Cлово "НОЖ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НОЖОМ, НОЖИ, НОЖАМИ, НОЖА

1. Сцены из жизни двойного чудища
Входимость: 3. Размер: 19кб.
2. Terra incognita
Входимость: 3. Размер: 17кб.
3. Пнин. (глава 4)
Входимость: 2. Размер: 45кб.
4. Приглашение на казнь. (страница 5)
Входимость: 2. Размер: 43кб.
5. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 2. Размер: 35кб.
6. Подвиг. (страница 9)
Входимость: 2. Размер: 40кб.
7. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 2. Размер: 26кб.
8. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 2. Размер: 38кб.
9. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 17)
Входимость: 2. Размер: 13кб.
10. Подвиг. (страница 4)
Входимость: 2. Размер: 39кб.
11. Дедушка
Входимость: 2. Размер: 16кб.
12. Весна в Фиальте
Входимость: 2. Размер: 41кб.
13. Незавершенный роман
Входимость: 1. Размер: 114кб.
14. Дар. (страница 6)
Входимость: 1. Размер: 67кб.
15. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 1. Размер: 35кб.
16. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 1. Размер: 45кб.
17. Подлец
Входимость: 1. Размер: 51кб.
18. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 1. Размер: 61кб.
19. Знаки и символы
Входимость: 1. Размер: 13кб.
20. Петербург ("Мне чудится в Рождественское утро")
Входимость: 1. Размер: 4кб.
21. Уста к устам
Входимость: 1. Размер: 26кб.
22. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 1. Размер: 29кб.
23. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 1. Размер: 61кб.
24. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 47кб.
25. Прозрачные вещи
Входимость: 1. Размер: 35кб.
26. Пнин. (глава 6)
Входимость: 1. Размер: 61кб.
27. Другие берега. (глава 10)
Входимость: 1. Размер: 26кб.
28. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
29. Альфред де Мюссе. Майская ночь
Входимость: 1. Размер: 9кб.
30. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 1. Размер: 40кб.
31. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 10)
Входимость: 1. Размер: 14кб.
32. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 1. Размер: 39кб.
33. Картофельный эльф
Входимость: 1. Размер: 43кб.
34. Университетская поэма
Входимость: 1. Размер: 31кб.
35. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 1. Размер: 37кб.
36. Дар. (страница 9)
Входимость: 1. Размер: 72кб.
37. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 1. Размер: 45кб.
38. Оповещение
Входимость: 1. Размер: 12кб.
39. Дар. (страница 7)
Входимость: 1. Размер: 81кб.
40. Сестры Вэйн
Входимость: 1. Размер: 33кб.
41. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 17)
Входимость: 1. Размер: 19кб.
42. Подлинная жизнь Себастьяна Найта
Входимость: 1. Размер: 17кб.
43. Лолита. (часть 2, главы 6-9)
Входимость: 1. Размер: 29кб.
44. Защита Лужина
Входимость: 1. Размер: 14кб.
45. Память, говори (глава 5)
Входимость: 1. Размер: 43кб.
46. Случайность
Входимость: 1. Размер: 18кб.
47. Король, дама, валет. (глава 2)
Входимость: 1. Размер: 35кб.
48. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 1. Размер: 41кб.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 1. Размер: 61кб.
50. Машенька. (страница 4)
Входимость: 1. Размер: 26кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Сцены из жизни двойного чудища
Входимость: 3. Размер: 19кб.
Часть текста: припомнить самый первый случай, когда один из нас или мы оба осознали необычайность наших обстоятельств и нашей судьбы. Все, что вспомнилось Ллойду, - это как наш дедушка Ибрахим (или Аким, или Ахем - неприятная груда мертвых звуков на наш нынешний слух!), бывало, гладил то, что погладил доктор, и говорил - "золотой мост". Я промолчал. Наше детство прошло в доме дедушки невдалеке от Караца, на вершине тучного холма, над Черным морем. Младшую из его дочерей, розу Востока, жемчужину седого Ахема (коли так, старый прохвост мог бы приглядывать за нею получше), обесчестил в придорожном саду наш безымянный родитель, и едва породив нас, она умерла - полагаю, единственно от ужаса и печали. Одна серия сплетен указывала на венгерского коробейника, другая отдавала предпочтение немецкому коллекционеру птиц либо кому-то из членов его экспедиции - скорее всего, таксидермисту. Сумрачные тетки в тяжелых ожерельях, в балахонистых платьях, пропахших бараниной и розовым маслом, с отвратительным рвением ухаживали за нами в пору нашего чудовищного младенчества. В окрестных деревнях скоро прознали о поразительной новости и принялись засылать к...
2. Terra incognita
Входимость: 3. Размер: 17кб.
Часть текста: лишь бы не маяться в Зонраки, где полгода варят "вонго", а другие полгода "вонго" пьют, но осталось неясным,- или уже я многое начинал забывать, пока мы шли, шли,- кто он такой, Кук (быть может, беглый матрос). Грегсон шагал рядом со мной, жилистый, голенастый, с костлявыми голыми коленями. Он держал, как знамя, зеленую сетку на длинном древке. Носильщики, тоже набранные в Зонраки, рослые бадонцы глянцевитой коричневой масти, с густыми гривами, с кобальтовой росписью между глаз, шли легким и ровным ходом. Позади всех, рыжий и одутловатый, с отвислой губой, плелся Кук, держа руки в карманах, не нагруженный ничем. Смутно мне помнилось, что в начале экспедиции он много болтал и темно шутил, повадкой своей, смесью наглости и подобострастия, смахивая на шекспировского шута,- но вскоре он сдал, насупился, перестал исполнять свои обязанности, в которые между прочим входило толмачество, ибо Грегсон плохо еще понимал бадонское наречие. Томная жара, бархатная жара. Душно пахли перламутровые, похожие на грозди мыльных пузырей, соцветья Valieria mirifica, перекинутые через высохшее узкое русло, по которому мы с шелестом шли. Ветви порфироносного дерева, ветви чернолистой лимии сплетались над нашими головами, образуя туннель, там и сям прорезанный дымным лучом; наверху, в растительной гуще, среди каких-то ярких свешивающихся локонов и причудливых темных клубьев, щелкали и клокотали седые как лунь обезьянки, и мелькала подобно бенгальскому огню птица-комета, кричавшая пронзительным голоском. Я говорил себе. что голова у меня такая тяжелая от долгой ходьбы, от жары, пестроты и лесного гомона, но втайне знал, что я заболел,...
