Cлово "ЧЕЛОВЕК"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЧЕЛОВЕКУ, ЧЕЛОВЕКА, ЧЕЛОВЕКОМ, ЧЕЛОВЕКЕ

1. Соглядатай
Входимость: 46. Размер: 110кб.
2. Незавершенный роман
Входимость: 36. Размер: 114кб.
3. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 23. Размер: 43кб.
4. Истребление тиранов
Входимость: 21. Размер: 49кб.
5. Дар. (страница 7)
Входимость: 19. Размер: 81кб.
6. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 17. Размер: 56кб.
7. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 16. Размер: 45кб.
8. Камера Обскура
Входимость: 16. Размер: 62кб.
9. Подлец
Входимость: 15. Размер: 51кб.
10. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 15. Размер: 61кб.
11. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 15. Размер: 42кб.
12. Дар. (страница 9)
Входимость: 15. Размер: 72кб.
13. Пнин. (глава 6)
Входимость: 14. Размер: 61кб.
14. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 13. Размер: 62кб.
15. Защита Лужина. (глава 9)
Входимость: 13. Размер: 16кб.
16. Дар. (страница 6)
Входимость: 12. Размер: 67кб.
17. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 12. Размер: 52кб.
18. Дар. (страница 4)
Входимость: 12. Размер: 68кб.
19. Дар. (страница 8)
Входимость: 12. Размер: 95кб.
20. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 18)
Входимость: 11. Размер: 16кб.
21. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 11. Размер: 42кб.
22. Дар. (страница 5)
Входимость: 11. Размер: 67кб.
23. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 11. Размер: 62кб.
24. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 11. Размер: 66кб.
25. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 11. Размер: 45кб.
26. Лик
Входимость: 11. Размер: 45кб.
27. Под знаком незаконнорожденных. страница 12
Входимость: 10. Размер: 42кб.
28. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 10. Размер: 39кб.
29. Бритва
Входимость: 10. Размер: 8кб.
30. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 10. Размер: 62кб.
31. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 9. Размер: 34кб.
32. Дар. (страница 3)
Входимость: 9. Размер: 72кб.
33. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 9. Размер: 37кб.
34. Дар. (страница 10)
Входимость: 9. Размер: 65кб.
35. Память, говори (глава 8)
Входимость: 9. Размер: 36кб.
36. Машенька. (страница 2)
Входимость: 8. Размер: 36кб.
37. Пильграм
Входимость: 8. Размер: 30кб.
38. Картофельный эльф
Входимость: 8. Размер: 43кб.
39. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 12)
Входимость: 8. Размер: 17кб.
40. Защита Лужина. (глава 5)
Входимость: 8. Размер: 13кб.
41. Король, дама, валет. (глава 2)
Входимость: 8. Размер: 35кб.
42. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 8. Размер: 34кб.
43. Король, дама, валет. (глава 10)
Входимость: 8. Размер: 26кб.
44. Король, дама, валет
Входимость: 7. Размер: 27кб.
45. Дар. (страница 2)
Входимость: 7. Размер: 83кб.
46. Помощник режиссера
Входимость: 7. Размер: 35кб.
47. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 3)
Входимость: 7. Размер: 27кб.
48. Набор
Входимость: 7. Размер: 11кб.
49. Под знаком незаконнорожденных. страница 8
Входимость: 7. Размер: 28кб.
50. Пассажир
Входимость: 7. Размер: 12кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Соглядатай
Входимость: 46. Размер: 110кб.
Часть текста: еще не успевшей обнищать, еще жившей призраками своих петербургских привычек. Я детей никогда не воспитывал, совершенно не знал, о чем с детьми говорить, как держаться. Их было двое, мальчишки. Я чувствовал в их присутствие унизительное стеснение. Они вели счет моим папиросам, и это их ровное любопытство так на меня действовало, что я странно, на отлете, держал папиросу, словно впервые курил, и все ронял пепел к себе на колени, и тогда их ясный взгляд внимательно переходил с моей дрожащей руки на бледно-серую, уже размазанную по ворсу пыльцу. Матильда бывала в гостях у их родителей и постоянно оставалась ужинать. Как-то раз шумел проливной дождь, ей дали зонтик, и она сказала: "Вот и отлично, большое спасибо, молодой человек меня проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил...
2. Незавершенный роман
Входимость: 36. Размер: 114кб.
Часть текста: одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и особенно в "Бледном огне" (1962). Меня эти отзвуки слегка раздражают, но больше всего я сожалею о его незавершенности потому, что он, как кажется, ...
3. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 23. Размер: 43кб.
