Cлово "ЩЕТКА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЩЕТКОЙ, ЩЕТКИ, ЩЕТКУ, ЩЕТКАХ

1. Машенька. (страница 3)
Входимость: 3.
2. Пнин. (глава 2)
Входимость: 2.
3. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 2.
4. Камера Обскура
Входимость: 2.
5. Подлец
Входимость: 2.
6. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 8)
Входимость: 2.
7. Под знаком незаконнорожденных. страница 5
Входимость: 2.
8. Дар. (страница 6)
Входимость: 1.
9. Обида
Входимость: 1.
10. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1.
11. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 8)
Входимость: 1.
12. Пнин. (глава 6)
Входимость: 1.
13. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 1.
14. Память, говори (глава 12)
Входимость: 1.
15. Память, говори (глава 13)
Входимость: 1.
16. Король, дама, валет. (глава 8)
Входимость: 1.
17. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 1.
18. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 1.
19. Машенька. (страница 2)
Входимость: 1.
20. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
Входимость: 1.
21. Университетская поэма
Входимость: 1.
22. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 1.
23. Дар. (страница 9)
Входимость: 1.
24. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 1.
25. Дар. (страница 5)
Входимость: 1.
26. Машенька
Входимость: 1.
27. Приглашение на казнь. (страница 5)
Входимость: 1.
28. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 1.
29. Памяти Л.И.Шигаева
Входимость: 1.
30. Подвиг
Входимость: 1.
31. Король, дама, валет. (глава 2)
Входимость: 1.
32. Отчаяние. (глава 6)
Входимость: 1.
33. Подвиг. (страница 10)
Входимость: 1.
34. Отчаяние. (глава 8)
Входимость: 1.
35. Лолита. (часть 1, главы 30-32)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Машенька. (страница 3)
Входимость: 3. Размер: 42кб.
Часть текста: перейти через улицу. Он надул щеки, выпустил воздух и сунул нераспечатанное письмо в карман. Спустя несколько минут он его опять вынул, повертел в руках и кинул на стол. Потом прошелся раза два по комнате. Все двери пансиона были открыты. Звуки утренней уборки мешались с шумом поездов, которые, пользуясь сквозняками, прокатывали по всем комнатам. Ганин, остававшийся по утрам дома, обычно сам выметал сор, стелил постель. Он теперь спохватился, что второй день не убирал комнаты, и вышел в коридор в поисках щетки и тряпки. Лидия Николаевна с ведром в руке шуркнула мимо него, как мышь, и на ходу спросила: "Вам Эрика передала письмо?" Ганин молча кивнул и взял половую щетку, лежавшую на дубовом бауле. В зеркале прихожей он увидел отраженную глубину комнаты Алферова, дверь которой была настежь открыта. В этой солнечной глубине - день был на диво погожий - косой конус озаренной пыли проходил через угол письменного стола, и он с мучительной ясностью представил себе те фотографии, которые сперва ему показывал Алферов, и которые он потом с таким волненьем рассматривал один, когда помешала ему Клара. На этих снимках Машенька была совсем такой, какой он ее помнил, и теперь страшно было подумать, что его прошлое лежит в чужом столе. В зеркале отраженье захлопнулось: это Лидия Николаевна, мышиными шажками просеменив по коридору, толкнула открытую дверь. Ганин со щеткой в руке вернулся в свою комнату. На столе лежало сиреневое пятно. Он вспомнил по быстрому сочетанью мыслей, вызванных этим пятном и отраженьем стола в зеркале, те другие, очень старые письма, что хранились у него в черном бумажнике, лежащем рядом с крымским браунингом, на дне чемодана. Он загреб длинный конверт со стола, локтем отпахнул пошире оконную раму и сильными своими пальцами разорвал накрест письмо, разорвал опять каждую долю, пустил лоскутки по ветру, и бумажные снежинки полетели, сияя, в солнечную бездну. Один лоскуток порхнул на подоконник, Ганин прочел на...
2. Пнин. (глава 2)
Входимость: 2. Размер: 55кб.
Часть текста: (как на детском рисунке - в примитивной, лишенной воздушной глубины перспективе) на сланцево-сером фоне холмов; всюду лежал нарядный иней; сияли лаковые плоскости запаркованных автомобилей; старый, похожий на цилиндрического кабанчика, скотч-терьер миссис Дингуолл отправился в свой обычный обход - вверх по Уоррен-стрит, вниз по Спелман-авеню и обратно; но ни дружеское участие соседей, ни красота ландшафта, ни переливчатый звон не делали это время года приятней: через две недели, с неохотой помедлив, учебный год вступал в свою самую суровую пору - в весенний семестр, и Клементсы чувствовали себя подавленно и одиноко в их милом, продуваемом сквозняками, старом доме, который, казалось, свисал с них ныне, будто дряблая кожа и просторный костюм какого-то дурня, ни с того ни с сего сбросившего треть своего веса. Все-таки Изабель еще так молода и рассеянна, и они ничего по сути не знают о родне ее мужа, они и видели-то лишь свадебный комплект марципановых лиц в снятом для торжества зале с воздушной новобрачной, совсем беспомощной без очков. Колокола, которыми вдохновенно управлял доктор Роберт Треблер, деятельный сотрудник музыкального отделения, все еще в полную силу звенели в ангельском небе, а над скудным завтраком из лимонов и апельсинов Лоренс, светловолосый, лысеватый, нездорово полный, поносил главу французского отделения, одного из тех, кого...
3. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 2. Размер: 28кб.
Часть текста: XI - Прошу вас, сударыня,- сказал Вилли Грюн,- не надо! Вы уже дважды исподтишка посмотрели на часы, а потом - на мужа... Право,- не поздно... - ...И возьмите еще земляники,-сказала госпожа Грюн, нежная, тонкобровая, как говорится-"стильная",- и сверкнула текучими серьгами. - Придется посидеть, моя душа,- обратился Драйер к жене: - Я все еще не вспомнил. - Верю,- сказал Вилли, пыхтя и расплываясь в кресле,- верю. что анекдот - мастерской. Но его, по-видимому, нельзя вспомнить. - ...Или, например, ликера? -сказала госпожа Грюн. Драйер постучал себя по лбу кулаком: "Начало- есть, средняя часть- тоже, но конец, конец!.." - Бросьте,- сказал Вилли,- а то вашей супруге станет еще скучнее. Она суровая. Я ее боюсь. - ...Завтра, в это время, мы уже будем по пути в Париж,- плавно разбежалась госпожа Грюн, но муж ее перебил: - Она везет меня в Париж! Не город, а шампанское,- но у меня от него всегда изжога. Однако я еду. Кстати: - вы так до сих пор и не удосужились мне ответить, куда вы собираетесь этим летом? Знаете, был случай: вспоминал человек анекдот - и вдруг лопнул. - Мне не то обидно, что я не могу вспомнить,- жалобно протянул Драйер,-мне обидно, что я вспомню, как только расстанемся... Мы еще не решили. Не правда ли, моя душа, мы еще не решили? Мы даже и не говорили об этом вовсе. Там была какая-то закавыка в конце - такая забавная... - Я говорю вам,-бросьте,-пыхтел Вилли.-И как это вы еще не решили? Уже конец июня. Пора. - Я думаю,- сказал Драйер, вопросительно взглянув на жену,- что мы поедем к морю. - Вода,- кивнул Вилли.- Вода. Это хорошо. Я бы тоже. с удовольствием. Но тащусь в Париж. Плаваете? - Какое...-мрачно ответил Драйер,-учился и не научился. Вот и на лыжах тоже -...
4. Камера Обскура
Входимость: 2. Размер: 62кб.
Часть текста: связано с вопросом о вивисекции. Художник Роберт Горн, проживавший в Нью-Йорке, однажды завтракал со случайным знакомым - молодым физиологом. Разговор коснулся опытов над живыми зверьми. Физиолог, человек впечатлительный, еще не привыкший к лабораторным кошмарам, выразил мысль, что наука не только допускает изощренную жестокость к тем самым животным, которые в иное время возбуждают в человеке умиление своей пухлостью, теплотой, ужимками, но еще входит как бы в азарт - распинает живьем и кромсает куда больше особей, чем в действительности ей необходимо. "Знаете что, - сказал он Горну, - вот вы так славно рисуете всякие занятные штучки для журналов; возьмите-ка и пустите, так сказать, на волны моды какого-нибудь многострадального маленького зверя, например, морскую свинку. Придумайте к этим картинкам шуточные надписи, где бы этак вскользь, легко упоминалось о трагической связи между свинкой и лабораторией. Удалось бы, я думаю, не только создать очень своеобразный и забавный тип, но и окружить свинку некоторым ореолом модной ласки, что и обратило бы общее внимание на несчастную долю этой, в сущности, милейшей твари". "Не знаю, - ответил Горн, - они мне напоминают крыс. Бог с ними. Пускай пищат под скальпелем". Но как-то раз, спустя месяц после этой беседы, Горн в поисках темы для серии картинок, которую просило у него издательство иллюстрированного журнала, вспомнил совет чувствительного физиолога - и в тот же вечер легко и быстро родилась первая морская свинка Чипи. Публику сразу привлекло, мало что привлекло - очаровало, хитренькое выражение этих блестящих бисерных глаз, круглота форм, толстый задок и гладкое темя, манера сусликом стоять на задних лапках, прекрасный крап, черный, кофейный и золотой, а главное - неуловимое прелестное - смешное нечто, фантастическая, но весьма...
5. Подлец
Входимость: 2. Размер: 51кб.
Часть текста: сразу в дюжине экземпляров, и точь-в-точь таких же цветов платки,- тоже в дюжине экземпляров,- то Антон Петрович покупал этот модный галстук и модный платок, и каждое утро, по дороге в банк, имел удовольствие встречать тот же галстук и тот же платок у двух-трех господ, как и он, спешащих на службу. С Бергом одно время у него были дела, Берг был необходим. Берг звонил ему по телефону раз пять в день, Берг стал бывать у них,- и острил, острил,- боже мой, как он любил острить. При первом его посещении, Таня, жена Антона Петровича, нашла, что он похож на англичанина и очень забавен. "Антон, здравствуй!" - рявкал Берг, топыря пальцы и сверху, с размаху, по русскому обычаю, коршуном налетая на его руку и крепко пожимая ее. Был Берг плечист, строен, чисто выбрит, и сам про себя говорил, что похож на мускулистого ангела. Антону Петровичу он однажды показал старую, черную записную книжку: страницы были сплошь покрыты крестиками, и таких крестиков было ровным счетом пятьсот двадцать три. "Времен Деникина и покоренья Крыма,- усмехнулся Берг и спокойно добавил: - Я считал, конечно, только тех, которых бил наповал". И то, что Берг бывший офицер, вызывало в...

© 2000- NIV