Cлово "ОЧКИ, ОЧКО"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОЧКОВ, ОЧКАХ, ОЧКАМИ

1. Король, дама, валет
Входимость: 8. Размер: 27кб.
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 36)
Входимость: 8. Размер: 16кб.
3. Дар. (страница 7)
Входимость: 8. Размер: 81кб.
4. Король, дама, валет. (глава 2)
Входимость: 8. Размер: 35кб.
5. Король, дама, валет. (глава 12)
Входимость: 8. Размер: 29кб.
6. Король, дама, валет. (глава 5)
Входимость: 7. Размер: 31кб.
7. Дар. (страница 8)
Входимость: 7. Размер: 95кб.
8. Пнин
Входимость: 6. Размер: 37кб.
9. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 5. Размер: 34кб.
10. Забытый поэт
Входимость: 5. Размер: 25кб.
11. Совершенство
Входимость: 5. Размер: 22кб.
12. Незавершенный роман
Входимость: 4. Размер: 114кб.
13. Отчаяние. (глава 3)
Входимость: 4. Размер: 22кб.
14. Пнин. (глава 2)
Входимость: 4. Размер: 55кб.
15. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 4. Размер: 49кб.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 4. Размер: 43кб.
17. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 4. Размер: 62кб.
18. Событие. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 4. Размер: 43кб.
19. Лолита. (часть 1, главы 18-20)
Входимость: 4. Размер: 38кб.
20. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 4. Размер: 28кб.
21. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 4. Размер: 49кб.
22. Дар. (страница 4)
Входимость: 4. Размер: 68кб.
23. Занятой человек
Входимость: 4. Размер: 23кб.
24. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 4. Размер: 34кб.
25. Король, дама, валет. (глава 6)
Входимость: 4. Размер: 29кб.
26. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 3. Размер: 31кб.
27. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 3. Размер: 32кб.
28. Обида
Входимость: 3. Размер: 20кб.
29. Пнин. (глава 4)
Входимость: 3. Размер: 45кб.
30. Пнин. (глава 6)
Входимость: 3. Размер: 61кб.
31. Другие берега. (глава 7)
Входимость: 3. Размер: 21кб.
32. Истребление тиранов
Входимость: 3. Размер: 49кб.
33. Сцены из жизни двойного чудища
Входимость: 3. Размер: 19кб.
34. Король, дама, валет. (глава 9)
Входимость: 3. Размер: 29кб.
35. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 3. Размер: 31кб.
36. Сказка
Входимость: 3. Размер: 25кб.
37. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 3)
Входимость: 3. Размер: 17кб.
38. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 3. Размер: 37кб.
39. Память, говори (глава 7)
Входимость: 3. Размер: 20кб.
40. Подвиг. (страница 9)
Входимость: 3. Размер: 40кб.
41. Лолита. (часть 1, главы 23-25)
Входимость: 3. Размер: 29кб.
42. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 3. Размер: 29кб.
43. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 3. Размер: 54кб.
44. Дар. (страница 10)
Входимость: 3. Размер: 65кб.
45. Приглашение на казнь
Входимость: 3. Размер: 46кб.
46. Король, дама, валет. (глава 8)
Входимость: 3. Размер: 29кб.
47. Король, дама, валет. (глава 10)
Входимость: 3. Размер: 26кб.
48. Под знаком незаконнорожденных. страница 2
Входимость: 2. Размер: 29кб.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 13)
Входимость: 2. Размер: 23кб.
50. Под знаком незаконнорожденных. страница 9
Входимость: 2. Размер: 25кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Король, дама, валет
Входимость: 8. Размер: 27кб.
