Cлово "ЖИВОПИСЕЦ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖИВОПИСЦУ, ЖИВОПИСЦЕМ, ЖИВОПИСЦА, ЖИВОПИСЦЕВ

1. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 10)
Входимость: 2. Размер: 18кб.
2. Под знаком незаконнорожденных. страница 8
Входимость: 2. Размер: 28кб.
3. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 2. Размер: 45кб.
4. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 14)
Входимость: 1. Размер: 17кб.
5. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 47кб.
6. Пнин. (глава 5)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
7. Прозрачные вещи
Входимость: 1. Размер: 35кб.
8. Дар. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 83кб.
9. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 1. Размер: 45кб.
10. Пнин. (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 45кб.
11. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 1. Размер: 20кб.
12. Шахматный конь
Входимость: 1. Размер: 3кб.
13. Пнин. (глава 7)
Входимость: 1. Размер: 32кб.
14. Ut pictura poesis
Входимость: 1. Размер: 2кб.
15. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 18)
Входимость: 1. Размер: 11кб.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 1. Размер: 43кб.
17. Сестры Вэйн
Входимость: 1. Размер: 33кб.
18. Дар. (страница 3)
Входимость: 1. Размер: 72кб.
19. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 3)
Входимость: 1. Размер: 17кб.
20. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 1. Размер: 44кб.
21. Событие. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 1. Размер: 43кб.
22. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 5)
Входимость: 1. Размер: 12кб.
23. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 3)
Входимость: 1. Размер: 26кб.
24. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 1. Размер: 35кб.
25. Память, говори (глава 2)
Входимость: 1. Размер: 32кб.
26. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 11)
Входимость: 1. Размер: 14кб.
27. Камера Обскура
Входимость: 1. Размер: 62кб.
28. Дар. (страница 4)
Входимость: 1. Размер: 68кб.
29. Память, говори (глава 12)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
30. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 2)
Входимость: 1. Размер: 14кб.
31. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 7)
Входимость: 1. Размер: 16кб.
32. Весна в Фиальте
Входимость: 1. Размер: 41кб.
33. Лолита. (часть 1, главы 30-32)
Входимость: 1. Размер: 19кб.
34. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 1. Размер: 52кб.
35. Лик
Входимость: 1. Размер: 45кб.
36. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 22)
Входимость: 1. Размер: 7кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 10)
Входимость: 2. Размер: 18кб.
Часть текста: 10) 10 “Призматический фацет” был по достоинству оценен, лишь когда первый настоящий успех Себастьяна заставил другое издательство (Бронсона) заново напечатать его, но даже тогда он раскупался не так хорошо, как “Успех” или “Утерянные вещи”. Для первого романа он выказывает замечательную силу художественной воли и литературного самообладания. Как это часто случалось в творчестве Себастьяна Найта, он прибегнул к пародии как к своего рода подкидной доске, позволяющей взлетать в высшие сферы серьезных эмоций. Дж. Л. Коулмен говорит в этой связи об “окрыленном клоуне, об ангеле, притворившемся турманом” ­ эта метафора представляется мне весьма уместной. Хитроумно построенный на пародировании различных уловок литературного ремесла, “Призматический фацет” взмывает ввысь. С чувством, чем-то родственным фанатической ненависти, Себастьян Найт выискивал вещи, некогда свежие и яркие, а ныне изношенные до нитки, мертвые среди живых, мертвые, но подделывающиеся под живых, крашенные-перекрашенные, но все принимаемые ленивыми умами, безмятежно не ведающими обмана. Разлагающаяся идея может быть вполне невинной сама по себе, можно также сказать, что нет большого греха и в том, чтобы по-прежнему пользоваться тем или иным совершенно истасканным сюжетом или стилем, раз они еще радуют и развлекают. Но для Себастьяна Найта любая безделица вроде,...
2. Под знаком незаконнорожденных. страница 8
Входимость: 2. Размер: 28кб.
Часть текста: не случится. Как ни странно, в конце месяца пришел его обычный чек, хотя Университет до поры до времени существование свое прекратил, по крайней мере во внешних его проявлениях. За кулисами текла бесконечная череда заседаний, кутерьма административной активности, перегруппировка сил, но он уклонялся и от посещения этих сборищ, и от приема разного рода делегаций и специальных гонцов, которых продолжали слать к нему Азуреус с Александером. Он рассудил, что когда Совет Старейшин израсходует все средства совращения, его оставят в покое, поскольку правительство, не осмеливаясь его арестовать и не желая даровать ему роскошь изгнания, будет все же с упрямством отчаяния верить, что он рано или поздно, может быть, и смягчится. Однообразный окрас, приобретаемый будущим, вполне оказался под масть серому миру его вдовства, и если бы не друзья, о которых следовало заботиться, и не сын, льнущий к сердцу его и к щеке, он мог бы посвятить эти сумерки какому-нибудь неспешному исследованию: ему, например, всегда хотелось побольше узнать об Ориньякской эпохе и о тех портретах необычайных существ (возможно, то были неандертальские полулюди - прямые прародители Падука и подобных ему, - которых ориньяки использовали в качестве рабов), обнаруженных испанским вельможей и его малышкой дочерью в расписных пещерах Альтамиры. Или он мог бы заняться одной неясной проблемой викторианской телепатии (о случаях которой сообщали священники, нервные дамы и отставные полковники, хлебнувшие службы в Индии), скажем, замечательным сном миссис Стори касательно гибели ее брата. Последуем, в свой черед, и мы за этим братом, который в очень темную ночь шел вдоль железнодорожного полотна; прошествовав шестнадцать миль, он почувствовал небольшую усталость (и кто бы ее не почувствовал?) и присел, чтобы стянуть сапоги, да задремал под стрекот сверчков, а там застучал и поезд. Семьдесят шесть овечьих вагонов (в странной пародии на...
3. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 2. Размер: 45кб.
Часть текста: вырвалась и быстро пошла назад, к углу. Горн последовал за ней. "Какая ты все-таки дрянь", - проговорил он неопределенно. Магда ускорила шаг. Он снова настиг ее. "Пойдем же ко мне, дура, - сказал Горн. - Вот смотри..." - Он вынул бумажник. Магда ловко и точно ударила его наотмашь по лицу. "Кольца у тебя колючие", - проговорил он спокойно и продолжал за ней идти следом, торопливо роясь в бумажнике. Магда добежала до подъезда, начала отпирать дверь. Горн протянул ей что-то, но вдруг поднял брови. "Ах, вот оно что", - проговорил он, с удивлением узнав подъезд, из которого они только что вышли. Магда, не оглядываясь, толкала дверь. "Возьми же", - сказал он грубо. И так как она не брала, сунул то, что держал, ей за меховой воротник. Дверь бухнула ему в лицо. Он постоял, взял в кулак нижнюю губу, несколько раз задумчиво ее потянул и погодя двинулся прочь. Магда в темноте добралась до первой площадки, хотела подняться выше, но вдруг ослабела, опустилась на ступеньку и так зарыдала, как, пожалуй, еще не рыдала никогда, - даже тогда, когда он ее покинул. Что-то касалось ее шеи, она закинула руку, как бы что-то стирая с затылка, и нащупала бумажку. Она встала со ступени и, тонко скуля, нащупала кнопку, нажала, ударил свет, - и Магда увидела, что у ней в руке вовсе не американская ассигнация, а листок ватманской бумаги, на котором слегка смазанный карандашный рисунок - девочка, видная со спины, лежащая боком на постели, в рубашке, задравшейся на ляжке и сползавшей с плеча. Она посмотрела на испод и увидела чернилами написанную дату. Это был день, месяц и год, когда он покинул ее. Недаром он велел ей не оглядываться и легонько шуршал. Неужели прошло с тех пор всего только четырнадцать месяцев? Тут со стуком потух...
4. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 14)
Входимость: 1. Размер: 17кб.
Часть текста: имелась престарелая польская пара, ее мы опустили без колебаний. Остаток этой “неподвопросной” группы (тридцать один человек) составляли двадцать солидных мужчин; из них лишь восьмеро были женаты или, во всяком случае, привезли с собой жен (Эмму, Хильдегард, Полину и проч.), и Зильберманн божился, что это все дамы немолодые, почтенные и в высшей степени нерусские. Стало быть, нам оставалась четверка имен: Мадемуазель Лидия Богемски, адрес парижский. Провела в отеле девять дней в начале проживания там Себастьяна; управляющий вовсе ее не помнил. Мадам де Речной. Отбыла из отеля в Париж перед самым отъездом туда Себастьяна. Управляющий припомнил, что это была молодая модная дама, очень щедрая на чаевые. Частица “де”, как я знал, обозначает определенную разновидность россиян, склонных подчеркивать свое дворянство, хотя, в сущности, французская particule перед русской фамилией не только глупа, но и незаконна. Она могла быть авантюристкой; могла быть женою сноба. Элен Гринштейн. Фамилия еврейская, но не германо-еврейская, несмотря на “штейн”. Вот эта “и” в “грин”, вытеснившая прирожденную “у”, свидетельствовала о русском произрастании. Появилась за неделю до отъезда Себастьяна и оставалась в отеле дольше него на три дня. Управляющий сказал, что она была хорошенькая. Она уже останавливалась у них однажды; проживала в Берлине. Элен фон Граун. Настоящая немецкая фамилия. Однако управляющий был положительно уверен, что во время пребывания в отеле она несколько раз пела русские песни. Она обладала великолепным контральто, сказал он, восхитительная женщина. Прожила ровно месяц и уехала в Париж за пять дней до Себастьяна. Все эти подробности вместе с четверкой адресов я обстоятельно записал. Любая из четверых могла оказаться той, которая мне требовалась. Я сердечно поблагодарил господина Зильберманна, ...
5. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 47кб.
Часть текста: путешественника, который приносит домой с Востока фаунистические фантазии, явственно отзывающие скорее домашним бестиарием, который он знает с измальства, чем прямыми зоологическими изысканиями. Так, в первом варианте этой главы, описывая набоковский герб (мельком виденный многие годы назад среди иных семейных мелочей), я каким-то образом умудрился обратить его в домашнее диво – двух медведей, подпирающих огромную шашечницу. К нынешнему времени я отыскал его, этот герб, и с разочарованием обнаружил, что сводится он всего-навсего к двум львам – буроватым, и возможно, чересчур лохматым, но с медведями все же нимало не схожим зверюгам, – удовлетворенно облизывающимся, вздыбленным, смотрящим назад, надменно предъявляющим щит невезучего рыцаря, всего лишь одной шестнадцатой частью схожий с шахматной доской из чередующихся лазурных и красных квадратов, с крестом серебряным, трилистниковым, в каждом. Поверх щита можно видеть то, что осталось от рыцаря: грубый шлем и несъедобный латный воротник, а с ними одну бравую руку, торчащую, еще сжимая короткий меч, из орнамента лиственного, лазурного с красным. ”За храбрость”, гласит девиз. По словам двоюродного брата отца моего, Владимира Викторовича Голубцова, любителя русских древностей, у которого я наводил в 1930 году справки, основателем нашего рода был Набок Мурза (floreat 1380), обрусевший в Московии татарский князек. Собственный мой двоюродный брат, Сергей Сергеевич Набоков, ученый генеалог, сообщает мне, что в пятнадцатом столетии наши предки владели землей в Московском княжестве. Он...

© 2000- NIV