Cлово "ВООБРАЗИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВООБРАЗИМ, ВООБРАЗИ, ВООБРАЗИЛ, ВООБРАЗИТЕ

1. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 5.
2. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 4.
3. Незавершенный роман
Входимость: 3.
4. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 3.
5. Смотри на Арлекинов! (страница 3)
Входимость: 3.
6. Дар. (страница 10)
Входимость: 3.
7. Истребление тиранов
Входимость: 3.
8. Подвиг. (страница 9)
Входимость: 3.
9. Память, говори (глава 5)
Входимость: 3.
10. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 3.
11. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 2.
12. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 2.
13. Дар. (страница 2)
Входимость: 2.
14. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 2.
15. Как-то раз в Алеппо...
Входимость: 2.
16. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
Входимость: 2.
17. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 20)
Входимость: 2.
18. Лолита. (часть 2, главы 23-25)
Входимость: 2.
19. Дар. (страница 3)
Входимость: 2.
20. Соглядатай
Входимость: 2.
21. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 2.
22. Лолита. (часть 1, главы 28-29)
Входимость: 2.
23. Отчаяние. (глава 3)
Входимость: 2.
24. Под знаком незаконнорожденных. страница 9
Входимость: 2.
25. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 2.
26. Картофельный эльф
Входимость: 2.
27. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 2.
28. Машенька
Входимость: 2.
29. Лолита. (часть 1, главы 18-20)
Входимость: 2.
30. Отчаяние. (глава 8)
Входимость: 2.
31. Подвиг. (страница 6)
Входимость: 2.
32. Дар. (страница 6)
Входимость: 1.
33. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 1.
34. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 13)
Входимость: 1.
35. Лолита. (часть 2, главы 10-13)
Входимость: 1.
36. * * * ("О, как ты рвешься в путь крылатый")
Входимость: 1.
37. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 1.
38. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 1.
39. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 1.
40. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 1.
41. Отчаяние. (глава 7)
Входимость: 1.
42. Другие берега. (глава 7)
Входимость: 1.
43. Путеводитель по Берлину
Входимость: 1.
44. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 1.
45. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 1.
46. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 1.
47. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 1.
48. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 1.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 7)
Входимость: 1.
50. Сказка
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 5. Размер: 31кб.
Часть текста: "Жизнь Сэмюеля Джонсона" ПРЕДИСЛОВИЕ "Бледное пламя", поэма в героических куплетах объемом в девятьсот девяносто девять строк, разделенная на четыре песни, написана Джоном Фрэнсисом Шейдом (р. 5 июля 1898 г., ум. 21 июля 1959 г.) в последние двадцать дней его жизни у себя дома в Нью-Вае, Аппалачие, США. Рукопись (это по-преимуществу беловик), по которой набожно воспроизводится предлагаемый текст, состоит из восьмидесяти справочных карточек среднего размера, на которых верхнюю, розовую, полоску Шейд отводил под заголовок (номер песни, дата), а в четырнадцать голубых вписывал тонким пером, почерком мелким, опрятным и удивительно внятным, текст поэмы, пропуская полоску для обозначения двойного пробела и начиная всякий раз новую песнь на свежей карточке. Короткая (в 166 строк) Песнь первая со всеми ее симпатичными птичками и оптическими чудесами занимает тринадцать карточек. Песнь вторая, ваша любимица, и эта внушительная демонстрация силы, Песнь третья, - одинаковы по длине (334 строки) и занимают по двадцати семи карточек каждая. Песнь четвертая возвращается к Первой в рассуждении длины и занимает опять-таки тринадцать карточек, из коих последние четыре, исписанные в день его смерти, содержат вместо беловика выправленный черновик. Человек привычки, Джон Шейд обыкновенно записывал дневную квоту законченных строк в полночь, но даже если он потом перерабатывал их, что, подозреваю, он временами делал, карточка или карточки помечались не датой окончательной отделки, но той, что стояла на выправленном черновике. То есть я хочу сказать, что он сохранял дату действительного создания, а не второго-третьего обдумывания. Тут перед моим нынешним домом расположен гремучий увеселительный парк. Мы обладаем, стало быть, полным календарем его работы. Песнь первая была начата в ранние часы 2 июля и завершена 4 июля. К следующей Песни он...
2. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 4. Размер: 62кб.
Часть текста: разы и становился мой милый старый друг несколько нудноват!) "любознательного немца" из тех, что три столетия назад становились отцами первых великих натуралистов. Человек он был по ученым меркам неграмотный, совершенно ничего не смысливший в вещах, удаленных от него в пространстве и времени, но что-то имелось в нем красочное и исконное, утешавшее Джона Шейда гораздо полнее провинциальных утонченностей английского отделения. Он, выказывавший столько разборчивой осмотрительности при выборе попутчиков для своих прогулок, любил через вечер на другой бродить с важным и жилистым немцем по лесным тропинкам Далвича и вкруг полей этого своего знакомца. Будучи охотником до точного слова, он ценил Гентцнера за то, что тот знал "как что называется", - хоть некоторые из предлагаемых тем названий несомненно были местными уродцами или германизмами, а то и чистой воды выдумками старого прохвоста. Теперь у него был иной спутник. Ясно помню чудный вечер, когда с языка моего блестящего друга так и сыпались макаронизмы, остроты и анекдоты, которые я браво парировал рассказами о Зембле, повестью о бегстве на волосок от гибели! На опушке Далвичского леса он перебил меня, чтобы показать естественную пещеру в поросшем диким мохом утесе, сбоку тропинки, под цветущим кизилом. В этом месте достойный фермер неизменно останавливался, а однажды, когда они ...
