Cлово "НЕМЕЦ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НЕМЦЫ, НЕМЦАМИ, НЕМЦЕМ, НЕМЦА

1. Дар. (страница 3)
Входимость: 4. Размер: 72кб.
2. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 4. Размер: 36кб.
3. Случаи из жизни
Входимость: 4. Размер: 14кб.
4. Другие берега. (глава 13)
Входимость: 3. Размер: 25кб.
5. Память, говори (глава 12)
Входимость: 3. Размер: 42кб.
6. Драка
Входимость: 3. Размер: 13кб.
7. Память, говори (глава 6)
Входимость: 2. Размер: 40кб.
8. Помощник режиссера
Входимость: 2. Размер: 35кб.
9. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 2. Размер: 39кб.
10. Дар. (страница 9)
Входимость: 2. Размер: 72кб.
11. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 2. Размер: 62кб.
12. Дар. (страница 7)
Входимость: 2. Размер: 81кб.
13. Память, говори (глава 14)
Входимость: 2. Размер: 36кб.
14. Дар. (страница 4)
Входимость: 2. Размер: 68кб.
15. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 15)
Входимость: 2. Размер: 13кб.
16. Дар. (страница 10)
Входимость: 2. Размер: 65кб.
17. Другие берега. (глава 6)
Входимость: 2. Размер: 29кб.
18. Благость
Входимость: 2. Размер: 11кб.
19. Дар. (страница 6)
Входимость: 1. Размер: 67кб.
20. Лебеда
Входимость: 1. Размер: 14кб.
21. Звонок
Входимость: 1. Размер: 22кб.
22. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 1. Размер: 33кб.
23. Круг
Входимость: 1. Размер: 21кб.
24. Подлец
Входимость: 1. Размер: 51кб.
25. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 1. Размер: 61кб.
26. Знаки и символы
Входимость: 1. Размер: 13кб.
27. Отрывки, наброски пьес.
Входимость: 1. Размер: 29кб.
28. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 47кб.
29. Дар. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 83кб.
30. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 1. Размер: 39кб.
31. Красавица
Входимость: 1. Размер: 10кб.
32. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 1. Размер: 24кб.
33. Машенька. (страница 3)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
34. Как-то раз в Алеппо...
Входимость: 1. Размер: 24кб.
35. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Примечания)
Входимость: 1. Размер: 39кб.
36. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
37. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 1. Размер: 56кб.
38. Дар. (страница 5)
Входимость: 1. Размер: 67кб.
39. Возвращение Чорба
Входимость: 1. Размер: 17кб.
40. Машенька
Входимость: 1. Размер: 41кб.
41. Защита Лужина. (глава 7)
Входимость: 1. Размер: 9кб.
42. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 1)
Входимость: 1. Размер: 18кб.
43. Памяти Л.И.Шигаева
Входимость: 1. Размер: 16кб.
44. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 1. Размер: 56кб.
45. Случайность
Входимость: 1. Размер: 18кб.
46. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 32)
Входимость: 1. Размер: 19кб.
47. Машенька. (страница 4)
Входимость: 1. Размер: 26кб.
48. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 1. Размер: 44кб.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 1. Размер: 61кб.
50. Весна в Фиальте
Входимость: 1. Размер: 41кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар. (страница 3)
Входимость: 4. Размер: 72кб.
Часть текста: и строй, и вес, и способность шуметь, невпопад, так и сяк вспыхивали на солнце. В омытом небе, сияя всеми подробностями чудовищно-сложной лепки, из-за вороного облака выпрастывалось облако упоительной белизны. "Ну вот, прошло, - сказал он вполголоса и вышел из-под навеса осин, столпившихся там, где жирная, глинистая, "земская" (какой ухаб был в этом прозвании!) дорога спускалась в ложбинку, собрав в этом месте все свои колеи в продолговатую выбоину, до краев налитую густым кофе со сливками. Милая моя! Образчик элизейских красок! Отец однажды, в Ордосе, поднимаясь после грозы на холм, ненароком вошел в основу радуги, - редчайший случай! - и очутился в цветном воздухе, в играющем огне, будто в раю. Сделал еще шаг - и из рая вышел. Она уже бледнела. Дождь совсем перестал, пекло, овод с шелковыми глазами сел на рукав. В роще закуковала кукушка, тупо, чуть вопросительно: звук вздувался куполком и опять - куполком, никак не разрешаясь. Бедная толстая птица вероятно перелетела дальше, ибо всг повторялось сызнова, вроде уменьшенного отражения (искала, что-ли, где получается лучше, грустнее?). Громадная, плоская на лету бабочка, иссиня-черная с белой перевязью, описав сверхестественно-плавную дугу и опустившись на сырую землю, сложилась, тем самым исчезла. Такую иной раз приносит, зажав ее обеими руками в картуз, сопящий крестьянский мальчишка. Такая взмывает из-под семенящих копыт...
2. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 4. Размер: 36кб.
