Cлово "МАСКА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МАСКУ, МАСКИ, МАСКЕ, МАСКАХ

1. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 5.
2. Другие берега. (глава 9)
Входимость: 4.
3. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 6)
Входимость: 4.
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 30)
Входимость: 4.
5. Память, говори (глава 9)
Входимость: 3.
6. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 3.
7. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 3.
8. Незавершенный роман
Входимость: 2.
9. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 2.
10. Бритва
Входимость: 2.
11. Соглядатай
Входимость: 2.
12. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 2.
13. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 2.
14. Приглашение на казнь
Входимость: 2.
15. Пнин. (глава 4)
Входимость: 2.
16. Лолита. (часть 2, главы 17-19)
Входимость: 2.
17. Король, дама, валет. (глава 10)
Входимость: 2.
18. L'Inconnue de la Seine
Входимость: 2.
19. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 1.
20. Лебеда
Входимость: 1.
21. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 14)
Входимость: 1.
22. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 1.
23. Знаки и символы
Входимость: 1.
24. Память, говори (глава 4)
Входимость: 1.
25. Дар. (страница 2)
Входимость: 1.
26. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 21)
Входимость: 1.
27. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 16)
Входимость: 1.
28. Как-то раз в Алеппо...
Входимость: 1.
29. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 1.
30. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 7)
Входимость: 1.
31. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 20)
Входимость: 1.
32. Дар. (страница 7)
Входимость: 1.
33. Дар. (страница 3)
Входимость: 1.
34. Память, говори (глава 11)
Входимость: 1.
35. Событие. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 1.
36. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 3)
Входимость: 1.
37. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 1.
38. Смотри на Арлекинов! (страница 3)
Входимость: 1.
39. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 1.
40. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 1.
41. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 17)
Входимость: 1.
42. Дар. (страница 4)
Входимость: 1.
43. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 2)
Входимость: 1.
44. Дар. (страница 10)
Входимость: 1.
45. Лолита
Входимость: 1.
46. Ланс
Входимость: 1.
47. Под знаком незаконнорожденных. страница 9
Входимость: 1.
48. Волшебник
Входимость: 1.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 1.
50. Память, говори
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 5. Размер: 28кб.
Часть текста: в голос плача, прошумела сердобольная Фрида. Он осмотрел, вздыхая, большущее фиолетовое пятно на толстой плечевине. Умываясь, он из ванны слышал, как в соседней комнате Марта дышит и похрустывает, делая модную гимнастику. Потом закурил сигару, улыбнулся от 'боли, надевая пальто, и вышел. Заметив, что у ограды стоит садовник (он же сторож), Драйер подумал, что хорошо бы хоть теперь, путем прямого вопроса, разрешить тайну, занимавшую его так давно. - Вот беда, так беда,- степенно сказал садовник, когда Драйер подошел.- А ведь в деревне - отец и четыре сестрички. Шарахнуло, стало быть, на гололедице,-вот и капут. - Да,- кивнул Драйер,- ему проломило голову, грудную клетку,- все. - Хороший, веселый парень,- сказал садовник с чувством.- И помер. У него от гаража ключ, должно быть, остался. Заперто. - Послушайте,- начал Драйер,- вы случайно не заметили...- дело в том, что я сильно подозреваю... Он запнулся. Пустяк, время глагола остановило его. Вместо того, чтобы спросить "он пьет?", надобно было спросить...
2. Другие берега. (глава 9)
Входимость: 4. Размер: 23кб.
Часть текста: бледно-зелеными облаками расписанного, потолка в одной из нижних зал нашего дома, или же сваренное вкрутую яйцо опускалось с овальным звуком в дымящуюся фиолетовую хлябь. Когда камердинер, Иван Первый (затем забранный в солдаты), или Иван Второй (додержавшийся до тех времен, когда я его посылал с романтическими поручениями), будил меня, смуглая мгла еще стояла за окнами, жужжало в ушах, поташнивало, и электрический свет в спальне резал глаза мрачным йодистым блеском. За какие-нибудь полчаса надобно было подготовить скрытый накануне от репетитора урок (о, счастливое время, когда я мог сфотографировать мозгом десять страниц в столько же минут!), выкупаться, одеться, побрекфастать. Таким образом утра мои были скомканы, и пришлось временно отменить уроки бокса и фехтованья с удивительно гуттаперчевым французом Лустало. Он продолжал приходить почти ежедневно, чтобы боксировать и биться на рапирах с моим отцом, и, проглотив чашку какао в столовой на нижнем этаже, я оттуда кидался, уже надевая пальто, через зеленую залу (где мандаринами и бором пахло так долго после Рождества), по направлению к "библиотечной", откуда доносились топот и шарканье. Там я находил отца, высокого, плотно сложенного человека, казавшегося еще крупнее в своем белом, стеганом тренировочном костюме и черной выпуклой решетчатой...
3. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 6)
Входимость: 4. Размер: 16кб.
