Cлово "ОБЛИК"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОБЛИКОВ, ОБЛИКЕ, ОБЛИКА, ОБЛИКОМ

1. Истребление тиранов
Входимость: 4.
2. Ужас
Входимость: 3.
3. Дар
Входимость: 3.
4. Незавершенный роман
Входимость: 2.
5. Дар. (страница 6)
Входимость: 2.
6. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 14)
Входимость: 2.
7. Прозрачные вещи
Входимость: 2.
8. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 3)
Входимость: 2.
9. Соглядатай
Входимость: 2.
10. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 2)
Входимость: 2.
11. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
Входимость: 2.
12. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 2.
13. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 2.
14. Дар. (страница 9)
Входимость: 2.
15. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 2.
16. Лолита. (часть 2, главы 6-9)
Входимость: 2.
17. Смотри на Арлекинов! (страница 4)
Входимость: 2.
18. Король, дама, валет. (глава 2)
Входимость: 2.
19. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 1.
20. Тень
Входимость: 1.
21. Машенька. (страница 5)
Входимость: 1.
22. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 1.
23. Дар. (страница 2)
Входимость: 1.
24. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 1.
25. Альфред де Мюссе. Майская ночь
Входимость: 1.
26. Забытый поэт
Входимость: 1.
27. Пнин. (глава 2)
Входимость: 1.
28. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 1.
29. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 1.
30. Адмиралтейская игла
Входимость: 1.
31. Сказка
Входимость: 1.
32. Дар. (страница 7)
Входимость: 1.
33. Из Вильяма Шекспира
Входимость: 1.
34. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 24)
Входимость: 1.
35. Пассажир
Входимость: 1.
36. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 1.
37. Облако, озеро, башня
Входимость: 1.
38. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 1.
39. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 17)
Входимость: 1.
40. Камера Обскура
Входимость: 1.
41. Память, говори (глава 12)
Входимость: 1.
42. Весна в Фиальте
Входимость: 1.
43. Тяжелый дым
Входимость: 1.
44. Скитальцы (1-е действие)
Входимость: 1.
45. Отрывки, наброски пьес.
Входимость: 1.
46. Волшебник
Входимость: 1.
47. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 41)
Входимость: 1.
48. Пнин. (глава 5)
Входимость: 1.
49. Машенька. (страница 3)
Входимость: 1.
50. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 8)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Истребление тиранов
Входимость: 4. Размер: 49кб.
Часть текста: ее почти всю, оставив мне лишь тонкий светящийся обод (напоминающий больше корону безумия, чем венчик мученичества); но я предвижу и полное свое затмение. Первые его портреты, в газетах, в витринах лавок, на плакатах (тоже растущих в нашей богатой осадками, плачущей и кровоточащей стране), выходили на первых порах как бы расплывчатыми,- это было тогда, когда я еще сомневался в смертельном исходе моей ненависти: что-то еще человеческое, а именно возможность неудачи, срыва, болезни, мало ли чего, в то время слабо дрожало сквозь иные его снимки, в разнообразности неустоявшихся еще поз, в зыбкости глаз, еще не нашедших исторического выражения, но исподволь его облик уплотнился, его скулы и щеки на официальных фотоэтюдах покрылись божественным лоском, оливковым маслом народной любви, лаком законченного произведения,- и уже нельзя было представить себе, что этот нос можно высморкать, что под эту губу можно залезть пальцем, чтобы выковырнуть застреч-ку пищи из-за гнилого резца. За пробным разнообразием последовало канонизированное единство, утвердился, теперь знакомый всем, каменно-тусклый взгляд его неумных и незлых, но чем-то нестерпимо жутких глаз, прочная мясистость отяжелевшего подбородка, бронза маслаков, и уже ставшая для всех карикатуристов мира привычной чертой, почти машинально производящей фокус сходства, толстая морщина через весь лоб,- жировое отложение мысли, а не шрам мысли, конечно. Вынужден думать, что его натирали множеством патентованных бальзамов, иначе мне непонятна металлическая добротность лица, которое я когда-то знал болезненно-одутловатым, плохо выбритым, так что слышался шорох волосков о грязный крахмальный воротничок, когда он поворачивал голову. И очки,- куда делись...
2. Ужас
Входимость: 3. Размер: 14кб.
