Cлово "МУЗЫКА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МУЗЫКИ, МУЗЫКУ, МУЗЫКЕ, МУЗЫКОЙ

1. Музыка
Входимость: 14.
2. Король, дама, валет. (глава 12)
Входимость: 7.
3. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
Входимость: 5.
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 5.
5. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 4.
6. Дар. (страница 6)
Входимость: 4.
7. Память, говори (глава 3)
Входимость: 4.
8. Дар. (страница 2)
Входимость: 4.
9. Дар
Входимость: 4.
10. Соглядатай
Входимость: 4.
11. Защита Лужина. (глава 3)
Входимость: 4.
12. Пнин. (глава 3)
Входимость: 4.
13. Дар. (страница 10)
Входимость: 4.
14. Защита Лужина. (глава 4)
Входимость: 4.
15. Университетская поэма
Входимость: 4.
16. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 3.
17. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 3.
18. Дар. (страница 3)
Входимость: 3.
19. Защита Лужина. (глава 12)
Входимость: 3.
20. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 3.
21. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 3.
22. Весна в Фиальте
Входимость: 3.
23. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 33)
Входимость: 3.
24. Дар. (страница 5)
Входимость: 3.
25. Машенька
Входимость: 3.
26. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 3.
27. Защита Лужина. (глава 5)
Входимость: 3.
28. Бахман
Входимость: 3.
29. Незавершенный роман
Входимость: 2.
30. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 2.
31. Помощник режиссера
Входимость: 2.
32. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 2.
33. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 2.
34. Дар. (страница 7)
Входимость: 2.
35. Из романа "Дар"
Входимость: 2.
36. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 2.
37. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 2.
38. Подвиг. (страница 4)
Входимость: 2.
39. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 2.
40. Дар. (страница 8)
Входимость: 2.
41. Машенька. (страница 4)
Входимость: 2.
42. Отчаяние. (глава 10)
Входимость: 2.
43. Лик
Входимость: 2.
44. Память, говори (глава 10)
Входимость: 2.
45. Подвиг. (страница 8)
Входимость: 2.
46. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 2.
47. Волшебник
Входимость: 2.
48. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
Входимость: 2.
49. Порт
Входимость: 2.
50. Дар. (страница 9)
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Музыка
Входимость: 14. Размер: 12кб.
Часть текста: дома, выразительно улыбаясь, указала издали Виктору Ивановичу свободное место - кренделевидное креслице почти в самой тени рояля. Он ответил скромными жестами, смысл которых был: "ничего, ничего, могу и постоять",- но потом впрочем двинулся по указанному направлению и осторожно сел, осторожно скрестил руки. Жена пианиста, полуоткрыв рот и часто мигая, готовилась перевернуть страницу - и вот перевернула. Черный лес поднимающихся нот, скат, провал, отдельная группа летающих на трапециях. У Вольфа были длинные, светлые ресницы; уши сквозили нежнейшим пурпуром; он необычайно быстро и крепко ударял по клавишам, и в лаковой глубине откинутой крышки двойники его рук занимались призрачной, сложной и несколько даже шутовской мимикой. Для Виктора Ивановича всякая музыка, которой он не знал,- а знал он дюжину распространенных мотивов,- была как быстрый разговор на чужом языке; тщетно пытаешься распознать хотя бы границы слов,- все скользит, все сливается, и непроворный слух начинает скучать. Виктор Иванович попробовал вслушаться,- однако вскоре поймал себя на том, что следит за руками Вольфа, за их бескровными отблесками. Когда звуки переходили в настойчивый гром, шея у пианиста надувалась, он напрягал распяленные пальцы и легонько гакал, Его жена поспешила,- он удержал страницу мгновенным ударом ладони и затем, с непостижимой быстротой, перемахнул ее сам, и уже опять обе его руки яростно мяли податливую клавиатуру. Виктор Иванович изучил его досконально,- заостренный нос, козырьки век, след фурункула на шее, волосы, как светлый пух, широкоплечий покрой черного пиджака,- на минуту снова прислушался к музыке, но едва проникнув в нее, внимание его рассеялось, и он, медленно доставая портсигар, отвернулся и стал разглядывать остальных гостей Он увидел, среди чужих, некоторые знакомые лица,- вон Кочаровский - такой милый, круглый,- кивнуть ему... кивнул, но не попал: перелет,- в ответ поклонился Шмаков, который,...
