Cлово "ЖИЛЕЦ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖИЛЬЦОВ, ЖИЛЬЦЫ, ЖИЛЬЦОМ, ЖИЛЬЦА

1. Машенька
Входимость: 4.
2. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 3.
3. Камера Обскура
Входимость: 3.
4. Дар. (страница 2)
Входимость: 2.
5. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 2.
6. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 2.
7. Машенька. (страница 4)
Входимость: 2.
8. Подвиг. (страница 3)
Входимость: 2.
9. Незавершенный роман
Входимость: 1.
10. Дар. (страница 6)
Входимость: 1.
11. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 1.
12. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 1.
13. Королек
Входимость: 1.
14. Пнин. (глава 2)
Входимость: 1.
15. Лолита. (часть 1, главы 21-22)
Входимость: 1.
16. * * * ("Все, от чего оно сжимается")
Входимость: 1.
17. Дар. (страница 7)
Входимость: 1.
18. Соглядатай
Входимость: 1.
19. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 1.
20. Дар. (страница 4)
Входимость: 1.
21. Дар. (страница 10)
Входимость: 1.
22. Лолита. (часть 1, главы 12-14)
Входимость: 1.
23. Память, говори (глава 13)
Входимость: 1.
24. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 10)
Входимость: 1.
25. Машенька. (страница 2)
Входимость: 1.
26. Катастрофа
Входимость: 1.
27. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 1.
28. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 1.
29. Истребление тиранов
Входимость: 1.
30. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 1.
31. Дар. (страница 9)
Входимость: 1.
32. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 1.
33. Лолита. (часть 1, главы 18-20)
Входимость: 1.
34. Подвиг. (страница 10)
Входимость: 1.
35. Король, дама, валет. (глава 6)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Машенька
Входимость: 4. Размер: 41кб.
Часть текста: обязывает. Лев и Глеб - сложное, редкое соединение. Оно от вас требует сухости, твердости, оригинальности. У меня имя поскромнее; а жену зовут совсем просто: Мария. Кстати, позвольте представиться: Алексей Иванович Алферов. Простите, я вам, кажется, на ногу наступил... - Очень приятно,- сказал Ганин, нащупывая в темноте руку, которая тыкалась ему в обшлаг.- А как вы думаете, мы еще тут долго проторчим? Пора бы что-нибудь предпринять. Черт... - Сядем-ка на лавку да подождем,- опять зазвучал над самым его ухом бойкий и докучливый голос.- Вчера, когда я приехал, мы с вами столкнулись в коридоре. Вечером, слышу, за стеной вы прокашлялись, и сразу по звуку кашля решил: земляк. Скажите, вы давно живете в этом пансионе? - Давно. Спички у вас есть? - Нету. Не курю. А пансион грязноват,- даром, что русский. У меня, знаете, большое счастье: жена из России приезжает. Четыре года,- шутка ли сказать... Да-с. А теперь не долго ждать. Нынче уже воскресенье. - Тьма какая...- проговорил Ганин и хрустнул пальцами.- Интересно, который час... Алферов шумно вздохнул; хлынул теплый, вялый запашок не совсем здорового, пожилого мужчины. Есть что-то грустное в таком запашке. - Значит,- осталось шесть дней. Я так полагаю, что она в субботу приедет. Вот я вчера письмо от нее получил. Очень смешно она адрес написала. Жаль, что такая темень, а то показал бы. Что вы там щупаете,...
2. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 3. Размер: 28кб.
Часть текста: плавно разбежалась госпожа Грюн, но муж ее перебил: - Она везет меня в Париж! Не город, а шампанское,- но у меня от него всегда изжога. Однако я еду. Кстати: - вы так до сих пор и не удосужились мне ответить, куда вы собираетесь этим летом? Знаете, был случай: вспоминал человек анекдот - и вдруг лопнул. - Мне не то обидно, что я не могу вспомнить,- жалобно протянул Драйер,-мне обидно, что я вспомню, как только расстанемся... Мы еще не решили. Не правда ли, моя душа, мы еще не решили? Мы даже и не говорили об этом вовсе. Там была какая-то закавыка в конце - такая забавная... - Я говорю вам,-бросьте,-пыхтел Вилли.-И как это вы еще не решили? Уже конец июня. Пора. - Я думаю,- сказал Драйер, вопросительно взглянув на жену,- что мы поедем к морю. - Вода,- кивнул Вилли.- Вода. Это хорошо. Я бы тоже. с удовольствием. Но тащусь в Париж. Плаваете? - Какое...-мрачно ответил Драйер,-учился и не научился. Вот и на лыжах тоже - как-то все так,- размаха нет, легкости. Душа моя, а ведь правда, мы поедем к морю? Франца с собой возьмем. Тома. Побарахтаемся, загорим... И Марта улыбнулась. Она не сразу поняла, откуда потянуло такой ясной, влажной прохладой. Ей представился длинный пляж, где они как-то раз уже побывали, белый мол, полосатые будки, тысяча полосатых будок... они редеют, обрываются, а дальше, верст на десять, пустая белизна песка вдоль сияющей, серовато-синей воды. - Мы поедем к морю,- сказала она, обернувшись к Вилли. Она оживилась необыкновенно. Губы полуоткрылись, две серповидных ямочки появились на потеплевших щеках. Волнуясь, она стала рассказывать госпоже Грюн о летних своих платьях, о том, что солнечный загар теперь в большой моде... Драйер смотрел на нее и радовался. Она никогда не сияла так, когда бывала в гостях,- особенно в гостях у Грюн. По дороге домой, в таксомоторе, он ее поцеловал. - Оставь,- сказала она.- Нам нужно серьезно поговорить. Ведь правда,- это хорошая мысль. Ты, вот, завтра утром напиши туда, закажи комнаты. В той же...