Часть текста: сейчас пройдет холодок этой таинственной анестезии, и облик человека, на которого смотришь, снова оживет, потеплеет, займет свое обычное место и снова станет таким знакомым, что уж никаким усилием воли не вернешь мимолетного чувства чуждости,- вот точно так я глядел на свое отраженье в зеркале и не узнавал себя. И чем пристальнее я рассматривал свое лицо,- чужие, немигающие глаза, блеск волосков на скуле, тень вдоль носа,- чем настойчивее я говорил себе: вот это я, имярек,- тем непонятнее мне становилось, почему именно это- я, и тем труднее мне было отождествить с каким-то непонятным "я" лицо, отраженное в зеркале. Когда я рассказывал об этом, мне справедливо замечали, что так можно дойти до чертиков. Действительно, раза два я так долго всматривался поздно ночью в свое отражение, что мне становилось жутко и я поспешно тушил свет. А наутро пока брился, мне уже в голову не приходило удивляться своему отражению. Бывало со мной и другое: ночью, лежа в постели, я вдруг вспоминал, что смертен. Тогда в моей душе происходило то же, что происходит в огромном театре, когда внезапно потухает свет, и в налетевшей тьме кто-то резко вскрикивает, и затем вскрикивает несколько голосов сразу,- слепая буря, темный панический шум растет,- и вдруг свет вспыхивает снова, и беспечно продолжается представление. Так, бывало, душа моя задохнется на миг, лежу навзничь, широко открыв глаза, и стараюсь изо всех ...
3. Дар
Входимость: 3. Размер: 65кб.
Часть текста: третьей главе): прелестный пример того, как жизнь бывает вынуждена подражать тому самому искусству, которое она осуждает. Лишь в 1952-м году, спустя чуть ли не двадцать лет после того, как роман был начат, появился полный его текст, опубликованный самаритянской организацией: издательством имени Чехова. Занятно было бы представить себе режим, при котором "Дар" могли бы читать в России. Я жил тогда в Берлине с 1922-го года, т. е. одновременно с юным героем моей книги. Однако ни это обстоятельство, ни то, что у меня с ним есть некоторые общие интересы, как например, литература и чешуекрылые, ничуть не означает, что читатель должен воскликнуть "ага" и соединить творца и творение. Я не Федор Годунов-Чердынцев и никогда им не был; мой отец не был исследователем Средней Азии (которым я сам еще может быть когда-нибудь буду). Никогда я не ухаживал за Зиной Мерц; и меня нисколько не тревожило существование поэта Кончеева, или какого-либо другого писателя. Кстати, именно в Кончееве, да еще в другом случайном персонаже, беллетристе Владимирове, различаю некоторые четры себя самого, каким я был в 1925-м году. В те дни, когда я работал над этой книгой, у ...
4. Незавершенный роман
Входимость: 2. Размер: 114кб.
Часть текста: уже не возвращался. За вычетом двух глав и нескольких заметок эту незаконченную вещь я уничтожил. Первая глава, под названием "Ultima Thule", появилась в печати в 1942 году... Глава вторая, "Solus Rex", вышла ранее... Быть может, закончи я эту книгу, читателям не пришлось бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и...
5. Дар. (страница 6)
Входимость: 2. Размер: 67кб.
Часть текста: было случиться. Но как только он воображал Зину, он видел лишь бледный набросок, который голос ее за стеной не в силах был зажечь жизнью. А через час-другой он встречался с ней за столом, и всг восстанавливалось, и он снова понимал, что, не будь ее, не было бы этого утреннего тумана счастья. Как-то, спустя дней десять после знакомства, она вдруг вечером постучалась к нему и надменно-решительным шагом, с почти презрительным выражением на лице, вошла, держа в руке небольшую, спрятанную в розовой обертке, книгу. "У меня к вам просьба, - сказала она быстро и сухо. - Сделайте мне тут надпись"; Федор Константинович книгу взял - и узнал в ней приятно потрепанный, приятно размягченный двухлетним пользованием (это было ему совершенно внове) сборничек своих стихов. Он очень медленно стал откупоривать пузырек с чернилами, - хотя в иные минуты, когда хотелось писать, пробка выскакивала, как из бутылки шампанского; Зина же, посмотрев на его теребившие пробку пальцы, поспешно добавила: "Только фамилью, - пожалуйста, только фамилью". Он расписался, хотел было поставить дату, но почему то подумал, что в этом она может усмотреть вульгарную многозначительность "Ну вот, спасибо", - сказала она и, дуя на страницу, вышла. Через день было воскресенье, и около четырех вдруг выяснилось, что она одна дома: он читал у себя, она была в столовой и изредка совершала короткие экспедиции к себе в комнату через переднюю, и при этом посвистывала, и в ее легком топоте была топографическая тайна, - ведь к ней ...

© 2000- NIV