Часть текста: быстро протянула руку, отложила сумку подальше, хлопнув ею об столик,- как бы подчеркивая этим запрет. "Вечно вам нужно теребить что-нибудь",- проговорила она ласково. Лужин посмотрел на свою руку, топыря и снова сдвигая пальцы. Ногти были желтые от курения, с грубыми заусенцами, на суставах тянулись толстые поперечные морщинки, пониже росли редкие волоски. Он положил руку на стол, рядом с ее рукой, молочно-бледной, мягкой на вид, с коротко и аккуратно подстриженными ногтями. "Я жалею, что не знала вашего отца,- сказала она погодя.- Он, должно быть, был очень добрым, очень серьезным, очень любил вас". Лужин промолчал. "Расскажите мне еще что-нибудь,- как вы тут жили? Неужели вы были когда-нибудь маленьким, бегали, возились?" Он опять положил обе руки на трость,- и, по выражению его лица, по сонному опусканию тяжелых век, по чуть раскрывшемуся рту, словно он собирался зевнуть, она заключила, что ему стало скучно, что вспоминать надоело. Да и вспоминал-то он равнодушно,- ей было странно, что вот, он месяц тому назад потерял отца и сейчас без слез может смотреть на дом, где он в детстве жил с ним вместе. Но даже в этом равнодушии, в его неуклюжих словах, в тяжелых движениях его души, как бы поворачивавшейся спросонья и засыпавшей снова, ей мерещилось что-то трогательное, трудно определимая прелесть, которую она в нем почувствовала с первого дня их знакомства. И как таинственно было то, что, несмотря на очевидную вялость его отношения к отцу, он все-таки выбрал именно этот курорт, именно эту гостиницу, как будто ждал от когда-то уже виденных...
4. Истребление тиранов
Входимость: 21. Размер: 49кб.
Часть текста: в газетах, в витринах лавок, на плакатах (тоже растущих в нашей богатой осадками, плачущей и кровоточащей стране), выходили на первых порах как бы расплывчатыми,- это было тогда, когда я еще сомневался в смертельном исходе моей ненависти: что-то еще человеческое, а именно возможность неудачи, срыва, болезни, мало ли чего, в то время слабо дрожало сквозь иные его снимки, в разнообразности неустоявшихся еще поз, в зыбкости глаз, еще не нашедших исторического выражения, но исподволь его облик уплотнился, его скулы и щеки на официальных фотоэтюдах покрылись божественным лоском, оливковым маслом народной любви, лаком законченного произведения,- и уже нельзя было представить себе, что этот нос можно высморкать, что под эту губу можно залезть пальцем, чтобы выковырнуть застреч-ку пищи из-за гнилого резца. За пробным разнообразием последовало канонизированное единство, утвердился, теперь знакомый всем, каменно-тусклый взгляд его неумных и незлых, но чем-то нестерпимо жутких глаз, прочная мясистость отяжелевшего подбородка, бронза маслаков, и уже ставшая для всех карикатуристов мира привычной чертой, почти машинально производящей фокус сходства, толстая морщина через весь лоб,- жировое отложение мысли, а не шрам мысли, конечно. Вынужден думать, что его натирали множеством патентованных бальзамов, иначе мне непонятна металлическая добротность лица, которое я когда-то знал болезненно-одутловатым, плохо выбритым, так что слышался шорох волосков о грязный крахмальный воротничок, когда он поворачивал голову. И очки,- куда делись очки, которые он носил юношей? 2 Я никогда не только не болел политикой, но едва ли когда-либо прочел хоть одну передовую статью, хоть один отчет партийного заседания. Социологические задачки никогда не занимали меня, и я до сих пор не могу вообразить себя участвующим в каком-нибудь заговоре или даже просто сидящим в накуренной комнате и обсуждающим с политически взволнованными, напряженно...
5. Дар. (страница 7)
Входимость: 19. Размер: 81кб.
Часть текста: как будто в пригоршне рассматривая что-то, из-за плеча ее невидимое нам. Сонет - словно преграждающий путь, а может быть, напротив, служащий тайной связью, которая объяснила бы всг , - если бы только ум человеческий мог выдержать оное объяснение. Душа окунается в мгновенный сон, - и вот, с особой театральной яркостью восставших из мертвых, к нам навстречу выходят: с длинной тростию, в шелковой рясе гранатного колера, с вышитым поясом на большом животе о. Гавриил, и с ним, уже освещенный солнцем, весьма привлекательный мальчик розовый, неуклюжий, нежный. Подошли. Сними шляпу, Николя. Волосы с рыжинкой, веснушки на лобике, в глазах ангельская ясность, свойственная близоруким детям. Кипарисовы, Парадизовы, Златорунные не без удивления вспоминали потом (в тиши своих дальних и бедных приходов) его стыдливую красоту: херувим, увы, оказался наклееным на крепкий пряник; не всем пришедшийся по зубам. Поздоровавшись с нами, Николя вновь надевает шляпу - серенький пуховой цилиндр - и тихо отходит, очень миленький в своем домашне-сшитом сюртучке и нанковых брючках, - между тем как его отец, добрейший протоиерей, нечуждый садовничеству, занимает нас обсуждением саратовских вишень, слив, глив. Летучая знойная пыль застилает картину. Как неизменно отмечается в начале всех решительно писательских биографий, мальчик был пожирателем книг. Но отлично учился. "Государю твоему повинуйся, чти его и будь послушным законам", тщательно воспроизводил он первую пропись, и помятая подушечка указательного пальца так навсегда и осталась темною от чернил. Вот тридцатые годы кончились, пошли сороковые. В шестнадцать лет он довольно знал языки, чтобы читать Байрона, Сю и Ггте (до конца дней стесняясь варварского произношения); уже владел семинарской латынью, благо отец был человек образованный. Кроме того некто Соколовский занимался с...

© 2000- NIV