Cлово "МАТУШКА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МАТУШКУ, МАТУШКИ, МАТУШКЕ, МАТУШКОЙ

1. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 3)
Входимость: 10.
2. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 19)
Входимость: 6.
3. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 4.
4. Подлинная жизнь Себастьяна Найта
Входимость: 3.
5. Дар. (страница 2)
Входимость: 2.
6. Смотри на Арлекинов! (страница 3)
Входимость: 2.
7. Пнин. (глава 3)
Входимость: 2.
8. Память, говори (глава 12)
Входимость: 2.
9. Отчаяние. (глава 3)
Входимость: 2.
10. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 2.
11. Волшебник
Входимость: 2.
12. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 2.
13. Король, дама, валет. (глава 5)
Входимость: 2.
14. Отчаяние. (глава 6)
Входимость: 2.
15. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 1.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 2)
Входимость: 1.
17. Другие берега. (глава 9)
Входимость: 1.
18. Смотри на Арлекинов! (страница 5)
Входимость: 1.
19. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 1.
20. Помощник режиссера
Входимость: 1.
21. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 8)
Входимость: 1.
22. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 1.
23. Отчаяние. (глава 2)
Входимость: 1.
24. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 1.
25. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 4)
Входимость: 1.
26. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 1.
27. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника.
Входимость: 1.
28. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 1.
29. Подвиг. (страница 4)
Входимость: 1.
30. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 1.
31. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 2)
Входимость: 1.
32. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 7)
Входимость: 1.
33. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 1.
34. Лолита. (часть 1, главы 7-9)
Входимость: 1.
35. Память, говори (глава 6)
Входимость: 1.
36. Пнин. (глава 5)
Входимость: 1.
37. Красавица
Входимость: 1.
38. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 3)
Входимость: 1.
39. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 1.
40. Машенька
Входимость: 1.
41. Память, говори (глава 9)
Входимость: 1.
42. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 3)
Входимость: 1.
43. Подвиг. (страница 2)
Входимость: 1.
44. Подвиг. (страница 9)
Входимость: 1.
45. Пнин
Входимость: 1.
46. Защита Лужина. (глава 10)
Входимость: 1.
47. Отчаяние. (глава 8)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 3)
Входимость: 10. Размер: 15кб.
Часть текста: ждать Себастьяна, который с самоотверженной помощью капитана Белова катил наш багаж от дома к вокзалу. По расписанию поезд отходил в 8.40 утра. Уже половина – и никаких признаков Себастьяна. Наш проводник был уже в поезде, спокойно сидел, читая газету; он предупредил маму, что заговаривать с ним на людях не следует ни при каких обстоятельствах, и по мере того как таяло время и поезд приготовлялся к отправке, нас охватывало жуткое, цепенящее чувство страха. Мы понимали, что человек этот, по обыкновению своего цеха, нипочем не согласится повторить предприятие, провалившееся уже в начале. Мы также знали, что не сумеем еще раз осилить траты, связанные с побегом. Минуты шли, и я чувствовал, как что-то отчаянно екает у меня под ложечкой. Мысль, что через минуту-другую поезд тронется и нам придется вернуться на темный, холодный чердак (дом наш несколько месяцев как национализировали), терзала нас чрезвычайно. Дорогою на вокзал мы обогнали Белова и Себастьяна, толкавших по хрусткому снегу тяжко нагруженную тележку. Эта картина теперь недвижно стояла перед моими глазами (я был тринадцатилетним мальчиком с богатым воображением), как бы приговоренная волшебством к вечному оцепенению. Матушка, втянув руки в рукава, с клоком седых волос, выбившимся из-под шерстяного платка, сновала взад и вперед, пытаясь поймать взгляд нашего проводника всякий раз, что проходила мимо его окна. Восемь сорок пять, восемь пятьдесят... Отправка поезда задерживалась, но вот свистнуло, тень горячего белого пара пронеслась по бурому снегу перрона, и в это же самое время показался бегущий Себастьян, наушники его меховой шапки летели по ветру. Втроем мы вскарабкались в уходящий поезд. Прошло какое-то время, прежде чем Себастьян сумел рассказать нам, что капитана Белова взяли на улице, как раз когда они проходили мимо его прежнего дома, а Себастьян, предоставив багаж его собственной участи, отчаянным...
2. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 19)
Входимость: 6. Размер: 15кб.
Часть текста: дата видится мне отражением его имени в подернутой рябью воде. Что-то в изгибах последних трех цифр напоминает извилистые очертания Себастьяновой личности... Я пытаюсь, как часто пытался по ходу этой книги, выразить идею, которая могла бы привлечь Себастьяна... Если мне не удалось то там, то тут словить хотя бы тень его мысли, если подсознательная работа разума не позволяла мне выбирать порою правильный поворот в личном его лабиринте, значит, вся моя книга – неуклюжая неудача. Появление “Неясного асфоделя” весной 1935 года совпало с последней попыткой Себастьяна увидеться с Ниной. После того, как один из ее прилизанных молодых негодяев сказал ему, что она желает навсегда избавиться от него, Себастьян вернулся в Лондон и прожил там пару месяцев в жалких попытках обмануть одиночество, как можно чаще появляясь на людях. Его тонкую, скорбную и безмолвную фигуру видели то там, то здесь, с шарфом вокруг шеи – даже в самых теплых гостиных, – он приводил их хозяек в отчаяние рассеянностью и кротким нежеланием участвовать в разговоре, – уходил в середине вечера, или его обнаруживали в детской, погруженным в вырезную картинку. Как-то раз мисс Пратт, проводив Клэр до дверей книжной лавки близ Чаринг-Кросс и продолжая свой путь, через несколько секунд столкнулась с Себастьяном. Он слегка покраснел, пожимая ей руку, но прошелся с ней до станции подземки. Она порадовалась, что он не появился минутой раньше, и порадовалась еще сильнее тому, что он не стал поминать о прошлом. Вместо этого он рассказал ей запутанную историю о том, как какие-то двое пытались прошлой ночью обжулить его во время игры в покер. ­ Рад был повидаться с вами, – сказал он, когда они прощались. – Похоже, что это можно найти и здесь. ­ Что найти? – спросила она. ­ Я шел в [он назвал книжную лавку], но, по-моему, вон в том киоске есть все, что мне нужно. Он ходил в концерты и на спектакли и пил заполночь горячее молоко с водителями такси у прилавков кофеен. Рассказывают, что он три раза подряд...
3. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 4. Размер: 46кб.
Часть текста: нервен, переходчив. Трощейкин. Люба! Люба! Слева не спеша входит Любовь: молода, хороша, с ленцой и дымкой. Что это за несчастье! Как это случаются такие вещи? Почему мои мячи разбрелись по всему дому? Безобразие. Отказываюсь все утро искать и нагибаться. Ребенок сегодня придет позировать, а тут всего два. Где остальные? Любовь. Не знаю. Один был в коридоре. Трощейкин. Вот, который был в коридоре. Недостает зеленого и двух пестрых. Исчезли. Любовь. Отстань ты от меня, пожалуйста. Подумаешь - велика беда! Ну - будет картина "Мальчик с двумя мячами" вместо "Мальчик с пятью"... Трощейкин. Умное замечание. Я хотел бы понять, кто это, собственно, занимается разгоном моих аксессуаров... Просто безобразие. Любовь. Тебе так же хорошо известно, как мне, что он сам ими играл вчера после сеанса. Трощейкин. Так нужно было их потом собрать и положить на место. (Садится перед мольбертом.) Любовь. Да, но при чем тут я? Скажи это Марфе. Она убирает. Трощейкин. Плохо убирает. Я сейчас ей сделаю некоторое внушение... Любовь. Во-первых, она ушла на рынок; а во-вторых, ты ее боишься. Трощейкин. Что ж, вполне возможно. Но только мне лично всегда казалось, что это с моей стороны просто известная форма деликатности... А мальчик мой недурен, правда? Ай да бархат! Я ему сделал такие сияющие глаза отчасти потому, что он сын ювелира. Любовь. Не понимаю, почему ты не можешь сперва закрасить мячи, а потом кончить фигуру. Трощейкин. Как тебе сказать... Любовь. Можешь не говорить. Трощейкин. Видишь ли, они должны гореть, бросать на него отблеск, но сперва я хочу закрепить отблеск, а потом приняться за его источники. Надо помнить, что искусство движется всегда против солнца. Ноги, видишь, уже совсем перламутровые. Нет, мальчик мне нравится! Волосы хороши: чуть-чуть с...