3. Пнин. (глава 4)
Входимость: 2. Размер: 45кб.
Часть текста: не любил и которого не видел теперь уже почти два года. Король, его более приемлемый отец, принял решение не отрекаться. Газеты не выходили. Восточный Экспресс со всеми его транзитными пассажирами застрял на пригородной станции, картинные пейзане стояли на дебаркадере, отражаясь в лужах и глазея на занавешенные окна длинных загадочных вагонов. Дворец с его террасными садами и город под дворцовым холмом, и главная площадь города, где, несмотря на погоду, уже рубили головы и плясал народ, - все это находилось в самом центре креста, поперечины коего обрывались в Триесте, Граце, Будапеште и Загребе, как показывает "Справочный атлас мира" Рэнда Мак-Нэлли. А в самом центре этого центра сидел Король, спокойный и бледный и в целом довольно похожий на сына, каким этот подросток воображал себя в свои сорок лет. Спокойный и бледный, с чашкой кофе в руке, Король сидел спиной к изумрудово-серому окну и слушал не снявшего маски посланца - дородного пожилого вельможу в мокром плаще, сумевшего сквозь дождь и мятеж проскользнуть из осажденного...
4. Приглашение на казнь. (страница 5)
Входимость: 2. Размер: 43кб.
Часть текста: - но кто-то как-то - это было ясно - пробивал себе ход. Стояла холодная ночь; серый, сальный отблеск луны, делясь на клетки, ложился по внутренней стенке оконной пади; вся крепость ощущалась, как налитая густым мраком снутри и вылощенная луной снаружи, с черными изломами теней, которые сползали по скалистым скатам и бесшумно рушились во рвы; да, - стояла бесстрастная, каменная ночь, - но в ней, в глухом ее лоне, подтачивая ее мощь, пробивалось нечто совершенно чуждое ее составу и строю. Или это старые, романтические бредни, Цинциннат? Он взял покорный стул и покрепче ударил им в пол, потом несколько раз в стену, - стараясь, хотя бы посредством ритма, придать стуку смысл. И действительно: пробивающийся сквозь ночь сначала стал, как бы соображая - враждебны ли или нет встречные стуки, - и вдруг возобновил свою работу с такой ликующей живостью звука, которая доказывала Цинциннату, что его отклик понят. Он убедился, - да, это именно к нему идут, его хотят спасти, - и, продолжая постукивать в наиболее болезненные места камня, он вызывал - в другом диапазоне и ключе - полнее, сложнее, слаще, - повторение тех нехитрых ритмов, которые он предлагал. Он уже подумывал о том, как наладить азбуку, когда заметил, что не месяц, а другой, непрошеный, свет разбавляет потемки, - и не успел он заметить это, как звуки втянулись. Напоследок довольно долго что-то сыпалось, но и это постепенно смолкло, - и странно было представить себе, что так недавно ночная тишь нарушалась жадной, жаркой, пронырливой жизнью, вплотную принюхивающейся и придавленным щипцом храпящей - и снова роющей с остервенением, как пес, добирающийся до барсука. Через зыбкую дремоту он видел, как входил Родион, - и было уже за полдень, когда совсем проснулся, - и, как всегда, подумал прежде всего о том, что конец еще не сегодня, а ведь могло быть и сегодня,...
5. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 2. Размер: 35кб.
Часть текста: страница 7 8 Удивительно ярким выглядел город в лучах последнего солнца: стояли Красные Деньки, особенность этих мест. Они наступали в ряд за первыми заморозками, и счастлив был заезжий турист, навестивший Падукград в такую пору. Слюнки текли при взгляде на грязь, оставленную недавними дождями, столь сдобной казалась она. Фасады домов по одной стороне улицы купались в янтарном свете, который подчеркивал каждую, ну просто каждую их деталь; на некоторых красовались мозаичные панно; главный банк города, например, радовал глаз серафимами среди юккоподобных растений. По свежей синей краске бульварных скамеек детские пальчики выводили слова: "Слава Падуку", - верное средство насытиться властью над липучей материей без того, чтобы уши тебе открутил полицейский, коего натужная улыбка обнаруживала испытываемое им затруднение. Воздушный рубиновый шарик висел в безоблачном небе. В открытых кафе братались чумазые трубочисты и мучнистые пекари, там потопляли они в гренадине и сидре старинную рознь. Посредине панели лежали резиновая мужская калоша и запачканная кровью манжета, и прохожие обходили их стороной, не замедляя, однако, шага и не взглядывая на эти вещицы, да и вовсе ничем не показывая, что заметили их, разве соступят с бордюра в грязь и опять взойдут на панель. Пуля вызвездила окно дешевой лавки игрушек; при приближении Круга оттуда вышел солдат с чистым бумажным пакетом и запихал в него калошу вместе с манжетой. Уберите препятствие и муравьи опять поползут по прямой. Эмбер не носил съемных манжет,...

© 2000- NIV