Cлово "ОШИБКА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОШИБКУ, ОШИБОК, ОШИБКЕ, ОШИБКОЙ

1. Незавершенный роман
Входимость: 3.
2. Дар. (страница 2)
Входимость: 3.
3. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 26)
Входимость: 3.
4. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 3.
5. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 5)
Входимость: 3.
6. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 3.
7. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 3.
8. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 3.
9. Дар. (страница 9)
Входимость: 3.
10. Дар. (страница 5)
Входимость: 3.
11. Под знаком незаконнорожденных. страница 11
Входимость: 3.
12. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 2.
13. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 6)
Входимость: 2.
14. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 2.
15. Пнин. (глава 2)
Входимость: 2.
16. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 2.
17. Пнин. (глава 7)
Входимость: 2.
18. Адмиралтейская игла
Входимость: 2.
19. Дар. (страница 7)
Входимость: 2.
20. Защита Лужина. (глава 12)
Входимость: 2.
21. Камера Обскура
Входимость: 2.
22. Отчаяние. (глава 10)
Входимость: 2.
23. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 2.
24. Волшебник
Входимость: 2.
25. Приглашение на казнь. (страница 5)
Входимость: 2.
26. Другие берега. (глава 12)
Входимость: 2.
27. Подвиг
Входимость: 2.
28. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 4)
Входимость: 2.
29. Дар. (страница 6)
Входимость: 1.
30. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 1.
31. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 1.
32. Уста к устам
Входимость: 1.
33. Обида
Входимость: 1.
34. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 1.
35. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 1.
36. Отчаяние. (глава 7)
Входимость: 1.
37. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 10)
Входимость: 1.
38. Забытый поэт
Входимость: 1.
39. Как-то раз в Алеппо...
Входимость: 1.
40. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 1.
41. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 1.
42. Посещение музея
Входимость: 1.
43. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 1.
44. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 7)
Входимость: 1.
45. Другие берега. (глава 14)
Входимость: 1.
46. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 24)
Входимость: 1.
47. Дар. (страница 3)
Входимость: 1.
48. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 1.
49. Дар
Входимость: 1.
50. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Незавершенный роман
Входимость: 3. Размер: 114кб.
Часть текста: я эту книгу, читателям не пришлось бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под...
2. Дар. (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 83кб.
Часть текста: из вас повыжмут". "Кстати, - спросила Александра Яковлевна, - что это такое "вилы в аллее", - там, где велосипед?" Федор Константинович скорее жестами, чем словами, показал: знаете, - когда учишься ездить и страшно виляешь. "Сомнительное выражение", - заметил Васильев. "Мне больше всего понравилось о детских болезнях, да, - сказала Александра Яковлевна, кивнув самой себе, - это хорошо: рождественская скарлатина и пасхальный дифтерит". "Почему не наоборот?" - полюбопытствовала Тамара. Господи, как он любил стихи! Стеклянный шкапчик в спальне был полон его книг: Гумилев и Эредиа, Блок и Рильке, - и сколько он знал наизусть! А тетради... Нужно будет когда-нибудь решиться и всг просмотреть. Она это может, а я не могу. Как это странно случается, что со дня на день откладываешь. Разве, казалось бы, не наслаждение, - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни он, ни тень книг никак не могли служить темой для призрака. Разговор тем временем перешел на какого-то советского деятеля, потерявшего после смерти Ленина власть. "Ну, в те годы, когда я видал его, он был в зените славы и добра", - говорил Васильев, профессионально перевирая цитату. Молодой человек, похожий на Федора Константиновича (к которому именно поэтому так привязались Чернышевские), теперь очутился у двери, где, прежде чем выйти, остановился в полоборота к отцу, - и, несмотря на свой чисто умозрительный состав, ах, как он был сейчас плотнее всех сидящих в...
3. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 26)
Входимость: 3. Размер: 5кб.
Часть текста: Ада) – с сентября 1884-го по июнь 1888-го, – впрочем, им выпали два недолгих, полных нестерпимого блаженства перерыва (в августе 1885-го да в июне 1886-го) и пара случайных свиданий (“через решетку дождя”). Шифры описывать скучно, и все же кое-какие основные детали придется пусть нехотя, но сообщить. За однобуквенными словами сохранялось их обиходное обличье. В любом слове подлиннее каждая буква заменялась другой, отсчитываемой от нее по алфавитному ряду – второй, третьей, четвертой и так далее – в зависимости от количества букв в слове. Таким образом “любовь”, слово из шести букв, преобразовывалась в “сДжфзВ” (“с” – шестая после “л” буква в алфавитном порядке, “з” – шестая после “б” и так далее), при этом в двух случаях пришлось, исчерпав алфавит, вернуться к его началу (буквы, переливавшиеся в новый ряд, становились заглавными: “В”, например, отвечает “ь”, чьей заменой в слове “любовь” должна быть шестая, стоящая за нею буква: “эюяАБВ”; а “ю” забирается в следующий ряд еще глубже: “яАБВГД”. При чтении популярных книг, разъясняющих теорию строения вселенной (безмятежно открываясь несколькими непринужденными, простыми и ясными абзацами), наступает страшный миг, когда страница вдруг зарастает математическими формулами,...
4. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 3. Размер: 62кб.
Часть текста: (страница 8) строки 41-42 звездный блик - призрачное изображение звезды или планеты, возникающее рядом с основным изображением вследствие отражения света от линз окуляра, когда на нее смотришь в телескоп. Строки 47-48 Вордсмит и Гольдсворт - перетасованные имена Вильяма Вордсворта (1770-1850) и Оливера Гольдсмита (1728-1774). Интересно отметить, что одну из своих поэм "Аббатство Тинтерн", посвященную бессмертию, Вордсворт сочинил во время прогулок по берегам реки Вай. Следует также учесть и то, что, работая в Корнельском университете, Набоков проводил занятия в учебном корпусе, называвшемся Голдвин Смит Холл (Goldwin Smith Hall). об остроумном обмене слогов, заставляющем вспомнить двух мастеров героического куплета - героическими куплетами писал лишь Гольдсмит, Вордсворт их избегал. wodnaggen - помимо поверхностной этимологии этого слова (англ. woоd - "дерево", а форма naggen, напоминающая шведскую, имеет значение "обшитый" (ср. нем. n(hen - "шить"). Маленков - Георгий Максимилианович (1902-1988), председатель Совета Министров СССР с 1953 по 1955 гг. земной мальчик - картина П. Пикассо "Мальчик, ведущий коня" (1905-06). домицилий - от лат. domicilium: резиденция, жилище, местопребывание важной особы. день Св. Свитина - 15 июля. О. Спроулз обращает внимание на то, что когда король Генрих VIII в 1538 г. распорядился извлечь золото и драгоценности из могилы этого святого, то оказалось, что они фальшивые. Это обстоятельство обыгрывается позднее. См. примечания к стр. 433-435. Строка 49 пекан - дерево рода кария (или, что то же самое, гикори), семейства ореховых, дающее съедобные плоды. "Кубок Гебы" - название этого сборника отзывается последней строфой хрестоматийного стихотворения Ф. Тютчева "Весенняя гроза". гинкго - происходящее из Китая реликтовое дерево (Ginkgo biloba), которое широко разводят в качестве декоративного. Старинной бабочкой, неправою рукой / Распятой - Набоков писал своим французским...
5. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 5)
Входимость: 3. Размер: 16кб.
Часть текста: почил, воссоединясь с бакенбардами и “большим полупенсовиком”. Слякоть улиц, влажно отблескивающая в мглистых потемках, вместе с обетованным ее контрапунктом – чашкой крепкого чаю и щедрым огнем камина – создавали гармонию, которую он, неведомо почему, знал наизусть. Чистый перезвон башенных часов, то повисающий над городом, то, перемешиваясь, эхом отдающийся вдали, каким-то странным и страшно знакомым образом сливался с пронзительными выкриками продавцов газет. И когда он вступал в величаво нахмуренный Большой Двор, в туманах которого бродили призраки в плащах, и котелок швейцара нырял перед ним, Себастьян чувствовал, что он почему-то узнает каждое ощущение, – вездесущую вонь сыроватого дерна, древнюю гулкость каменных плит под каблуками, расплывчатые очертания темных каменных стен вверху – все. Это особое, приподнятое ощущение, вероятно, длилось немалое время, но было что-то еще, примешавшееся к нему, а там и возобладавшее. Против воли своей и, быть может, с чувством беспомощного замешательства (ибо он ждал от Англии больше, чем та была в состоянии дать) Себастьян сознавал, что как бы толково и сладко ни подыгрывал новый мир старинным его сновидениям, сам он, или скорее самая драгоценная его часть, останется столь же отчаянно одинокой, какой бывала всегда. Одиночество составляло тонику Себастьяновой жизни, и чем благожелательней старалась судьба дать ему ощущение дома, превосходно подделывая все то, что он полагал для себя желанным, тем острее сознавал он свою неспособность уютно вписаться – во что бы то ни было. Когда же, наконец, он понял это вполне и угрюмо принялся пестовать свою обособленность, словно она была редким даром или страстью, тогда только испытал ...

© 2000- NIV