2. Король, дама, валет. (глава 12)
Входимость: 7. Размер: 29кб.
Часть текста: на другое место, как красно-белый скарабей. Вдоль пляжа шла высокая каменная набережная, обсаженная со стороны пляжа акациями, на черных стволах которых после дождя оживали налипшие улитки, вытягивали из круглого завоя чуткие прозрачно-желтые рожки. Вдоль набережной белели фасады гостиниц. Комната четы Драйер выходила балконом на море. Комната Франца выходила на улицу, шедшую параллельно набережной. Дальше, по другой стороне улицы, тянулись гостиницы второго сорта, дальше-опять параллельная улица и гостиницы третьего сорта. Пять-шесть таких улиц, и чем дальше от моря, тем дешевле,-словно море-сцена, а ряды домов - ряды в театре, кресла, стулья, а там уж и стоячие места. Названия гостиниц так или иначе пытались намекать на присутствие моря. Некоторые это делали с самодовольной откровенностью. Другие предпочитали метафоры, символы. Попадались женские имена. Одна была вилла, которая называлась почему-то "Гельвеция",- ирония или заблуждение. Чем дальше от пляжа, тем названия становились поэтичнее. Все это очень его развлекало. Оставив жену и племянника на террасе кафе, он ходил по лавкам, разглядывал открытки. Они были все те же. Больше всего доставалось человеческой тучности. Облую громаду в полосатом трико ущипнул краб, и обладательница громады млеет, полагая, что это рука соседа - щуплого щеголя в канотье. Плывет толстяк на спине, и куполом вздымается над водой пунцовое пузо. Накрахмаленный усач смотрит из-за скалы на гиперболу в купальном костюме. Та же гипербола в других положениях, поцелуй на закате, полушария, выдавленные в песке, "привет с моря"... Но особенно его забавляли и трогали открытки фотографические. Они были сняты Бог знает как давно. Тот же пляж, те же корзины; но дамы в плечистых блузах, в длинных юбках бутылкой, мужчины, как парикмахерские рекламы... Эти расфуфыренные ребятишки теперь купцы, инженеры, чиновники... Лавки...
3. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
Входимость: 5. Размер: 36кб.
Часть текста: и непрочной земли, что я переборщил в смысле подкрепления. Звонку моему ответствовала настороженная ироническая тишина. В открытом гараже, однако, по-хозяйски стоял автомобиль - на этот раз черная машина, похожая на лимузин гробовщика. Я попробовал стукнуть дверным кольцом. Никовновь. С нетерпеливым рычанием я толкнул дверь - и о, чудо! Она подалась, как в средневековой сказке. Тихонько затворив ее за собой, я прошел через просторный и весьма некрасивый вестибюль; кинул взгляд в гостиную справа; заметил там несколько употребленных бокалов, растущих из ковра; решил, что хозяин все еще у себя в спальне. Что ж, поползем наверх. Моя правая рука сжимала в кармане закутанного в тряпку дружка, левая похлопывала по липкой балюстраде. В последней из трех спален, которые я осмотрел, кто-то явно провел ночь. Была библиотечная, полная цветов. Была какая-то особая комната, почти без мебели, но с просторными и глубокими зеркалами и белыми медвежьими шкурами на скользком паркете. Были и другие покои. Меня осенила счастливая мысль. Если и когда появится хозяин (пошел, может быть, погулять для моциона в парке или сидит в потайной норе), следовало бы ввиду моей общей неустойчивости и того, что процесс истребления может затянуться, помешать милому партнеру запереться в той или другой комнате. Посему, в продолжение пяти минут по крайней мере, я ходил - в ясном помешательстве, безумно-спокойный, зачарованный и вдрызг пьяный охотник, - и поворачивал ключи в замках, свободной рукой суя их в левый карман. Дом, будучи старым, давал больше возможности уединения, чем дают современные элегантные...
