Cлово "НАМЕК"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НАМЕКИ, НАМЕКАМИ, НАМЕКОВ, НАМЕКА

1. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Примечания)
Входимость: 7. Размер: 39кб.
2. Лолита. (часть 2, главы 23-25)
Входимость: 4. Размер: 25кб.
3. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 3. Размер: 66кб.
4. Соглядатай
Входимость: 3. Размер: 110кб.
5. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 18)
Входимость: 2. Размер: 16кб.
6. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 2. Размер: 31кб.
7. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 8)
Входимость: 2. Размер: 16кб.
8. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 2. Размер: 52кб.
9. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 2. Размер: 35кб.
10. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 2. Размер: 62кб.
11. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 2. Размер: 38кб.
12. Дар. (страница 8)
Входимость: 2. Размер: 95кб.
13. Защита Лужина. (глава 10)
Входимость: 2. Размер: 22кб.
14. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 2. Размер: 61кб.
15. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 31кб.
16. Незавершенный роман
Входимость: 1. Размер: 114кб.
17. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 1. Размер: 43кб.
18. Дар. (страница 6)
Входимость: 1. Размер: 67кб.
19. Под знаком незаконнорожденных. страница 2
Входимость: 1. Размер: 29кб.
20. Отчаяние. (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 22кб.
21. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 1. Размер: 35кб.
22. Память, говори (глава 10)
Входимость: 1. Размер: 34кб.
23. Знаки и символы
Входимость: 1. Размер: 13кб.
24. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 1. Размер: 28кб.
25. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 47кб.
26. Пнин. (глава 5)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
27. Пнин. (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 45кб.
28. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 1. Размер: 39кб.
29. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 1. Размер: 34кб.
30. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 1. Размер: 24кб.
31. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 6)
Входимость: 1. Размер: 9кб.
32. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 10)
Входимость: 1. Размер: 14кб.
33. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 1. Размер: 45кб.
34. Забытый поэт
Входимость: 1. Размер: 25кб.
35. Под знаком незаконнорожденных. страница 12
Входимость: 1. Размер: 42кб.
36. Пнин. (глава 7)
Входимость: 1. Размер: 32кб.
37. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 12)
Входимость: 1. Размер: 17кб.
38. Что всякий должен знать? (эссе)
Входимость: 1. Размер: 6кб.
39. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 17кб.
40. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
41. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 1. Размер: 45кб.
42. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 1. Размер: 62кб.
43. Адмиралтейская игла
Входимость: 1. Размер: 22кб.
44. Король, дама, валет. (глава 5)
Входимость: 1. Размер: 31кб.
45. Дар. (страница 7)
Входимость: 1. Размер: 81кб.
46. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 35)
Входимость: 1. Размер: 13кб.
47. Архангелы
Входимость: 1. Размер: 2кб.
48. Память, говори (глава 11)
Входимость: 1. Размер: 23кб.
49. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 1. Размер: 37кб.
50. Странствия
Входимость: 1. Размер: 2кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Примечания)
Входимость: 7. Размер: 39кб.
Часть текста: в полном развитьи, т.е. с концевыми развилками. С.6 озеро Китеж – аллюзия на баснословный град Китеж, сияющий в русской сказке с озерного дна. С.6 господин Элиот – мы вновь повстречаем его на страницах 213 и 233 в обществе автора “Плотных людей” и “Строкагонии”. С.6 контрфогговый – Филеас Фогг, кругосветный путешественник у Жюля Верна, двигавшийся с запада на восток. С.6 “Ночные проказники” – их имена взяты (с искажениями) из детского франкоязычного комикса. С.7 доктор Лапинэ – по какой-то неясной, но определенно несимпатичной причине большая часть врачей носит в этой книге фамилии, связанные с зайцами. Французскому lapin в “Лапинэ” соответствует русский “Кролик” – любимый лепидоптерист Ады (С.7 и далее), а русский “заяц” звучит наподобие немецкого Seitz (немец-гинеколог на c.105); еще имеется латинский cuniculus в фамилии “Никулин” (внук выдающегося знатока грызунов Куникулинова, c.200) и греческий lagos в фамилии “Лягосс” (доктор, навещающий одряхлевшего Вана). Отметим также...
2. Лолита. (часть 2, главы 23-25)
Входимость: 4. Размер: 25кб.
Часть текста: ста пятидесяти миль в день, проводя остальное время (до пяти дней однажды) на разных стоянках, - которые, вероятно, были им детально предусмотрены. Тут, значит, и следовало искать след беса; и этому-то я полностью посвятил себя после нескольких неописуемых дней рыскания по безжалостно разветвлявшимся дорогам в окрестностях Эльфинстона. Вообрази, читатель, меня - такого застенчивого, так не любящего обращать на себя внимание, наделенного таким врожденным чувством благопристойности - вообрази меня, скрывающего безумное горе под дрожащей подобострастной улыбкой и придумывающего предлог, чтобы с притворной небрежностью перелистать гостиничную книгу, в которой записаны фамилии, адреса и автомобильные номера проезжих. "Послушайте", говорил я, "я совершенно уверен, что я здесь уже как-то останавливался - позвольте мне взглянуть на записи за середину июня. Так-с. Нет, все-таки вижу, что ошибся, - на какой смешной улице города живет этот мистер Кук: Ишо 5. Простите за беспокойство". Или же: "Один из моих клиентов стоял у вас - я потерял его адрес, - может быть, вы будете так добры..." И не раз случалось, особенно если директор оказывался определенного типа мрачным мужчиной, что мне отказывалось в собственноручном просмотре. У меня тут отмечено на листочке: между 5-ым июля и 18-ым ноября, т. е. до моего возвращения на несколько дней в Бердслей, я расписался (далеко не всегда, впрочем, останавливаясь на ночь) в 342 гостиницах и мотелях. Эта цифра включает...
3. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 3. Размер: 66кб.
Часть текста: убитый влет] Сквозь тонкую ткань бумажной рубашки Джона различались сзади розоватые пятна там, где она прилегала к коже над и вокруг ошейка смешной одежки, которую он надевал под рубашку, как всякий порядочный американец. С какой мучительной ясностью я вижу, как перекатывается одно тучное плечо, как приподымается другое, вижу седую копну волос, складчатый затылок, красный в горошек платок, вяло свисающий из одного кармана, припухлость бумажника в другом, широкий бесформенный зад, травяное пятно на седалище старых защитного цвета штанов, истертые задники мокасин, слышу приятный рокоток, когда он оглядывается и, не останавливаясь, произносит что-нибудь вроде: "Вы смотрите там, ничего не рассыпьте, - не фантики все-таки" или (наморщась): "Придется опять писать Бобу Уэльсу [наш мэр] про эти чертовы ночные грузовики по вторникам". Мы уже добрались до гольдсвортовой части проулка и до мощеной плиточной дорожки, что ползла вдоль бокового газона к гравийному подъездному пути, поднимавшемуся от Далвичского тракта к парадной двери Гольдсвортов, как вдруг Шейд заметил: "А у вас гость". На крыльце боком к нам стоял приземистый, плотный, темно-волосатый мужчина в коричневом костюме, придерживая за глупую хватку мятый и тертый портфель и еще указуя скрюченным пальцем на только что отпущенную кнопку звонка. - Убью, - пробормотал я. Недавно какая-то девица в чепце всучила мне кипу религиозных брошюр, пообещав, что ее брат, которого я невесть почему вообразил себе хрупким и нервным юношей, заглянет, чтобы обсудить со мной Промысел Божий и разъяснить все, чего я не пойму из брошюр. Ничего себе, юноша! - Ну я же его убью, - шепотом повторил я, так несносна была мне мысль, что упоенье поэмой может отсрочиться. В бешенстве, поспешая избыть докучного гостя, я обогнул Шейда, шагавшего до того впереди меня, и возглавил шествие к двойному наслаждению столом и стилем. Видел ли я когда-либо Градуса? Дайте подумать. Видел? Память мотает головой. И все же убийца...
4. Соглядатай
Входимость: 3. Размер: 110кб.
Часть текста: унизительное стеснение. Они вели счет моим папиросам, и это их ровное любопытство так на меня действовало, что я странно, на отлете, держал папиросу, словно впервые курил, и все ронял пепел к себе на колени, и тогда их ясный взгляд внимательно переходил с моей дрожащей руки на бледно-серую, уже размазанную по ворсу пыльцу. Матильда бывала в гостях у их родителей и постоянно оставалась ужинать. Как-то раз шумел проливной дождь, ей дали зонтик, и она сказала: "Вот и отлично, большое спасибо, молодой человек меня проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный монолог. Муж, спустя месяц, отбыл, и в первую же ночь, что я снова провожал Матильду, она предложила мне подняться к ней наверх, чтобы взять книжку, которую давно увещевала меня прочесть, - что-то по-французски о какой-то русской девице Ариадне (*1). Шел, как обычно, дождь, вокруг фонарей...
5. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 18)
Входимость: 2. Размер: 16кб.
Часть текста: наивысшим его достижением. Где и как он ее писал? В читальной зале Британского музея (вдали от бдительного догляда м-ра Гудмена). На скромном столике, затиснутом в угол парижского “бистро” (не из тех, к которым благоволила его любовница). В полотняном кресле под оранжевым парасолем где-нибудь в Канне или в Жуане, когда она со своей шайкой бросала его ради какой-то попойки. В ожидальне безвестной станции, между двумя сердечными приступами. В отеле, под клекот тарелок, отмываемых во дворе. Во множестве иных мест, о которых я могу лишь смутно догадываться. Тема книги проста: человек умирает; на протяжении всей книги вы чувствуете, как он угасает; его память и мысль сквозят в ней с большей или меньшей отчетливостью (подобно нарастанию и спаду отрывистого дыхания), выплескивая один образ, потом другой, отпуская его носиться по ветру или выбрасывая на берег, где он, кажется, с минуту шевелится и живет собственной жизнью, но тут же седое море вновь уволакивает его, он тонет или странно преображается. Человек умирает, и он герой повествования; но в то время, как жизни прочих людей этой книги кажутся совершенно реальными (или по меньшей мере, реальными в найтовском смысле), читатель остается в неведении касательно того, кто этот умирающий, где стоит или плывет его смертное ложе, да и ложе ли оно вообще. Человек – это и есть книга; книга сама вздымается и умирает и подтягивает призрачное колено. Мысли-образы одна за другой разбиваются о берег сознания, и мы следим за рождением вещи или существа: за разрозненными останками потерпевшей крушение жизни; за неповоротливыми фантазиями, выползающими, чтобы затем распустить глазчатые крылья. Все они, эти жизни, – лишь комментарии к главной теме. Мы наблюдаем за...

© 2000- NIV