Cлово "МАЛЬЧИК"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МАЛЬЧИКА, МАЛЬЧИКОВ, МАЛЬЧИКОМ, МАЛЬЧИКУ

1. Пнин. (глава 4)
Входимость: 11.
2. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 9.
3. Соглядатай
Входимость: 9.
4. Под знаком незаконнорожденных. страница 11
Входимость: 9.
5. Король, дама, валет. (глава 9)
Входимость: 8.
6. Память, говори (глава 8)
Входимость: 8.
7. Картофельный эльф
Входимость: 8.
8. Память, говори (глава 15)
Входимость: 8.
9. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 7.
10. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 7.
11. Другие берега. (глава 14)
Входимость: 7.
12. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 7.
13. Память, говори (глава 10)
Входимость: 7.
14. Лолита. (часть 2, главы 6-9)
Входимость: 7.
15. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 6.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 3)
Входимость: 6.
17. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 15)
Входимость: 6.
18. Память, говори (глава 6)
Входимость: 6.
19. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 6.
20. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 5.
21. Лолита. (часть 2, главы 10-13)
Входимость: 5.
22. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 24)
Входимость: 5.
23. Дар
Входимость: 5.
24. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 5.
25. Лик
Входимость: 5.
26. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 5.
27. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 5.
28. Под знаком незаконнорожденных. страница 5
Входимость: 5.
29. Под знаком незаконнорожденных. страница 2
Входимость: 4.
30. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 14)
Входимость: 4.
31. Пнин. (глава 2)
Входимость: 4.
32. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 4.
33. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 4.
34. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 4.
35. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 4.
36. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 27)
Входимость: 4.
37. Память, говори (глава 9)
Входимость: 4.
38. Подвиг. (страница 9)
Входимость: 4.
39. Защита Лужина. (глава 5)
Входимость: 4.
40. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 3.
41. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 3.
42. Знаки и символы
Входимость: 3.
43. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 3.
44. Обида
Входимость: 3.
45. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 16)
Входимость: 3.
46. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 3.
47. Дар. (страница 7)
Входимость: 3.
48. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 20)
Входимость: 3.
49. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 3.
50. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Пнин. (глава 4)
Входимость: 11. Размер: 45кб.
Часть текста: тысячах миль к западу от воображаемого Дворца. Обильный весенний ливень хлестал по французским окнам, за которыми, куда ни глянь, дрожала и дымилась зеленая молодая листва. Казалось, ничто, кроме пелены дождя, не отделяет и не защищает Дворец от революции, которая вот уже несколько дней сотрясала город. ... На самом деле отцом Виктора был чудаковатый беженец-доктор, которого он никогда особенно не любил и которого не видел теперь уже почти два года. Король, его более приемлемый отец, принял решение не отрекаться. Газеты не выходили. Восточный Экспресс со всеми его транзитными пассажирами застрял на пригородной станции, картинные пейзане стояли на дебаркадере, отражаясь в лужах и глазея на занавешенные окна длинных загадочных вагонов. Дворец с его террасными садами и город под дворцовым холмом, и главная площадь города, где, несмотря на погоду, уже рубили головы и плясал народ, - все это находилось в самом центре креста, поперечины коего обрывались в Триесте, Граце, Будапеште и Загребе, как показывает "Справочный атлас мира" Рэнда Мак-Нэлли. А в самом центре этого центра сидел Король, спокойный и бледный и в целом довольно похожий на сына, каким этот подросток воображал себя в свои сорок лет. Спокойный и бледный, с чашкой кофе в руке, Король сидел спиной к изумрудово-серому окну и слушал не снявшего маски посланца - дородного пожилого вельможу в мокром плаще, сумевшего сквозь дождь и мятеж проскользнуть из осажденного Государственного Совета в отрезанный от мира Дворец. - Абдикация! Добрая треть алфавита! - с легким акцентом холодно и язвительно молвил Король.- Я отвечаю - нет. Предпочитаю неизвестную величину изгнания. Сказавши так, вдовый Король взглянул на...
2. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 9. Размер: 20кб.
