на ложку, а оттуда сползал змеей на деревенским маслом намазанный русский черный хлеб. Зубы мы чистили лондонской пастой, выходившей из тубочки плоскою лентой. Бесконечная череда удобных, добротных изделий да всякие ладные вещи для разных игр, да снедь текли к нам из Английского Магазина на Невском. Тут были и кексы, и нюхательные соли, и покерные карты, и какао, и в цветную полоску спортивные фланелевые пиджаки, и чудные скрипучие кожаные футболы, и белые как тальк, с девственным пушком, теннисные мячи в упаковке, достойной редкостных фруктов. Эдемский сад мне представлялся британской колонией. Я научился читать по-английски раньше, чем по-русски; некоторая неприятная для непетербургского слуха - да и для меня самого, когда слышу себя на пластинке - брезгливость произношения в разговорном русском языке сохранилась у меня и по сей день (помню при первой встрече, в 1945 что ли году, в Америке, биолог Добжанский наивно мне заметил: "А здорово, батенька, вы позабыли родную речь"). Первыми моими английскими друзьями были...

© 2000- NIV