Cлово "НОСКИ, НОСОК, НОСКА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НОСКАМИ, НОСКОВ, НОСКАХ

1. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 4.
2. Дар. (страница 2)
Входимость: 4.
3. Пассажир
Входимость: 4.
4. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 4.
5. Подлец
Входимость: 4.
6. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 3.
7. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 3.
8. Отчаяние. (глава 9)
Входимость: 3.
9. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 3.
10. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 3.
11. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 3.
12. Подвиг. (страница 2)
Входимость: 3.
13. Обида
Входимость: 2.
14. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 2.
15. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 2.
16. Подвиг. (страница 4)
Входимость: 2.
17. Король, дама, валет. (глава 8)
Входимость: 2.
18. Машенька. (страница 2)
Входимость: 2.
19. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
Входимость: 2.
20. Машенька. (страница 3)
Входимость: 2.
21. Порт
Входимость: 2.
22. Университетская поэма
Входимость: 2.
23. Отчаяние. (глава 4)
Входимость: 2.
24. Король, дама, валет. (глава 5)
Входимость: 2.
25. Приглашение на казнь. (страница 5)
Входимость: 2.
26. Подвиг. (страница 9)
Входимость: 2.
27. Лолита. (часть 2, главы 6-9)
Входимость: 2.
28. Случайность
Входимость: 2.
29. Пнин
Входимость: 2.
30. Отчаяние. (глава 8)
Входимость: 2.
31. Незавершенный роман
Входимость: 1.
32. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 14)
Входимость: 1.
33. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 1.
34. Машенька. (страница 5)
Входимость: 1.
35. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 13)
Входимость: 1.
36. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 1.
37. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 1.
38. Помощник режиссера
Входимость: 1.
39. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 1.
40. Пнин. (глава 6)
Входимость: 1.
41. Пильграм
Входимость: 1.
42. Три шахматных сонета
Входимость: 1.
43. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 1.
44. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 1.
45. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
Входимость: 1.
46. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 1.
47. Лолита. (часть 2, главы 23-25)
Входимость: 1.
48. Дар
Входимость: 1.
49. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 1.
50. Защита Лужина. (глава 12)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 4. Размер: 31кб.
Часть текста: проспекта, в другом конце города. Все, что лежало между этими двумя живыми оазисами, было неизведанным туманом, так что образ столицы в его сознании напоминал те первые карты, на которых географ, еще не остывший после странствий, начертал все, что открыл, обдав остальное облачной синевой и поразив суеверные умы размашистой "Терра Инкогнита". Он глядел в окно, и ему казалось, что темные улицы понемногу светлеют, опять меркнут, опять набираются света, разгораются пуще, сдают снова и внезапно уже с какой-то искристой уверенностью, возмужав в тесноте тьмы, прорываются небывалыми огнями, синими и румяными водопадами световых реклам. Проплывала туманная церковь, как тяжелая тень среди озаренных воздушных зданий,- и, промчавшись дальше, с разбегу скользнув по блестящему асфальту, автомобиль пристал к тротуару. И только тогда Франц понял. Сапфирными буквами, алмазным хвостом, продолжавшим в бок конечный ипсилон, сверкала пятисаженная надпись: "Дэнди". Драйер взял его под руку и молча подвел к одной из пяти, в ряд сиявших витрин. В ней, как в оранжерее, жарко цвели галстуки, то красками переговариваясь с плоскими шелковыми носками, то млея на сизых и кремовых прямоугольниках остальных четырех витрин: чередой мелькнули оргии блесуков,- а в глубине, как бог этого сада, стояла во весь рост опаловая пижама с восковым лицом. Но Драйер не дал Францу засмотреться; он быстро провел его мимо остальных четырех витрин: чередой мелькнули оргии блестящей обуви, фата-моргана пиджаков и пальто, легкий...
2. Дар. (страница 2)
Входимость: 4. Размер: 83кб.
Часть текста: кивнув самой себе, - это хорошо: рождественская скарлатина и пасхальный дифтерит". "Почему не наоборот?" - полюбопытствовала Тамара. Господи, как он любил стихи! Стеклянный шкапчик в спальне был полон его книг: Гумилев и Эредиа, Блок и Рильке, - и сколько он знал наизусть! А тетради... Нужно будет когда-нибудь решиться и всг просмотреть. Она это может, а я не могу. Как это странно случается, что со дня на день откладываешь. Разве, казалось бы, не наслаждение, - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни он, ни тень книг никак не могли служить темой для призрака. Разговор тем временем перешел на какого-то советского деятеля, потерявшего после смерти Ленина власть. "Ну, в те годы, когда я видал его, он был в зените славы и добра", - говорил Васильев, профессионально перевирая цитату. Молодой человек, похожий на Федора...
3. Пассажир
Входимость: 4. Размер: 12кб.
