Cлово "УЛИЦА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: УЛИЦУ, УЛИЦАМ, УЛИЦЕ, УЛИЦЫ

1. Соглядатай
Входимость: 22.
2. Подлец
Входимость: 15.
3. Сказка
Входимость: 14.
4. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 13.
5. Дар. (страница 2)
Входимость: 13.
6. Камера Обскура
Входимость: 12.
7. Дар. (страница 10)
Входимость: 12.
8. Дар. (страница 5)
Входимость: 12.
9. Дар
Входимость: 11.
10. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 9.
11. Король, дама, валет. (глава 6)
Входимость: 9.
12. Волшебник
Входимость: 8.
13. Дар. (страница 9)
Входимость: 8.
14. Машенька. (страница 5)
Входимость: 7.
15. Пнин. (глава 7)
Входимость: 7.
16. Дар. (страница 3)
Входимость: 7.
17. Подвиг. (страница 3)
Входимость: 7.
18. Машенька. (страница 2)
Входимость: 7.
19. Занятой человек
Входимость: 7.
20. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 6.
21. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 8)
Входимость: 6.
22. Возвращение Чорба
Входимость: 6.
23. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 6.
24. Лик
Входимость: 6.
25. Картофельный эльф
Входимость: 6.
26. Король, дама, валет. (глава 5)
Входимость: 6.
27. Сестры Вэйн
Входимость: 6.
28. Король, дама, валет. (глава 2)
Входимость: 6.
29. Лолита. (часть 2, главы 17-19)
Входимость: 6.
30. Король, дама, валет. (глава 10)
Входимость: 6.
31. Память, говори (глава 4)
Входимость: 5.
32. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 5.
33. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 5.
34. Письмо в Россию
Входимость: 5.
35. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 5.
36. Дар. (страница 4)
Входимость: 5.
37. Машенька. (страница 4)
Входимость: 5.
38. Звонок
Входимость: 5.
39. Истребление тиранов
Входимость: 5.
40. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 5.
41. Кэмбридж (Эссе)
Входимость: 5.
42. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 5.
43. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 4.
44. Дар. (страница 6)
Входимость: 4.
45. Ужас
Входимость: 4.
46. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 4.
47. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 4.
48. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 4.
49. Защита Лужина. (глава 9)
Входимость: 4.
50. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 4.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Соглядатай
Входимость: 22. Размер: 110кб.
Часть текста: не знал, о чем с детьми говорить, как держаться. Их было двое, мальчишки. Я чувствовал в их присутствие унизительное стеснение. Они вели счет моим папиросам, и это их ровное любопытство так на меня действовало, что я странно, на отлете, держал папиросу, словно впервые курил, и все ронял пепел к себе на колени, и тогда их ясный взгляд внимательно переходил с моей дрожащей руки на бледно-серую, уже размазанную по ворсу пыльцу. Матильда бывала в гостях у их родителей и постоянно оставалась ужинать. Как-то раз шумел проливной дождь, ей дали зонтик, и она сказала: "Вот и отлично, большое спасибо, молодой человек меня проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно,...
2. Подлец
Входимость: 15. Размер: 51кб.
Часть текста: только теоретически: память не прилепила к нему вовремя календарной наклейки, и теперь найти этот день было невозможно. Грубо говоря, случилось это прошлой зимой: Берг поднялся из небытия, поклонился и опустился опять,- но уже не в прежнее небытие, а в кресло. Было это у Курдюмовых, и жили они на улице Св. Марка, черт знает где, в Моабите, что ли. Курдюмовы так и остались бедняками, а он и Берг с тех пор несколько разбогатели; теперь, когда в витрине магазина мужских вещей появлялся галстук, дымно цветистый,- скажем, как закатное облако,- сразу в дюжине экземпляров, и точь-в-точь таких же цветов платки,- тоже в дюжине экземпляров,- то Антон Петрович покупал этот модный галстук и модный платок, и каждое утро, по дороге в банк, имел удовольствие встречать тот же галстук и тот же платок у двух-трех господ, как и он, спешащих на службу. С Бергом одно время у него были дела, Берг был необходим. Берг звонил ему по телефону раз пять в день, Берг стал бывать у них,- и острил, острил,- боже мой, как он любил острить. При первом его посещении, Таня, жена Антона Петровича, нашла, что он похож на англичанина и очень забавен. "Антон, здравствуй!" - рявкал Берг, топыря пальцы и сверху, с размаху, по русскому обычаю, коршуном налетая на его руку и крепко пожимая ее. Был Берг плечист, строен, чисто выбрит, и сам про себя говорил, что похож на мускулистого ангела. Антону Петровичу он однажды показал старую, черную записную книжку: страницы были сплошь покрыты крестиками, и таких крестиков было ровным счетом пятьсот двадцать три. "Времен Деникина...
