• Наши партнеры
    MusicHunt.pro - Мьюзикхант- илья котяев-гурьевский MusicHunt.pro
  • Cлово "РУКА"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: РУКИ, РУКУ, РУКАМИ, РУКЕ, РУКОЙ

    1. Соглядатай
    Входимость: 51.
    2. Волшебник
    Входимость: 34.
    3. Камера Обскура. (страница 7)
    Входимость: 26.
    4. Камера Обскура
    Входимость: 23.
    5. Дар. (страница 6)
    Входимость: 22.
    6. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
    Входимость: 22.
    7. Защита Лужина. (глава 14)
    Входимость: 22.
    8. Подлец
    Входимость: 21.
    9. Дар. (страница 2)
    Входимость: 21.
    10. Защита Лужина. (глава 6)
    Входимость: 20.
    11. Истребление тиранов
    Входимость: 20.
    12. Машенька. (страница 3)
    Входимость: 19.
    13. Приглашение на казнь. (страница 2)
    Входимость: 19.
    14. Картофельный эльф
    Входимость: 18.
    15. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
    Входимость: 18.
    16. Король, дама, валет. (глава 13)
    Входимость: 18.
    17. Дар. (страница 8)
    Входимость: 18.
    18. Машенька. (страница 5)
    Входимость: 17.
    19. Защита Лужина. (глава 11)
    Входимость: 17.
    20. Пнин. (глава 2)
    Входимость: 17.
    21. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
    Входимость: 17.
    22. Приглашение на казнь. (страница 4)
    Входимость: 17.
    23. Подвиг. (страница 6)
    Входимость: 17.
    24. Камера Обскура. (страница 4)
    Входимость: 17.
    25. Незавершенный роман
    Входимость: 16.
    26. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
    Входимость: 16.
    27. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
    Входимость: 16.
    28. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
    Входимость: 16.
    29. Приглашение на казнь. (страница 3)
    Входимость: 16.
    30. Король, дама, валет. (глава 9)
    Входимость: 16.
    31. Машенька
    Входимость: 16.
    32. Дар. (страница 4)
    Входимость: 16.
    33. Приглашение на казнь. (страница 7)
    Входимость: 16.
    34. Дар. (страница 10)
    Входимость: 16.
    35. Память, говори (глава 10)
    Входимость: 15.
    36. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
    Входимость: 15.
    37. Камера Обскура. (страница 2)
    Входимость: 15.
    38. Подвиг. (страница 5)
    Входимость: 15.
    39. Лолита. (часть 2, главы 29-30)
    Входимость: 15.
    40. Подвиг. (страница 9)
    Входимость: 15.
    41. Камера Обскура. (страница 6)
    Входимость: 15.
    42. Король, дама, валет. (глава 6)
    Входимость: 15.
    43. Приглашение на казнь. (страница 5)
    Входимость: 14.
    44. Дар
    Входимость: 14.
    45. Защита Лужина. (глава 12)
    Входимость: 14.
    46. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
    Входимость: 14.
    47. Защита Лужина. (глава 3)
    Входимость: 14.
    48. Весна в Фиальте
    Входимость: 14.
    49. Отчаяние. (глава 8)
    Входимость: 14.
    50. Камера Обскура. (страница 3)
    Входимость: 14.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Соглядатай
    Входимость: 51. Размер: 110кб.
    Часть текста: проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный монолог. Муж, спустя месяц, отбыл, и в первую же ночь, что я снова провожал Матильду, она предложила мне подняться к ней наверх, чтобы взять книжку, которую давно увещевала меня прочесть, - что-то по-французски о какой-то русской девице Ариадне (*1). Шел, как обычно, дождь, вокруг фонарей дрожали ореолы, правая моя...
    2. Волшебник
    Входимость: 34. Размер: 83кб.
    Часть текста: объясниться с тобой? - думалось ему, покуда думалось. - Ведь это не блуд. Грубый разврат всеяден; тонкий предполагает пресыщение. Но если и было у меня пять-шесть нормальных романов, чтО бледная случайность их по сравнению с моим единственным пламенем? Так как же? Не математика же восточного сластолюбия: нежность добычи обратно пропорциональна возрасту. О нет, это для меня не степень общего, а нечто совершенно отдельное от общего; не более драгоценное, а бесценное. Что же тогда? Болезнь, преступность? Но совместимы ли с ними совесть и стыд, щепетильность и страх, власть над собой и чувствительность - ибо и в мыслях допустить не могу, что причиню боль или вызову незабываемое отвращение. Вздор; я не растлитель. В тех ограничениях, которые ставлю мечтанию, в тех масках, которые придумываю ему, когда, в условиях действительности, воображаю незаметнейший метод удовлетворения страсти, есть спасительная софистика. Я карманный вор, а не взломщик. Хотя, может быть, на круглом острове, с маленькой Пятницей (не просто безопасность, а права одичания, или это - порочный круг с пальмой в центре?). Рассудком зная, что Эвфратский абрикос вреден только в консервах; что грех неотторжим от гражданского быта; что у всех гигиен есть свои гиены; зная, кроме того, что этот самый рассудок не прочь опошлить то, что иначе ему не дается... Сбрасываю и поднимаюсь выше. ЧтО, если прекрасное именно-то и доступно сквозь тонкую оболочку, то есть пока она еще не затвердела, не заросла, не утратила аромата и мерцания, через которые проникаешь к дрожащей звезде прекрасного? Ведь даже и в этих пределах я изысканно разборчив: далеко не всякая школьница привлекает меня, - сколько их на серой утренней улице, плотненьких, жиденьких, в бисере прыщиков или в очках, - *такие* мне столь же интересны в рассуждении любовном, как иному - сырая женщина-друг. Вообще же, независимо от особого чувства, мне хорошо со всякими детьми, по-простому - знаю, был бы страстным отцом в ходячем...