Часть текста: Найта (глава 6) 6 Незнакомец, произнесший эти слова, приблизился... Ах, как я томился порой по плавному ходу на славу смазанного романа! Как было б удобно, когда бы голос этот принадлежал бодрому старому преподавателю с длинными мочками пушистых ушей и сборочками у глаз, изобличающими юмор и умудренность... Подручный персонаж, долгожданный прохожий, он тоже знал моего героя, но с иной стороны. “А теперь, – молвил бы он, – я вам поведаю подлинную историю университетских лет Себастьяна Найта”. Да тут же бы и поведал. Но увы, ничего похожего на деле не случилось. Этот Голос в Тумане донесся из самых смутных закоулков моего разума. Он был лишь эхом какой-то возможной истины, своевременным напоминанием: не будь чересчур доверчив, узнавая о прошлом из уст настоящего. Остерегайся и честнейшего из посредников. Помни, все, рассказанное тебе, в действительности трояко: скроено рассказчиком, перекроено слушателем и скрыто от обоих мертвым героем рассказа. Кто это тут говорит о Себастьяне Найте? – повторяет этот голос в моем сознании. А и вправду – кто? Лучший друг с единокровным братом. Тихий ученый, далекий от жизни, и стеснительный странник, навестивший дальнюю землю. А где же третий участник беседы? Мирно истлевает на кладбище в Сен-Дамье. Весело обитает в пяти томах. Незримый, вперяется через мое плечо, пока я это пишу (хотя, посмею сказать, слишком уж ...
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 30)
Входимость: 4. Размер: 11кб.
Часть текста: гостем из-за Золотого Занавеса, особенно укрепившиеся после того, как в те же дни (то есть в самый канун Крымской войны) с полдюжины артистов прибывшего из Татарии большого “Цирка Доброй Воли” – три танцовщицы, больной и старый клоун со своим старым говорящим козлом, и муж одной из танцовщиц, гример (и несомненный многократный агент), – переезжая из Франции в Англию по только что прорытому “Чаннелу”, переметнулись на сторону будущего противника. Грандиозный успех Маскодагамы в театральном клубе, члены коего до той поры привычно пробавлялись постановками елизаветинских пьес, в которых роли королев и фей исполняли миловидные мальчики, повлиял первым делом на карикатуристов. В злободневной юмористике стало обычаем изображать университетских преподавателей, провинциальных политиков, видных государственных деятелей и, разумеется, тогдашнего правителя Золотой Орды сплошными маскодагамами. В Оксфорде (близлежащем женском университете) местные буяны освистали нелепого подражателя (на деле – самого Маскодагаму, показавшего слишком мудреную пародию на свое выступление!). Проныра-репортер, подслушавший, как он клянет складку на устилавшем сцену ковре, назвал его в печати “гугнявым янки”. “Дорогой господин Васкодагама” получил даже приглашение в Виндзорский замок – от владельца оного, по обеим линиям происходившего от Вановых предков, – но отклонил таковое, заподозрив в описке (безосновательно, как впоследствии выяснилось) намек на то, что его инкогнито раскрыто ...
5. Память, говори (глава 9)
Входимость: 3. Размер: 38кб.
Часть текста: дипломы, дневники, наброски, удостоверения личности, карандашные заметки и кое-какие печатные материалы, которые моя мать старательно сохраняла до самой своей смерти в Праге, и которые затем, между 1939-м и 1961-м годами пережили множество злоключений. Основываясь на этих документах и собственных моих воспоминаниях, я составил приводимую ниже краткую биографию моего отца. Владимир Дмитриевич Набоков, юрист, публицист и государственный деятель, сын Дмитрия Николаевича Набокова, министра юстиции, и баронессы Марии фон Корф, родился 20 июля 1870-го года в Царском Селе близ Петербурга и пал от пули убийцы 28 марта 1922-го года в Берлине. До тринадцати лет он получал образование дома, от французских и английских гувернанток, а также русских и немецких учителей; от одного из них он перенял и затем передал мне passio et morbo aureliana. Осенью 1883-го года он начал посещать гимназию на тогдашней Гагаринской улице (предположительно переименованной в двадцатых годах недальновидными Советами). Стремление первенствовать было в нем огромно. Одной зимней ночью он, не справившись с заданной на дом задачей и предпочтя воспаление легких насмешкам у классной доски, выставил себя на полярный мороз в надежде, что его, сидящего в одной ночной рубашке у открытого окна (оно выходило на Дворцовую площадь с ее отглаженным луною столпом), свалит своевременная болезнь; наутро он был по-прежнему здоровехонек, зато незаслуженно слег учитель, которого он так боялся. Шестнадцати лет, в мае 1887-го, он завершил курс гимназии с золотой медалью и начал изучать юриспруденцию в Петербургском Университете, который закончил в 1891-ом году. Учебу он продолжил в Германии (преимущественно в Галле). Тридцать лет спустя один из его однокашников, с которым он совершал велосипедные прогулки по Черному лесу, прислал моей вдовой матери томик “Мадам Бовари”, бывший тогда с отцом, написавшим на форзаце “Непревзойденный шедевр французской литературы” – суждение, справедливое и поныне. 14...

© 2000- NIV