Cлово "МЕСЯЦ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МЕСЯЦА, МЕСЯЦЕВ, МЕСЯЦЕМ, МЕСЯЦЫ

1. Память, говори (глава 12)
Входимость: 10.
2. Дар. (страница 8)
Входимость: 8.
3. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
Входимость: 6.
4. Дар. (страница 4)
Входимость: 6.
5. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 6.
6. Дар. (страница 9)
Входимость: 6.
7. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 5.
8. Память, говори (глава 13)
Входимость: 5.
9. Дар. (страница 2)
Входимость: 4.
10. Пнин. (глава 2)
Входимость: 4.
11. Смотри на Арлекинов! (страница 3)
Входимость: 4.
12. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 4.
13. Дар. (страница 10)
Входимость: 4.
14. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 4.
15. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 4.
16. Память, говори (глава 6)
Входимость: 4.
17. Волшебник
Входимость: 4.
18. Истребление тиранов
Входимость: 4.
19. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 4.
20. Машенька
Входимость: 4.
21. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 3.
22. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 3.
23. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 3.
24. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 3.
25. Дар. (страница 7)
Входимость: 3.
26. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 3.
27. Защита Лужина. (глава 12)
Входимость: 3.
28. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 9)
Входимость: 3.
29. Память, говори (глава 8)
Входимость: 3.
30. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 3.
31. Память, говори
Входимость: 3.
32. Сестры Вэйн
Входимость: 3.
33. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 43)
Входимость: 3.
34. Лолита. (часть 1, главы 23-25)
Входимость: 3.
35. Подлинная жизнь Себастьяна Найта
Входимость: 3.
36. Память, говори (глава 5)
Входимость: 3.
37. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 3.
38. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 3.
39. Король, дама, валет. (глава 10)
Входимость: 3.
40. Незавершенный роман
Входимость: 2.
41. Дар. (страница 6)
Входимость: 2.
42. Лолита. (часть 2, главы 10-13)
Входимость: 2.
43. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 2.
44. Смотри на Арлекинов! (страница 5)
Входимость: 2.
45. Уста к устам
Входимость: 2.
46. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 2.
47. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 19)
Входимость: 2.
48. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 2.
49. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 2.
50. Пнин. (глава 6)
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Память, говори (глава 12)
Входимость: 10. Размер: 42кб.
Часть текста: (черные ели, белые березы, болота, покосы, пустоши), лежащей к югу от Петербурга. Тянулась далекая война. Двумя годами позже, явился пресловутый deus ex machina, Русская Революция, заставив меня покинуть эту незабываемую обстановку. Да собственно и тогда уже, в июле 1915-го, смутно зловещие знамения и погромыхивание закулисного грома, жаркое дыхание невиданных мятежей отзывалось в так называемой “символистской” школе русской поэзии – особенно в стихах Александра Блока. В начале того лета, и в течение всего предыдущего, имя “Тамара”, прокравшись, являлось (с той напускной наивностью, которая так свойственна повадке судьбы, приступающей к важному делу) в разных местах нашего имения (“Вход Воспрещается”) и во владениях моего дяди (“Вход Строжайше Воспрещается”) на противоположном берегу Оредежи. Я находил его начерченным палочкой на красноватом песке аллеи, или написанным карандашом на беленом заборе, или недовырезанным на деревянной спинке какой-нибудь древней скамьи, точно сама Матушка-Природа таинственными знаками предуведомляла меня о существовании Тамары. В тот притихший июльский день, когда я увидел ее, стоящей совершенно неподвижно (двигались только зрачки) в березовой роще, она как бы зародилась здесь, среди настороженных деревьев, с беззвучным совершенством мифологического воплощения. Дождавшись того, чтобы сел овод, она прихлопнула его и пустилась догонять двух других, не таких красивых девушек, звавших ее. Немного позже, с удобного для наблюдения места над рекой, я увидел как они шли через мост, постукивая высокими каблучками, одинаково засунув руки в карманы...
2. Дар. (страница 8)
Входимость: 8. Размер: 95кб.
Часть текста: Флобера написана по-французски через "о", и действительно, он его ставил ниже Захер-Мазоха и Шпильгагена. Он любил Беранже, как его любили средние французы. "Помилуйте, - восклицает Стеклов, - вы говорите, что этот человек был не поэтичен? Да знаете ли вы, что он со слезами восторга декламировал Беранже и Рылеева!" Его вкусы только окаменели в Сибири, - и по странной деликатности исторической судьбы, Россия за двадцать лет его изгнания не произвела (до Чехова) ни одного настоящего писателя, начала которого он не видел воочию в деятельный период жизни. Из разговоров с ним в Астрахани выясняется: "да-с, графский-то титул и сделал из Толстого великого-писателя-земли-русской": когда же к нему приставали, кто же лучший современный беллетрист, то он называл Максима Белинского. Юношей он записал в дневнике: "Политическая литература - высшая литература". Впоследствии пространно рассуждая о Белинском (Виссарионе, конечно), о котором распространяться, собственно, не полагалось, он ему следовал, говоря, что "Литература не может не быть служительницей того или иного направления идей", и что писатели "неспособные искренне одушевляться участием к тому, что совершается силою исторического движения вокруг нас... великого ничего не произведут ни в каком случае", ибо "история не знает произведений искусства, которые были бы созданы исключительно идеей...
3. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
Входимость: 6. Размер: 25кб.
Часть текста: приобретенные для дождливых дней в "Кувшинке" - или "Ку", как сокращенно называли лагерь: она так основательно пересмотрела их до отъезда, что потом не взяла их с собой. Я отправился тоже в свое логовище и сел писать письма. Мой план теперь был поехать к морю, а затем, к началу учебного года, возобновить свое пребывание в Гейзовском доме, ибо я уже знал, что не могу жить без этой девочки. Во вторник они снова ходили за покупками, и мне было поручено подойти к телефону, если начальница лагеря позвонила бы в их отсутствие. Действительно, она позвонила, и несколько недель спустя у нас с ней был случай вспомнить нашу приятную беседу. В этот вторник Ло обедала у себя в комнате. Повздорив опять с матерью, она с час прорыдала и теперь, как бывало и раньше, не хотела явиться передо мной с заплаканными глазами: при особенно нежном цвете лица, черты у нее после бурных слез расплывались, припухали - и становились болезненно соблазнительными. Ее ошибочное представление о моих эстетических предпочтениях чрезвычайно огорчало меня, ибо я просто обожаю этот оттенок Боттичеллиевой розовости, эту яркую кайму вдоль воспаленных губ, эти мокрые, свалявшиеся ресницы, а кроме того, ее застенчивая причуда меня, конечно, лишала многих возможностей под фальшивым видом утешения... Однако, дело обстояло не так просто, как я полагал. Когда вечером мадам Гейз и я сидели в темноте на веранде (грубиян-ветер потушил ее алые свечки), она с невеселым смешком сказала: "Признаюсь, я объявила Лолите, что ее любимейший Гумберт полностью одобряет лагерный проект, и вот она решила закатить настоящий скандал под предлогом, что будто мы с вами желаем отделаться от нее. Но настоящая причина в другом: я ей сказала, что завтра мы с...
4. Дар. (страница 4)
Входимость: 6. Размер: 68кб.
Часть текста: тесно сложенные крылья, чтобы потом гладко пронзить булавкой грудку бабочки, воткнуть ее в пробковую щель и широкими полосками полупрозрачной бумаги плоско закрепить на дощечках как-то откровенно-беззащитно-изящно распахнутую красоту, да подложить под брюшко ватку, да выправить черные сяжки, - чтобы она так высохла навеки. Навеки? В берлинском музее многочисленные бабочки отцовского улова так же свежи сегодня, как были в восьмидесятых, девяностых годах. Бабочки из собрания Линнея хранятся в Лондоне с восемнадцатого века. В пражском музее есть тот самый экземпляр популярной бабочки-атлас, которым любовалась Екатерина Великая. Отчего же мне стало так грустно? Его поимки, наблюдения, звук голоса в ученых словах, всг это, думается мне, я сберегу. Но это так еще мало. Мне хотелось бы с такой же относительной вечностью удержать то, что быть может я всего более любил в нем: его живую мужественность, непреклонность и независимость его, холод и жар его личности, власть над всем, за что он ни брался. Точно играючи, точно желая мимоходом запечатлеть свою силу на всем, он, там и сям выбирая предмет из области вне энтомологии, оставил след почти во всех отраслях...
5. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 6. Размер: 33кб.
Часть текста: приступающей к важному делу) в разных местах нашего имения. Я находил его написанным химическим карандашом на беленой калитке или начерченным палочкой на красноватом песке аллеи, или недовырезанным на спинке скамьи, точно сама природа, минуя нашего старого сторожа, вечно воевавшего с вторжением дачников в парк, таинственными знаками предваряла меня о приближении Тамары. В тот июльский день, когда я наконец увидел ее, стоящей совершенно неподвижно (двигались только зрачки) в изумрудном свете березовой рощи, она как бы зародилась среди пятен этих акварельных деревьев с беззвучной внезапностью и совершенством мифологического воплощения. Дождавшись того, чтобы сел невидимый мне овод, она прихлопнула его и, довольная, сквозь ожившую и заигравшую рощу, пустилась догонять сестру и подругу, отчетливо звавших ее; немного позже, с заросшего дикой малиной старого кладбища, боком, как калека, сходившего по крутому склону к реке, я увидел, как все три они шли через мост, одинаково постукивая высокими каблучками, одинаково засунув руки в карманы темно-синих жакеток и, чтобы отогнать мух, одинаково встряхивая головами, убранными цветами и лентами. Очень скоро путем слежки я выяснил, где мать ее снимала дачку: ее скрывала рощица яблоней. Ежедневно, верхом или на велосипеде, я проезжал мимо,- и на повороте той или другой дороги что-то ослепительно взрывалось под ложечкой, и я обгонял Тамару, с...

© 2000- NIV