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 5. Размер: 42кб.
Часть текста: не было ни определенного номера дома на определенной улице, ни адреса, облегачающего поиски квартир для постоя. Он уповал, что при должной поддержке Судьбы сумеет покарать их достойным образом. И вовсе не был готов к тому, что Судьба сначала с фиглярски преувеличенным рвением поведет его за собой, а затем сама ввяжется в дело и окажется слишком усердным помощником. Он решил для начала отправиться в Калугано и расквитаться с герром Раком. Ощущая сирую безысходность, он уснул в углу полного чужих голосов и ног купе, в первоклассном экспрессе, летевшем на север со скоростью сто миль в час. Так он проспал до полудня и сошел в Ладоге, где после неисчислимо долгого ожидания сел в другой, куда более качкий и переполненный поезд. Пошатываясь и толкаясь и шепотом кляня приоконных зевак, которым и в голову не приходило отодвинуть зады, чтобы его пропустить, он в безнадежных поисках приемлемого приюта проходил один за другим коридоры состоящих из четырехместных купе вагонов первого класса, как вдруг увидел Кордулу с матушкой, сидевших лицом друг к дружке у окна. Другие два места занимали дородный пожилой господин в старомодном каштановом парике с прямым пробором и очкастый мальчик в матроске, которому его соседка Кордула как раз протягивала половинку шоколадной плитки. Блестящая мысль, внезапно посетившая Вана, втолкнула его внутрь, но мать Кордулы узнала его не сразу, и суета повторного знакомства вкупе с рывком поезда заставили Вана наступить на прюнелевый башмак...
5. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 4. Размер: 31кб.
Часть текста: направления. До сего дня он успел изучить только тихий район, где жил, да район проспекта, в другом конце города. Все, что лежало между этими двумя живыми оазисами, было неизведанным туманом, так что образ столицы в его сознании напоминал те первые карты, на которых географ, еще не остывший после странствий, начертал все, что открыл, обдав остальное облачной синевой и поразив суеверные умы размашистой "Терра Инкогнита". Он глядел в окно, и ему казалось, что темные улицы понемногу светлеют, опять меркнут, опять набираются света, разгораются пуще, сдают снова и внезапно уже с какой-то искристой уверенностью, возмужав в тесноте тьмы, прорываются небывалыми огнями, синими и румяными водопадами световых реклам. Проплывала туманная церковь, как тяжелая тень среди озаренных воздушных зданий,- и, промчавшись дальше, с разбегу скользнув по блестящему асфальту, автомобиль пристал к тротуару. И только тогда Франц понял. Сапфирными буквами, алмазным хвостом, продолжавшим в бок конечный ипсилон, сверкала пятисаженная надпись: "Дэнди". Драйер взял его под руку и молча подвел к одной из пяти, в ряд сиявших витрин. В ней, как в оранжерее, жарко цвели галстуки, то красками переговариваясь с плоскими шелковыми носками, то млея на сизых и кремовых прямоугольниках остальных четырех витрин: чередой мелькнули оргии блесуков,- а в глубине, как бог этого сада, стояла во весь рост опаловая пижама с восковым лицом. Но Драйер не дал Францу засмотреться; он быстро провел его мимо остальных четырех витрин: чередой мелькнули оргии блестящей обуви, фата-моргана пиджаков и пальто, легкий полет шляп, перчаток и тросточек, солнечный рай спортивных вещей,- и Франц оказался в темной подворотне, где стоял старик в черной накидке с бляхой на фуражке; а рядом с ним - тонконогая женщина в мехах. Они оба посмотрели на Драйера, сторож узнал его и приложил руку к...

© 2000- NIV