Cлово "ОБНАРУЖИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОБНАРУЖИЛ, ОБНАРУЖИЛА, ОБНАРУЖИЛО, ОБНАРУЖЕН

1. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 3)
Входимость: 5.
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 5.
3. Пнин. (глава 2)
Входимость: 4.
4. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 4)
Входимость: 4.
5. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 4.
6. Пнин. (глава 4)
Входимость: 4.
7. Пнин
Входимость: 4.
8. Прозрачные вещи
Входимость: 3.
9. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 21)
Входимость: 3.
10. Пнин. (глава 6)
Входимость: 3.
11. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 3.
12. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 3.
13. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 3.
14. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 3.
15. Память, говори
Входимость: 3.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 4)
Входимость: 3.
17. Сестры Вэйн
Входимость: 3.
18. Под знаком незаконнорожденных. страница 8
Входимость: 3.
19. Смотри на Арлекинов! (страница 5)
Входимость: 2.
20. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 2.
21. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 19)
Входимость: 2.
22. Помощник режиссера
Входимость: 2.
23. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 2.
24. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 2.
25. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 24)
Входимость: 2.
26. Память, говори (глава 11)
Входимость: 2.
27. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 3)
Входимость: 2.
28. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 2.
29. Пнин. (глава 3)
Входимость: 2.
30. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 2)
Входимость: 2.
31. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 5)
Входимость: 2.
32. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 2.
33. Под знаком незаконнорожденных. страница 9
Входимость: 2.
34. Пнин. (глава 5)
Входимость: 2.
35. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
Входимость: 2.
36. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 2.
37. Дар. (страница 9)
Входимость: 2.
38. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 3)
Входимость: 2.
39. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 5)
Входимость: 2.
40. Отчаяние. (глава 11)
Входимость: 2.
41. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 2.
42. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 2.
43. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 1.
44. Другие берега. (глава 9)
Входимость: 1.
45. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1.
46. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 6)
Входимость: 1.
47. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 1.
48. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 1.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 6)
Входимость: 1.
50. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 10)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 3)
Входимость: 5. Размер: 27кб.
Часть текста: смешные черты, подобные тем, что явлены в узорчатых инкрустациях латунью по дереву, в поддельных bric-а-Braques, в раззолоченных бронзовых ужасах, которые почитались за “искусство” нашими лишенными чувства юмора предками. И действительно, кто возьмется оспорить наличие чего-то сугубо потешного в самих очертаньях того, что торжественно преподносилось в качестве красочной карты “Терры”? Ведь (“it is, isn't it?”) можно прямо бока надорвать, как помыслишь, что слово “Россия”, вместо того чтобы быть романтическим синонимом Эстотии, американской провинции, раскинувшейся от Северного Полярного и больше уже не порочного круга до границы собственно Соединенных Штатов, стало на Терре названьем страны, как бы заброшенной через рытвину сдвоенного океана на противное полушарие, по которому она расползлась во всю теперешнюю Татарию, от Курляндии до Курил! Однако (что еще несуразней), если в террейской пространственной терминологии Амероссия Авраама Мильтона расщепилась на две составные части, а понятия “Америка” и “Россия” разделились, – скорей политически, чем поэтически, – весьма ощутимыми льдами и водами, гораздо более сложные и вдвойне несуразные расхождения возникли в рассуждении времени – не оттого лишь, что история каждой из...
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 5. Размер: 43кб.
Часть текста: хроника. (Часть 3, глава 5) Часть третья 5 3 июня, в пять часов пополудни, судно вышло из гавани Гавра, и вечером того же дня Ван погрузился на него в Олд-Хэнтспорте. Большую часть послеполуденного времени он провел, играя в теннис с Делорье, знаменитым тренером-негром, и теперь дремотно и вяло наблюдал, как у правого борта, на дальнем склоне носовой волны жар низкого солнца дробит в золотисто-зеленые глазки несколько пядей морского змея. Решив наконец уйти в каюту, он спустился на палубу первого класса, съел кусок натюрморта, расставленного в его гостиной, попробовал почитать в постели корректуру статьи, написанной им для сборника, издаваемого к восьмидесятилетию профессора Контркамоэнса, и махнув на все рукой, заснул. Около полуночи разыгралась буря, но несмотря на нырки и кряканье (“Tobakoff” был судном старым, ожесточившимся), Ван спал крепко, и единственным откликом его сонного сознания стало видение водной павлиноглазки, медленно снижавшейся и вдруг проделавшей сальто на манер ныряющей чомги, – происходило это неподалеку от берега озера в древнем царстве Араров, носящего его имя. Пересмотрев яркий сон заново, Ван проследил его истоки до недавней своей поездки в Армению, где он охотился в обществе Армборо и на диво опытной и услужливой племянницы этого джентльмена. Он решил записать сон и с удивлением обнаружил, что все три карандаша не только покинули столик у кровати, но выстроились гуськом вдоль порога дальней, ведущей в смежную комнату двери, проделав в неуспешной попытке к...