4. Подлинная жизнь Себастьяна Найта
Входимость: 3. Размер: 17кб.
Часть текста: тому же предмету. Удача приходит к тому, кто ей не мешает, – и вот мне предлагалось здесь нечто такое, чего я не смог бы добыть никогда, поставь я себе подобную цель. А потому могу сообщить, что утро Себастьянова рождения было погожим и безветренным, при двенадцати градусах ниже нуля (по Реомюру)... это, впрочем, и все, что сочла достойным записи почтенная дама. По здравом размышлении я не нахожу какой-то особой надобности сохранять ее инкогнито. Чтобы она когда-либо прочла эту книгу, представляется мне решительно невероятным. Звали ее и зовут Ольга Олеговна Орлова – матрешечная аллитерация, которую жаль было бы оставить втуне. Сухой отчет ее вряд ли способен сделать зримой для не повидавшего света читателя всю подразумеваемую прелесть описанного ею зимнего петербургского дня – чистую роскошь безоблачного неба, созданного не для согревания тела, но единственно для услаждения глаза; сверкание санных следов на убитом снегу просторных улиц с рыжеватым тоном промежду, рождаемым жирной смесью конского навоза; яркоцветную связку воздушных шаров, которыми торгует на улице облаченный в фартук лотошник; мягкое скругление купола, с позолотой, тускнеющей под опушкой морозной пыли; березы городского сада, у которых каждый тончайший сучок обведен белизной; звон и скрежет зимней езды... а кстати, какое странное чувство...
5. Дар. (страница 2)
Входимость: 2. Размер: 83кб.
Часть текста: где велосипед?" Федор Константинович скорее жестами, чем словами, показал: знаете, - когда учишься ездить и страшно виляешь. "Сомнительное выражение", - заметил Васильев. "Мне больше всего понравилось о детских болезнях, да, - сказала Александра Яковлевна, кивнув самой себе, - это хорошо: рождественская скарлатина и пасхальный дифтерит". "Почему не наоборот?" - полюбопытствовала Тамара. Господи, как он любил стихи! Стеклянный шкапчик в спальне был полон его книг: Гумилев и Эредиа, Блок и Рильке, - и сколько он знал наизусть! А тетради... Нужно будет когда-нибудь решиться и всг просмотреть. Она это может, а я не могу. Как это странно случается, что со дня на день откладываешь. Разве, казалось бы, не наслаждение, - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни он, ни тень книг никак не могли служить темой для призрака. Разговор тем временем перешел на какого-то советского деятеля, потерявшего после смерти Ленина власть. "Ну, в те годы, когда я видал его, он был в зените славы и добра", - говорил Васильев, профессионально перевирая цитату. Молодой человек, похожий на Федора Константиновича (к которому именно поэтому так привязались Чернышевские), теперь очутился у двери, где, прежде чем выйти, остановился в полоборота к отцу, - и, несмотря на свой чисто умозрительный состав, ах, как он был сейчас плотнее всех сидящих в комнате! Сквозь Васильева и бледную барышню просвечивал диван, инженер Керн был представлен одним лишь блеском пенснэ, Любовь Марковна - тоже, сам Федор Константинович держался лишь благодаря смутному совпадению с покойным, - но Яша был совершенно настоящий и живой и только...

© 2000- NIV