Часть текста: медленно отвернется циферблат, полный отчаяния, презрения и скуки; столбы, один за другим, начнут проходить, унося, подобно равнодушным атлантам, вокзальный свод; потянется платформа, увозя в неведомый путь окурки, билетики, пятна солнца, плевки; не вращая вовсе колесами, проплывет железная тачка; книжный лоток, увешанный соблазнительными обложками,- фотографиями жемчужно-голых красавиц,- пройдет тоже; и люди, люди, люди на потянувшейся платформе, переставляя ноги и все же не подвигаясь, шагая вперед и все же пятясь,- как мучительный сон, в котором есть и усилие неимоверное, и тошнота, и ватная слабость в икрах, и легкое головокружение,- пройдут, отхлынут, уже замирая, уже почти падая навзничь... Больше женщин, чем мужчин,- как это всегда бывает среди провожающих... Сестра Франца, такая бледная в этот ранний час, нехорошо пахнущая натощак, в клетчатой пелерине, какой, небось, не носят в столице,- и мать, маленькая, круглая, вся в коричневом, как плотный монашек. Вот запорхали платки. И отошли не только они,- эти две знакомые улыбки,-тронулся не только вокзал, с лотком, тачкой, белым продавцом слив и сосисок,- тронулся и старый городок в розоватом тумане осеннего утра: каменный курфюрст на площади, землянично-темный собор, поблескивающие вывески, цилиндр, рыба, медное блюдо парикмахера... Теперь уж не остановить. Понесло! Торжественно едут дома, хлопают занавески в открытых окнах родного дома, потрескивают полы, скрипят стены, сестра и мать пьют на быстром сквозняке утренний кофе, мебель вздрагивает от учащающихся толчков,- все скорее, все таинственнее едут дома, собор, площадь, переулки... И хотя уже давно мимо вагонного окна развертывались поля в золотистых заплатах, Франц еще ощущал, как отъезжает городишко, где он прожил двадцать лет. В деревянном, еще прохладном отделении третьего класса сидели, кроме Франца: две плюшевых старушки, дебелая женщина с корзиной яиц на коленях и белокурый юноша в коротких...
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 36)
Входимость: 8. Размер: 16кб.
Часть текста: Семейная хроника. (Часть 1, глава 36) Часть первая 36 Педантичная Ада сказала однажды, что рыться в словарях ради чего бы то ни было, кроме поисков точного выражения – в образовательных или художественных целях, – это занятие, место которому где-то между подбором цветов для букета (способным, говорила она, в пору заносчивого девичества показаться умеренно романтичным) и составлением красочных коллажей из разрозненных бабочкиных крыльев (забава всегда вульгарная, а зачастую и просто преступная). Per contra, внушала она Вану, словесный цирк – “слова-акробаты”, “фокусы-покусы” и прочее – быть может, искупается качеством умственных усилий, потребных для создания великих анаграмм или вдохновенных каламбуров, и уж во всяком случае не исключает услуг, неохотных или любезных, со стороны словаря. Вот почему она приняла “Флавиту”. Название этой построенной на тасовке и перетасовке букв старинной русской игры, столь же азартной, сколь хитроумной, происходит от слова “алфавит”. Около 1790 года она была очень модной по всей Эстотии и Канадии, затем, в начале девятнадцатого века, ее возродили к жизни “безумные шляпники” (как некогда называли жителей Нового Амстердама), затем после...
3. Дар. (страница 7)
Входимость: 8. Размер: 81кб.
Часть текста: неуклюжий, нежный. Подошли. Сними шляпу, Николя. Волосы с рыжинкой, веснушки на лобике, в глазах ангельская ясность, свойственная близоруким детям. Кипарисовы, Парадизовы, Златорунные не без удивления вспоминали потом (в тиши своих дальних и бедных приходов) его стыдливую красоту: херувим, увы, оказался наклееным на крепкий пряник; не всем пришедшийся по зубам. Поздоровавшись с нами, Николя вновь надевает шляпу - серенький пуховой цилиндр - и тихо отходит, очень миленький в своем домашне-сшитом сюртучке и нанковых брючках, - между тем как его отец, добрейший протоиерей, нечуждый садовничеству, занимает нас обсуждением саратовских вишень, слив, глив. Летучая знойная пыль застилает картину. Как неизменно отмечается в начале всех решительно писательских биографий, мальчик был пожирателем книг. Но отлично учился. "Государю твоему повинуйся, чти его и будь послушным законам", тщательно воспроизводил он первую пропись, и помятая подушечка указательного пальца так навсегда и осталась темною от чернил. Вот тридцатые годы кончились, пошли сороковые. В шестнадцать лет он довольно знал языки, чтобы читать Байрона, Сю и Ггте...