3. Сказка
Входимость: 14. Размер: 25кб.
Часть текста: и эта женщина тихо сказала: "Как вам не стыдно... Подите прочь". С тех пор он избегал разговоров с ними. Зато, отделенный от тротуара стеклом, прижав к ребрам черный портфель и вытянув ногу в задрипанной полосатой штанине под супротивную лавку,- Эрвин смело, свободно смотрел на проходивших женщин,- и вдруг закусывал губу; это значило- новая пленница; и тотчас он оставлял ее, и его быстрый взгляд, прыгавший, как компасная стрелка, уже отыскивал следующую. Они были далеко от него, и потому хмурая робость не примешивалась к наслаждению выбора. Если же случалось, что миловидная женщина садилась против него, он втягивал ногу из-под лавки со всеми признаками досады- не свойственной, впрочем, его очень юным летам,- и потом не мог решиться посмотреть в лицо этой женщины,- вот тут, в лобных костях, над бровями, так и ломило от робости,- словно сжимал голову железный шлем, не давал поднять глаза,- и какое это было облегчение, когда она поднималась и шла к выходу. Тогда, в притворном рассеянии, он оборачивался, хапал взглядом ее прелестный затылок, шелковые икры,- и приобщал ее к своему несуществующему гарему. И потом снова лился мимо окон...
4. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 13. Размер: 32кб.
Часть текста: мира вошли снова в свои отчетливые берега. Еще одно нужно было сделать, чтобы окончательно восстановить свою полновесность, осесть, утвердиться в свежерасчерченном мире: нужно было найти себе верное пристанище: Он снисходительно улыбнулся, вспомнив вчерашнее- обещание Драйера платить и за то, и за се. Драйер -приятное, фантастическое и крайне полезное существо. И он совершенно прав: приодеться прямо необходимо. Сперва, однако,- комнату... День был бессолнечный, но сухой. Трезвым холодком веяло с низкого, сплошь белого неба. Таксомоторы были оливково-черные с отчетливым шашечным кантом по дверце. Там и сям синий почтовый ящик был заново покрашен,- блестящий и липкий по-осеннему. Улицы в этом квартале были тихие, какими, собственно говоря, не полагалось быть улицам столицы. Он старался запомнить их названия, местонахождение аптеки, полиции. Ему не нравилось, что так много простора, муравчатых скверов, сосен и берез, строящихся домов, огородов, пустырей. Это слишком напоминало провинцию. В собаке, гулявшей с горничной, ему показалось, что он узнал Тома. Дети играли в мяч или хлестали по своим волчкам прямо на мостовой: так и он играл когда-то, в родном городке. В общем, только одно говорило ему, что он действительно в столице: некоторые прохожие были чудесно, прямо чудесно одеты! Например: клетчатые шаровары, подобранные мешком ниже колена, так что особенно тонкой казалась голень в шерстяном чулке; такого покроя, именно такого, он еще не видал. Затем был щеголь в двубортном пиджаке, очень широком в плечах и донельзя обтянутом на бедрах, и в штанах неимоверных, просторных, безобразных, скрывающих сапоги - хоть воплощай в бродячем цирке передние ноги...
5. Дар. (страница 2)
Входимость: 13. Размер: 83кб.
Часть текста: чем словами, показал: знаете, - когда учишься ездить и страшно виляешь. "Сомнительное выражение", - заметил Васильев. "Мне больше всего понравилось о детских болезнях, да, - сказала Александра Яковлевна, кивнув самой себе, - это хорошо: рождественская скарлатина и пасхальный дифтерит". "Почему не наоборот?" - полюбопытствовала Тамара. Господи, как он любил стихи! Стеклянный шкапчик в спальне был полон его книг: Гумилев и Эредиа, Блок и Рильке, - и сколько он знал наизусть! А тетради... Нужно будет когда-нибудь решиться и всг просмотреть. Она это может, а я не могу. Как это странно случается, что со дня на день откладываешь. Разве, казалось бы, не наслаждение, - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни он, ни тень книг никак не могли служить темой для призрака. Разговор тем временем перешел на какого-то советского деятеля, потерявшего после смерти Ленина власть. "Ну, в те годы, когда я видал его, он был в зените славы и добра", - говорил Васильев, профессионально перевирая цитату. Молодой человек, похожий на Федора Константиновича (к которому именно поэтому так привязались Чернышевские), теперь очутился у двери, где, прежде чем выйти, остановился в полоборота к отцу, - и, несмотря на свой чисто...

© 2000- NIV