    3. Камера Обскура. (страница 7)
    Входимость: 26. Размер: 62кб.
    Часть текста: мягкая на ощупь; темя же уже было открыто, и странно было трогать частые колючки отрастающих волос. В памяти у него, в стеклянной памяти, глянцевито переливался как бы цветной фотографический снимок: загиб белой дороги, черно-зеленая скала слева, справа - синеватый парапет, впереди - вылетевшие навстречу велосипедисты - две пыльные обезьяны в красно-желтых фуфайках; резкий поворот руля, автомобиль взвился по блестящему скату щебня, и вдруг, на одню долю мгновения, вырос чудовищный телеграфный столб, мелькнула в глазах растопыренная рука Магды, и волшебный фонарь мгновенно потух. Дополнялось это воспоминание тем, что вчера, или третьего дня, или еще раньше - когда, в точности не известно, - рассказала ему Магда, вернее Магдин голос, почему только голос? почему он ее так давно не видел по-настоящему? да, повязка, скоро, вероятно, можно будет снять... Что же Магдин голос рассказывал? "...если бы не столб, мы бы, знаешь, бух через парапет в пропасть. Было очень страшно. У меня весь бок в синяках до сих пор. Автомобиль перевернулся - разбит вдребезги. Он стоил все-таки двадцать тысяч марок. Auto ... mille, beaucoup mille marks - (обратилась она к сиделке) - vous comprenez? Бруно, как по-французски двадцать тысяч?" "Ах, не все ли равно... Ты жива, ты цела". "Велосипедисты оказались очень милыми, помогли все собрать, портплед, знаешь, полетел в кусты, а ракеты так и пропали". Отчего неприятно? Да, этот ужас в Ружинаре. Он с браунингом в руке, она входит - в теннисных туфлях... Глупости, все разъяснилось, все хорошо... Который час? Когда можно будет снять повязку? Когда позволят вставать с постели? Слабость... Все это было, должно быть, в газетах, в немецких газетах. "Авто... тысяча, много...
    4. Камера Обскура
    Входимость: 23. Размер: 62кб.
    Часть текста: Патагонии, от Маньчжурии до Новой Зеландии, от Лапландии до Мыса Доброй Надежды, словом, всюду, куда проникают цветные открытки, - существо, носившее симпатичное имя Cheepy. Рассказывают, что его (или, вернее, ее) происхождение связано с вопросом о вивисекции. Художник Роберт Горн, проживавший в Нью-Йорке, однажды завтракал со случайным знакомым - молодым физиологом. Разговор коснулся опытов над живыми зверьми. Физиолог, человек впечатлительный, еще не привыкший к лабораторным кошмарам, выразил мысль, что наука не только допускает изощренную жестокость к тем самым животным, которые в иное время возбуждают в человеке умиление своей пухлостью, теплотой, ужимками, но еще входит как бы в азарт - распинает живьем и кромсает куда больше особей, чем в действительности ей необходимо. "Знаете что, - сказал он Горну, - вот вы так славно рисуете всякие занятные штучки для журналов; возьмите-ка и пустите, так сказать, на волны моды какого-нибудь многострадального маленького зверя, например, морскую свинку. Придумайте к этим картинкам шуточные надписи, где бы этак вскользь, легко упоминалось о трагической связи между свинкой и лабораторией. Удалось бы, я думаю, не только создать очень своеобразный и забавный тип, но и окружить свинку некоторым ореолом модной ласки, что и обратило бы общее внимание на несчастную долю этой, в сущности, милейшей твари". "Не знаю, -...
    5. Дар. (страница 6)
    Входимость: 22. Размер: 67кб.
    Часть текста: был зажечь жизнью. А через час-другой он встречался с ней за столом, и всг восстанавливалось, и он снова понимал, что, не будь ее, не было бы этого утреннего тумана счастья. Как-то, спустя дней десять после знакомства, она вдруг вечером постучалась к нему и надменно-решительным шагом, с почти презрительным выражением на лице, вошла, держа в руке небольшую, спрятанную в розовой обертке, книгу. "У меня к вам просьба, - сказала она быстро и сухо. - Сделайте мне тут надпись"; Федор Константинович книгу взял - и узнал в ней приятно потрепанный, приятно размягченный двухлетним пользованием (это было ему совершенно внове) сборничек своих стихов. Он очень медленно стал откупоривать пузырек с чернилами, - хотя в иные минуты, когда хотелось писать, пробка выскакивала, как из бутылки шампанского; Зина же, посмотрев на его теребившие пробку пальцы, поспешно добавила: "Только фамилью, - пожалуйста, только фамилью". Он расписался, хотел было поставить дату, но почему то подумал, что в этом она может усмотреть вульгарную многозначительность "Ну вот, спасибо", - сказала она и, дуя на страницу, вышла. Через день было воскресенье, и около четырех вдруг выяснилось, что она одна дома: он читал у себя, она была в столовой и изредка совершала короткие экспедиции к себе в комнату через переднюю, и при этом посвистывала, и в ее легком топоте была топографическая тайна, - ведь к ней прямо вела дверь из столовой. Но мы читаем и будем читать. "Долее, долее, как можно долее буду в чужой земле. И хотя мысли мои, мое имя, мои труды будут принадлежать...

    © 2000- NIV