3. Камера Обскура
Входимость: 3. Размер: 62кб.
Часть текста: Горн, проживавший в Нью-Йорке, однажды завтракал со случайным знакомым - молодым физиологом. Разговор коснулся опытов над живыми зверьми. Физиолог, человек впечатлительный, еще не привыкший к лабораторным кошмарам, выразил мысль, что наука не только допускает изощренную жестокость к тем самым животным, которые в иное время возбуждают в человеке умиление своей пухлостью, теплотой, ужимками, но еще входит как бы в азарт - распинает живьем и кромсает куда больше особей, чем в действительности ей необходимо. "Знаете что, - сказал он Горну, - вот вы так славно рисуете всякие занятные штучки для журналов; возьмите-ка и пустите, так сказать, на волны моды какого-нибудь многострадального маленького зверя, например, морскую свинку. Придумайте к этим картинкам шуточные надписи, где бы этак вскользь, легко упоминалось о трагической связи между свинкой и лабораторией. Удалось бы, я думаю, не только создать очень своеобразный и забавный тип, но и окружить свинку некоторым ореолом модной ласки, что и обратило бы общее внимание на несчастную долю этой, в сущности, милейшей твари". "Не знаю, - ответил Горн, - они мне напоминают крыс. Бог с ними. Пускай пищат под скальпелем". Но как-то раз, спустя месяц после этой беседы, Горн в поисках темы для серии картинок, которую просило у него издательство иллюстрированного журнала, вспомнил совет...
4. Дар. (страница 2)
Входимость: 2. Размер: 83кб.
Часть текста: имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни он, ни тень книг никак не могли служить темой для призрака. Разговор тем временем перешел на какого-то советского деятеля, потерявшего после смерти Ленина власть. "Ну, в те годы, когда я видал его, он был в зените славы и добра", - говорил Васильев, профессионально перевирая цитату. Молодой человек, похожий на Федора Константиновича (к которому именно поэтому так привязались Чернышевские), теперь очутился у двери, где, прежде чем выйти, остановился в полоборота к отцу, - и, несмотря на свой чисто умозрительный состав, ах, как он был сейчас плотнее всех сидящих в комнате! Сквозь Васильева и бледную барышню просвечивал диван, инженер Керн был представлен одним лишь блеском пенснэ, Любовь Марковна - тоже, сам Федор Константинович держался лишь благодаря смутному совпадению с покойным, - но Яша был совершенно настоящий и живой и только чувство самосохранения мешало вглядеться в его черты. "А может быть, - подумал Федор Константинович, - может быть, это всг не так, и он (Александр Яковлевич) вовсе сейчас не представляет себе мертвого сына, а действительно занят разговором, и если у него бегают глаза, так это потому, что он вообще нервный, Бог с ним. Мне тяжело, мне скучно, это всг не то, - и я не знаю, почему я здесь сижу, слушаю вздор". И всг-таки он продолжал сидеть и курить, и покачивать носком ноги, - и промеж всего того, что говорили другие, что сам говорил, он старался, как везде и всегда, вообразить внутреннее прозрачное движение другого человека, осторожно садясь в собеседника, как в кресло, так чтобы локти того служили ему подлокотниками, и душа бы влегла в чужую душу, - и тогда вдруг менялось освещение мира, и...
5. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 2. Размер: 27кб.
Часть текста: была к тебе ненависть. Ты не думай, я очень тебе соболезную, хотя, знаешь, если у меня мог бы родиться ребенок, то я хотела бы мальчика..." "Ты сама ребенок", - сказал он, гладя ее по волосам. "Особенно сегодня нужно быть бодрым, - продолжала Магда, надувая губы. - Особенно сегодня. Подумай, ведь это начало моей карьеры, я буду знаменита". "Ах да, я и забыл. Это когда же? Сегодня разве?" Явился Горн. Он заходил в последнее время каждый день, и Кречмар несколько раз поговорил с ним по душам, сказал ему все то, что Магде он бы сказать не смел и не мог. Горн так хорошо слушал, высказывал такие мудрые мысли и с такой вдумчивостью сочувствовал ему, что недавность их знакомства казалась Кречмару чем-то совершенно условным, никак не связанным с внутренним - душевным - временем, за которое развилась и созрела их мужественная дружба. "Нельзя строить жизнь на песке несчастья, - говорил Горн. - Это грех против жизни. У меня был знакомый - скульптор, - который женился из жалости на пожилой, безобразной горбунье. Не знаю в точности, что случилось у них, но через год она пыталась отравиться, а его пришлось посадить в желтый дом. Художник, по моему мнению, должен руководиться только чувством прекрасного - оно никогда не обманывает". "Смерть, - говорил он еще, -...

© 2000- NIV