Часть текста: постукивая картонным концом папиросы о крышку портсигара.- Иногда она придумывает такие темы... Куда нам до нее! Ее произведения непереводимы, непередаваемы... - Все права закреплены за автором,- улыбнувшись, подсказал критик, скромный, близорукий человек с тонкими, подвижными пальцами. - Нам остается только жулить,- продолжал писатель, рассеянно бросив спичку в пустую рюмку критика.- Нам остается делать с ее творениями то, что делает фильмовый режиссер с известным романом. Режиссеру нужно, чтобы горничным в субботний вечер было нескучно, и потому он этот роман меняет до неузнаваемости, крошит его, выворачивает, выбрасывает тысячу эпизодов, вводит придуманные им самим происшествия, новых персонажей,- и все для того, чтобы получился занимательный фильм, развивающийся без всяких помех, карающий в начале добродетель, а в конце - порок, совершенно естественный в своей условности и, главное, снабженный неожиданной, но все разрешающей развязкой. Вот точно так же и темы жизни мы меняем по-своему, стремясь к какой-то условной гармонии, к художественной сжатости. Приправляем наш пресный плагиат собственными выдумками. Нам кажется, что жизнь творит слишком размашисто и неровно, что ее гений слишком неряшлив, мы в угоду нашим читателям выкраиваем из...
4. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 4. Размер: 28кб.
Часть текста: нельзя вспомнить. - ...Или, например, ликера? -сказала госпожа Грюн. Драйер постучал себя по лбу кулаком: "Начало- есть, средняя часть- тоже, но конец, конец!.." - Бросьте,- сказал Вилли,- а то вашей супруге станет еще скучнее. Она суровая. Я ее боюсь. - ...Завтра, в это время, мы уже будем по пути в Париж,- плавно разбежалась госпожа Грюн, но муж ее перебил: - Она везет меня в Париж! Не город, а шампанское,- но у меня от него всегда изжога. Однако я еду. Кстати: - вы так до сих пор и не удосужились мне ответить, куда вы собираетесь этим летом? Знаете, был случай: вспоминал человек анекдот - и вдруг лопнул. - Мне не то обидно, что я не могу вспомнить,- жалобно протянул Драйер,-мне обидно, что я вспомню, как только расстанемся... Мы еще не решили. Не правда ли, моя душа, мы еще не решили? Мы даже и не говорили об этом вовсе. Там была какая-то закавыка в конце - такая забавная... - Я говорю вам,-бросьте,-пыхтел Вилли.-И как это вы еще не решили? Уже конец июня. Пора. - Я думаю,- сказал Драйер, вопросительно взглянув на жену,- что мы поедем к морю. - Вода,- кивнул Вилли.- Вода. Это хорошо. Я бы тоже. с удовольствием. Но тащусь в Париж. Плаваете? - Какое...-мрачно ответил Драйер,-учился и не научился. Вот и на лыжах тоже - как-то все так,- размаха нет, легкости....
5. Подлец
Входимость: 4. Размер: 51кб.
Часть текста: по дороге в банк, имел удовольствие встречать тот же галстук и тот же платок у двух-трех господ, как и он, спешащих на службу. С Бергом одно время у него были дела, Берг был необходим. Берг звонил ему по телефону раз пять в день, Берг стал бывать у них,- и острил, острил,- боже мой, как он любил острить. При первом его посещении, Таня, жена Антона Петровича, нашла, что он похож на англичанина и очень забавен. "Антон, здравствуй!" - рявкал Берг, топыря пальцы и сверху, с размаху, по русскому обычаю, коршуном налетая на его руку и крепко пожимая ее. Был Берг плечист, строен, чисто выбрит, и сам про себя говорил, что похож на мускулистого ангела. Антону Петровичу он однажды показал старую, черную записную книжку: страницы были сплошь покрыты крестиками, и таких крестиков было ровным счетом пятьсот двадцать три. "Времен Деникина и покоренья Крыма,- усмехнулся Берг и спокойно добавил: - Я считал, конечно, только тех, которых бил наповал". И то, что Берг бывший офицер, вызывало в Антоне Петровиче зависть, и он не любил, когда Берг при Тане рассказывал о конных разведках и ночных атаках. Сам он был коротконог, кругловат и носил монокль, который в свободное время, когда не был ввинчен в глазницу, висел на черной ленточке, а когда Антон Петрович сидел развалясь, блестел, как глупый глаз, у него на брюшке. Фурункул, вырезанный два года тому назад, оставил на левой щеке шрам, и этот шрам, и жесткие подстриженные усы, и пухлый расейский нос напряженно шевелились, когда Антон Петрович вдавливал стеклышко себе под бровь. "Напрасно ты пыжишься,- говорил Берг,- краше не станешь". В стаканах легкий пар млел над поверхностью чая; жирный шоколадный эклер, раздавленный ложкой, выпускал свое кремовое нутро; Таня, положив голые локти на стол и упирая подбородок в скрещенные пальцы, смотрела вверх на то, как плывет дымок ее папиросы, и Берг ей доказывал, что надо остричь волосы, что все женщины спокон веков стригли волосы, что Венера...

© 2000- NIV