3. Незавершенный роман
Входимость: 3. Размер: 114кб.
Часть текста: ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и особенно в "Бледном огне" (1962). Меня эти отзвуки слегка раздражают, но больше всего я сожалею о его незавершенности потому, что он, как кажется, должен был решительно отличаться от всех остальных моих русских вещей качеством расцветки, диапазоном стиля, чем-то не поддающимся определению в его мощном подводном течении..." (Цит. по: Набоков В. Рассказы. Приглашение на казнь. Эссе, интервью, рецензии.- М.: Книга,...
4. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 3. Размер: 45кб.
Часть текста: по-русски в местечке Кап д'Антиб (французская Ривьера) в сентябре 1938 г., эта пьеса под двусмысленным названием "Изобретение Вальса" - которое означает не только "изобретение, сделанное Вальсом", но также "изобретение вальса" - появилась в ноябре того же года в "Русских записках", эмигрантском журнале, выходившем в Париже. Русская труппа предполагала поставить ее там в следующем сезоне, и под руководством талантливого Анненкова начались было репетиции, прервавшиеся с началом второй мировой войны. Читатели этого несколько запоздалого перевода должны иметь в виду две вещи: во-первых, телетаназия1 в 30-х годах была значительно менее модной темой, чем ныне, так что некоторые места (в которых мы с сыном особо тщательно старались не сбить старомодные складки былого воображения) звучат пророчески, даже дважды пророчески, предугадывая не только позднейшую атомистику, но и еще более поздние пародии на эту тему - что можно считать прямо-таки мрачным рекордом. Во-вторых, для того чтобы избавить современных читателей от неоправданных домыслов, я хотел бы самым решительным образом указать, что в моей пьесе не только нет никакого политического "послания" (если заимствовать это пошлое слово из жаргона шарлатанской реформы), но что нынешняя публикация английского варианта не содержит конкретного посыла. Я не стал бы пытаться сегодня изобрести моего беднягу Вальса в опасении, что часть меня, даже мою тень, даже часть моей тени могли бы счесть присоединившимися к тем "мирным" демонстрациям, руководимым старыми прохвостами или молодыми дурнями, единственная цель которых - дать душевное спокойствие безжалостным махинаторам из Томска или Атомска. Трудно, думаю, относиться с большей гадливостью, чем я, к кровопролитию, но еще труднее превзойти мое ...
5. Смотри на Арлекинов! (страница 3)
Входимость: 3. Размер: 27кб.
Часть текста: поиске, напоминающем обезьянью поческу, - обычном у девушки, выкапывающей что-то из сумки, - в данном случае, лиловую пачку дешевых Salammbos и дорогую зажигалку; затем она снова притиснула грудью расстеленное полотенце. Мочка уха пылала в черных свободных прядях "медузы", как называлась в ранних двадцатых ее прическа. Лепная коричневая спина с латкой родинки под левой лопаткой и с длинной ложбинкой вдоль позвоночника, искупающей все оплошности эволюции животного мира, болезненно отвлекала меня от принятого решения предварить предложение особенной, невероятно важной исповедью. Несколько аквамариновых капель еще поблескивало снутри ее коричневых бедер и на крепких коричневых икрах, и несколько камушков мокрого гравия пристало к розовато-бурым лодыжкам. Если в моих американских романах ("A Kingdom by the Sea", "Ardis") я так часто описывал невыносимую магию девичьей спины, то в этом главным образом повинна моя любовь к Ирис. Плотные маленькие ягодицы, - мучительнейший, полнейший, сладчайший цвет ее мальчишеской миловидности, - были как еще не развернутые подарки под рождественской елкой. Вернув после этих недолгих хлопот на место терпеливо ожидавшее солнце, Ирис выпятила полную нижнюю губу, выдохнула дым и наконец сообщила: "По-моему, с душевным здоровьем у вас все в порядке. Вы иногда кажетесь странноватым и мрачным, часто дуетесь, но это в природе гения ce qu'on appelle". - А что такое по-вашему "гений"? - Ну, способность видеть вещи, которых не видят другие. Или, вернее, невидимые связи вещей. - В таком случае, я говорю о состоянии жалком, болезненном, ничего общего с гениальностью не имеющем. Давайте начнем с живого примера, взятого в доподлинной обстановке. Пожалуйста, закройте глаза ненадолго. Теперь представьте аллею, ведущую к вашей вилле от почтовой конторы. Видите, как сходятся в перспективе платаны, и ...

© 2000- NIV