4. Король, дама, валет. (глава 2)
Входимость: 8. Размер: 35кб.
Часть текста: в явь. Очарованная мысль принимает, однако, новый слой сновидения за свободную действительность: веря в нее, переходишь, не дыша, какую-то площадь перед вокзалом и почти ничего не видишь, потому что ночная темнота расплывается от дождя, и хочешь поскорее попасть в призрачную гостиницу напротив, чтобы умыться, переменить манжеты и тогда уже пойти бродить по каким-то огнистым улицам. Но что-то случается, мелочь, нелепый казус,- и действительность теряет вдруг вкус действительности; мысль обманулась, ты еще спишь; бессвязная дремота глушит сознание; и вдруг опять прояснение: смутный золотистый свет и номер в гостинице, название которой "Видзо" - написал тебе на листке знакомый лавочник, побывавший в столице. И все-таки,- кто ее знает, явь ли это. Окончательная явь, или только новый обманчивый слой? Франц, еще лежа навзничь, близорукими, мучительно сощуренными глазами посмотрел на дымчатый потолок и потом в сторону-на сияющий туман окна. И чтобы высвободиться из этой золотистой смутности, еще так напоминавшей сновидение,- он потянулся к ночному столику, нащупывая очки. И только прикоснувшись к ним, вернее, не к ним, а к бумажке, в которую они были завернуты, Франц вспомнил ту мелочь, тот нелепый казус... Войдя вчера в номер, осмотревшись, распахнув окно, за которым, однако, он увидел, вместо воображаемых огней, только темный двор и темное шумящее дерево, он содрал грязный, томивший шею воротник и, спеша, принялся мыть лицо. Очки он положил рядом с тазом, на доску умывальника, с краю. Умывшись, он поднял таз, чтобы вылить его в ведро, и столкнул очки на пол. Одновременно он неловко шагнул в сторону, держа перед собой тяжелый, бушующий таз, и под каблуком зловеще хрустнуло. Восстановив все это в уме, Франц поморщился. Что ж, надо отдать очки в починку; стекло, да и то треснувшее, осталось только в одной окружности. Мысленно он уже вышел из дому и бродил в поисках нужного магазина. Сперва - магазин, потом важное, страшноватое посещение. И ...
5. Король, дама, валет. (глава 12)
Входимость: 8. Размер: 29кб.
Часть текста: таких улиц, и чем дальше от моря, тем дешевле,-словно море-сцена, а ряды домов - ряды в театре, кресла, стулья, а там уж и стоячие места. Названия гостиниц так или иначе пытались намекать на присутствие моря. Некоторые это делали с самодовольной откровенностью. Другие предпочитали метафоры, символы. Попадались женские имена. Одна была вилла, которая называлась почему-то "Гельвеция",- ирония или заблуждение. Чем дальше от пляжа, тем названия становились поэтичнее. Все это очень его развлекало. Оставив жену и племянника на террасе кафе, он ходил по лавкам, разглядывал открытки. Они были все те же. Больше всего доставалось человеческой тучности. Облую громаду в полосатом трико ущипнул краб, и обладательница громады млеет, полагая, что это рука соседа - щуплого щеголя в канотье. Плывет толстяк на спине, и куполом вздымается над водой пунцовое пузо. Накрахмаленный усач смотрит из-за скалы на гиперболу в купальном костюме. Та же гипербола в других положениях, поцелуй на закате, полушария, выдавленные в песке, "привет с моря"... Но особенно его забавляли и трогали открытки фотографические. Они были сняты Бог знает как давно. Тот же пляж, те же корзины; но дамы в плечистых блузах, в длинных юбках бутылкой, мужчины, как парикмахерские рекламы... Эти расфуфыренные ребятишки теперь купцы, инженеры, чиновники... Лавки обвевал морской ветерок. Смесь морского воздуха и антикварной дряни: рамочки из раковин и перламутра, рогатые раковины, барометры и мундштуки, ракушки в розовых кисейных мешочках, картины, картины,- творения местных маринистов, маслянистый столб луны или сахарный парус среди прусской синьки. И ни с того, ни с сего Драйеру стало грустно. По пляжу, пробираясь...

© 2000- NIV