Часть текста: что существуют такие люди), он понимал, как тайное волнение таланта, и, твердо помня, что покойный тесть был композитором (довольно, впрочем, сухим и склонным, в зрелые годы, к сомнительному блистанию виртуозности), он не раз, в приятной мечте, похожей на литографию, спускался ночью со свечой в гостиную, где вундеркинд в белой рубашонке до пят играет на огромном черном рояле. Ему казалось, что все должны видеть недюжинность его сына; ему казалось, что, быть может, люди со стороны лучше в ней разбираются, чем он сам. Школа, которую он для сына выбрал, особенно славилась внимательностью к так называемой "внутренней" жизни ученика, гуманностью, вдумчивостью, дружеским проникновением. Преданье говорило, что, в первое время ее существования, учителя в час большой перемены возились с ребятами,- физик мял, глядя через плечо, комок снега, математик получал на бегу крепкий мячик в ребра, и сам директор веселым восклицанием поощрял игру. Таких общих игр теперь больше не было, но идиллическая слава осталась. Классным воспитателем сына был учитель словесности, добрый знакомый писателя Лужина и, кстати сказать, недурной лирический поэт, выпустивший сборник подражаний Анакреону. "Забредите,- сказал он в тот день, когда Лужин старший в первый раз привел сына в школу.- В любой четверг, около двенадцати". Лужин забрел. На лестнице было пусто и тихо. Проходя через зал в учительскую, он услышал из второго класса глухой, многоголосый раскат смеха. Затем, в тишине, шаги его особенно звонко застучали по желтому паркету зала. В учительской у большого стола, покрытого сукном, напоминавшим об экзаменах, сидел воспитатель и писал письмо. С тех пор, как его сын поступил в школу, он с воспитателем еще не говорил и теперь, спустя месяц являясь к нему, был полон щекочущего ожидания, некоторого волнения и робости,- всех тех чувств, которые он некогда испытал, когда, юношей в...
3. Соглядатай
Входимость: 9. Размер: 110кб.
Часть текста: раз шумел проливной дождь, ей дали зонтик, и она сказала: "Вот и отлично, большое спасибо, молодой человек меня проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный монолог. Муж, спустя месяц, отбыл, и в первую же ночь, что я снова провожал Матильду, она предложила мне подняться к ней наверх, чтобы взять книжку, которую давно увещевала меня прочесть, - что-то по-французски о какой-то русской девице Ариадне (*1). Шел, как обычно, дождь, вокруг фонарей дрожали ореолы, правая моя рука утопала в жарком кротовом меху, левая держала раскрытый зонтик, в который ночь била, как в барабан. Этот зонтик, -...
4. Под знаком незаконнорожденных. страница 11
Входимость: 9. Размер: 31кб.
Часть текста: перчатках, вцепились в оцепенелого, скрюченного Круга (застрявшего на стадии куколки) и выволокли его наружу. Стражи А и Б завладели им, прочие зигзагами прыснули кто куда, тычась в поисках новых жертв. Улыбнувшись и козырнув небрежно, д-р Александер сказал стражу А: "Увидимся", затем осадил машину назад и принялся энергично выкручивать руль. Выкрученный, автомобиль развернулся, дернул вперед: д-р Александер откозырял повторно, а Мак, погрозивши Кругу здоровенным указательным пальцем, втиснул свои ягодицы в пространство, освобожденное для него Мариэттой вблизи себя. И вот уже слышно было, как автомобиль, испуская радостные гудочки, уносится прочь к укромной, благоухающей мускусом квартирке. О, полная радостей, распаленная докрасна, нетерпеливая юность! Несколькими дворами Круга вели к главному зданию. Во дворах No. 3 и 4 на кирпичных стенах были начерчены мелом силуэты приговоренных - для упражнений в прицельной стрельбе. Есть старинная русская легенда: первое, с чем встречается rastrelianyi [человек, казненный через расстреляние], очутившись "на том свете" (не перебивайте, рано еще, уберите руки), - это не сборище обычных "теней" или "духов", не омерзительный душка, омерзительно невыразительный душка, невыразимо омерзительный душка в древних...
5. Король, дама, валет. (глава 9)
Входимость: 8. Размер: 29кб.
Часть текста: бельведер супротивного дома, где, пронзительно переговариваясь, роилось штук двадцать взволнованных ласточек. Затем желтый мусорщик подкатил к грузовику свой желтый металлический бочонок, шоферы вернулись к своим машинам, пекарь махнул на свой велосипед, горничная вошла в писчебумажную лавку, потянулись дамы следом за своими собаками, сошедшими с ума от каких-то новых, выразительных дуновений,- последним двинулся господин в сером, и только бородатый старик-иностранец, с судком в руке, один продолжал неподвижно глядеть вверх. Господин в сером пошел медленно и щурился от неожиданных белых молний, которые отскакивали от передних стекол проезжавших автомобилей. Было что-то такое в воздухе, от чего забавно кружилась голова, то теплые, то прохладные волны пробегали по телу, под шелковой рубашкой,- смешная легкость, млеющий блеск, утрата собственной личности, имени, профессии. Господин в сером только что пообедал и должен был, в сущности говоря, вернуться в контору,- но в этот первый весенний день контора тихонько испарилась. Навстречу ему по солнечной стороне улицы шла худенькая дама в пегом пальто, и с нею рядом катил на трехколесном велосипеде мальчик лет пяти в синей матроске. - Эрика! - вдруг воскликнул господин и резко...

© 2000- NIV