Часть текста: снабдил меня двоюродный мой дядюшка Владимир Викторович Голубцов, большой любитель таких изысканий. У него получалось, что старый дворянский род Набоковых произошел не от каких-то псковичей, живших как-то там в сторонке, на обочье, и не от кривобокого, набокого, как хотелось бы, а от обрусевшего шестьсот лет тому назад татарского князька по имени Набок. Бабка же моя, мать отца, рожденная баронесса Корф, была из Древнего немецкого (вестфальского) рода и находила простую прелесть в том, что в честь предка-крестоносца был будто бы назван остров Корфу. Корфы эти обрусели еще в восемнадцатом веке, и среди них энциклопедии отмечают много видных людей. По отцовской линии мы состоим в разнообразном родстве или свойстве с Аксаковыми, Шишковыми, Пущиными, Данзасами. Думаю, что было уже почти темно, когда по скрипучему снегу внесли раненого в гек-кернскую карету. Среди моих предков много служилых людей; есть усыпанные бриллиантовыми знаками участники славных войн; есть сибирский золотопромышленник и миллионщик (Василий Рукавишников, дед моей матери Елены Ивановны); есть ученый президент медико-хирургической академии (Николай Козлов, другой ее дед); есть герой Фридляндского, Бородинского, Лейпцигского и многих других сражений, генерал от инфантерии Иван Набоков (брат моего прадеда), он же директор Чесменской богадельни и комендант С.-Петербургской крепости - той, в которой сидел супостат...
3. Случаи из жизни
Входимость: 4. Размер: 14кб.
Часть текста: горе должно говорить, и вот он нашел довольного слушателя в едва знакомом, малосимпатичном человеке и, хохоча, причем глаза не участвуют, рассказывает, как жена собирала по квартире вещи, как по ошибке увезла его любимое пенсне, как все ее родственники были в курсе дела до него, как - "Вот интересно",- вдруг обращается он прямо к Пришвину, богомольному вдовцу, а то все больше говорил в пространство,- "вот интересно, как будет на том свете, будет ли она там жить со мной или с этим холуем?" "Пойдемте ко мне, Павел Романович",- сказала я своим самым хрустальным тоном, и только тогда он заметил мое присутствие, я стояла, грустно прижавшись к углу темного буфета, с которым словно сливалась моя небольшая фигура в черном платье,- да, я ношу траур, по всем, по всем, по себе, по России, по зародышам, выскобленным из меня. Мы перешли в мою комнатку, крохотную, там едва помещается шелковое ложе поперек себя шире и на низком столике стеклянная бомба лампы, налитая водой, и в этой атмосфере моего личного уюта Павел Романович сразу сде-. дался другим, молча сел, потер воспаленные глаза. Я свернулась рядом, похлопала по подушкам и задумалась, женской облокоченной задумчивостью, глядя на него, на его голубую голову, на крепкие плечи, которым бы шел скорее китель, а не этот двубортный пиджак. Я глядела на него и все удивлялась, как могла некогда увлекаться этим низкорослым, коренастым мужчиной с простым лицом (только зубы больно хороши, это нужно признать), а ведь увлекалась же я им два года тому назад, когда он еще только собирался жениться на своей красавице,- и как еще увлекалась, как плакала из-за него, как снилась мне эта тонкая ...
4. Другие берега. (глава 13)
Входимость: 3. Размер: 25кб.
Часть текста: крупная, дуга, которая продолжает предыдущую, заворачиваясь вдоль наружной стороны первого загиба. Цветная спираль в стеклянном шарике - вот модель моей жизни. Дуга тезиса - это мой двадцатилетний русский период (1899-1919). Антитезисом служит пора эмиграции (1919-1940), проведенная в Западной Европе. Те четырнадцать лет (1940-1954), которые я провел уже на новой моей родине, намечают как будто начавшийся синтез. Позвольте мне заняться антитезисом. Оглядываясь на эти годы вольного зарубежья, я вижу себя и тысячи других русских людей ведущими несколько странную, но не лишенную приятности жизнь в вещественной нищете и духовной неге, среди не играющих ровно никакой роли призрачных иностранцев, в чьих городах нам, изгнанникам, доводилось физически существовать. Туземцы эти были как прозрачные, плоские фигуры из целлофана, и хотя мы пользовались их постройками, изобретениями, огородами, виноградниками, местами увеселения и т. д., между ними и нами не было и подобия тех человеческих отношений, которые у большинства эмигрантов были между собой. Но увы, призрачные нации, сквозь которые мы и русские музы беспечно скользили, вдруг...
5. Память, говори (глава 12)
Входимость: 3. Размер: 42кб.
Часть текста: война. Двумя годами позже, явился пресловутый deus ex machina, Русская Революция, заставив меня покинуть эту незабываемую обстановку. Да собственно и тогда уже, в июле 1915-го, смутно зловещие знамения и погромыхивание закулисного грома, жаркое дыхание невиданных мятежей отзывалось в так называемой “символистской” школе русской поэзии – особенно в стихах Александра Блока. В начале того лета, и в течение всего предыдущего, имя “Тамара”, прокравшись, являлось (с той напускной наивностью, которая так свойственна повадке судьбы, приступающей к важному делу) в разных местах нашего имения (“Вход Воспрещается”) и во владениях моего дяди (“Вход Строжайше Воспрещается”) на противоположном берегу Оредежи. Я находил его начерченным палочкой на красноватом песке аллеи, или написанным карандашом на беленом заборе, или недовырезанным на деревянной спинке какой-нибудь древней скамьи, точно сама Матушка-Природа таинственными знаками предуведомляла меня о существовании Тамары. В тот притихший июльский день, когда я увидел ее, стоящей совершенно неподвижно (двигались только зрачки) в березовой роще, она как бы зародилась здесь, среди настороженных деревьев, с беззвучным совершенством мифологического воплощения. Дождавшись того, чтобы сел овод, она прихлопнула его и пустилась догонять двух других, не таких красивых девушек, звавших ее....

© 2000- NIV