3. Пнин. (глава 2)
Входимость: 4. Размер: 55кб.
Часть текста: популярным курсом была "Философия жеста", и его жена Джоан (Пенделтон, выпуск 1930-го) недавно расстались с дочерью, лучшей студенткой отца: на предпоследнем курсе Изабель вышла замуж за выпускника Вайнделла, получившего в далеком западном штате место инженера. Колокола музыкально звенели под серебряным солнцем. Обрамленный просторной оконницей городок Вайнделл - белые тона, черный узор ветвей - выступал (как на детском рисунке - в примитивной, лишенной воздушной глубины перспективе) на сланцево-сером фоне холмов; всюду лежал нарядный иней; сияли лаковые плоскости запаркованных автомобилей; старый, похожий на цилиндрического кабанчика, скотч-терьер миссис Дингуолл отправился в свой обычный обход - вверх по Уоррен-стрит, вниз по Спелман-авеню и обратно; но ни дружеское участие соседей, ни красота ландшафта, ни переливчатый звон не делали это время года приятней: через две недели, с неохотой помедлив, учебный год вступал в свою самую суровую пору - в весенний семестр, и Клементсы чувствовали себя подавленно и одиноко в их милом, продуваемом сквозняками, старом доме, который, казалось, свисал с них ныне, будто дряблая кожа и просторный костюм какого-то дурня, ни с того ни с сего сбросившего треть своего веса. Все-таки Изабель еще так молода и рассеянна, и они ничего по сути не знают о родне ее мужа, они и видели-то лишь свадебный комплект марципановых лиц в снятом для торжества зале с воздушной новобрачной, совсем беспомощной без очков. Колокола, которыми вдохновенно управлял доктор Роберт Треблер,...
4. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 4)
Входимость: 4. Размер: 17кб.
Часть текста: знал я о Себастьяне? Я мог бы посвятить пару глав тому немногому, что запомнил из детства его и из юности, – а что дальше? По мере того, как я обдумывал книгу, становилось очевидным, что придется предпринять обширные разыскания, собирая его жизнь по кусочкам и скрепляя осколки внутренним пониманием его характера. Внутренним пониманием? Да, им я обладал, ощущая его каждой жилкой. И чем больше раздумывал я об этом, тем яснее понимал, что в руках у меня есть и иное орудие: представляя его поступки, о которых мне довелось услышать лишь после его кончины, я наверное знал, что в том или в этом случае поступил бы в точности как он. Я видел однажды двух братьев, теннисных чемпионов, игравших друг против друга; у них были совсем разные стили, и один во много, много раз превосходил другого; но общий ритм их движений, когда они проносились по корту, был абсолютно тот же, и если б возможно было вычертить обе методы, получилось бы два тождественных чертежа. Я осмеливаюсь утверждать, что у нас с Себастьяном также был своего рода общий ритм; им можно объяснить удивительное чувство “так уже было однажды”, которое охватывает меня,...
5. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 4. Размер: 61кб.
Часть текста: на шестьдесят первый. Строка 169: Загробной жизни Смотри примечание к строке 549. Строка 171: Великий заговор После побега короля экстремисты почти целый год оставались при убеждении, что ни он, ни Одон не покинули Земблы. Эту ошибку можно приписать лишь фатальной тупости, сквозящей красной нитью и в самых толковых тираниях. Воздухоплавательные снаряды и все, с ними связанное, поистине колдовским туманом обнесли разумение наших новых правителей, которым добродушная История поднесла вдруг целый короб этих стрекотливых и егозливых безделиц, дабы им было, с чем цацкаться. Чтобы важный беглец, удирая, и не исполнил воздушного номера, - это им представлялось немыслимым. Через две минуты после того, как король и актер с грохотом сбежали по черной лестнице Королевского театра, каждое крыло на земле и в воздухе оказалось уже сочтено, - такова была распорядительность правительства. В несколько следующих недель ни единый из частных или гражданских самолетов не получил разрешения на взлет, а досмотр транзитных стал до того долог и строг, что международные авиалинии решили отменить посадки в Онгаве. Имелись и жертвы. С энтузиазмом прострелили, к примеру,...

© 2000- NIV