Cлово "ВСТРЕТИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВСТРЕТИЛ, ВСТРЕЧУ, ВСТРЕТИЛА, ВСТРЕТИЛИ

1. Соглядатай
Входимость: 7. Размер: 110кб.
2. Дар. (страница 6)
Входимость: 6. Размер: 67кб.
3. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 6. Размер: 61кб.
4. Машенька. (страница 2)
Входимость: 6. Размер: 36кб.
5. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 6. Размер: 24кб.
6. Дар. (страница 2)
Входимость: 5. Размер: 83кб.
7. Дар. (страница 3)
Входимость: 5. Размер: 72кб.
8. Камера Обскура
Входимость: 5. Размер: 62кб.
9. Весна в Фиальте
Входимость: 5. Размер: 41кб.
10. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 5. Размер: 34кб.
11. Звонок
Входимость: 4. Размер: 22кб.
12. Подлец
Входимость: 4. Размер: 51кб.
13. Машенька. (страница 3)
Входимость: 4. Размер: 42кб.
14. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 4. Размер: 56кб.
15. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 4. Размер: 31кб.
16. Память, говори (глава 12)
Входимость: 4. Размер: 42кб.
17. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 15)
Входимость: 4. Размер: 13кб.
18. Машенька. (страница 4)
Входимость: 4. Размер: 26кб.
19. Машенька. (страница 5)
Входимость: 3. Размер: 30кб.
20. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 3. Размер: 32кб.
21. Отрывки, наброски пьес.
Входимость: 3. Размер: 29кб.
22. Пнин. (глава 5)
Входимость: 3. Размер: 42кб.
23. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 3. Размер: 45кб.
24. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 3. Размер: 39кб.
25. Память, говори
Входимость: 3. Размер: 38кб.
26. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 42кб.
27. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 3. Размер: 45кб.
28. Пнин. (глава 2)
Входимость: 3. Размер: 55кб.
29. Пнин. (глава 7)
Входимость: 3. Размер: 32кб.
30. Университетская поэма
Входимость: 3. Размер: 31кб.
31. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 3. Размер: 62кб.
32. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 3. Размер: 43кб.
33. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 3. Размер: 62кб.
34. Смотри на Арлекинов! (страница 3)
Входимость: 3. Размер: 27кб.
35. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 3. Размер: 29кб.
36. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 9)
Входимость: 3. Размер: 17кб.
37. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 40)
Входимость: 3. Размер: 14кб.
38. Дар. (страница 4)
Входимость: 3. Размер: 68кб.
39. Под знаком незаконнорожденных. страница 11
Входимость: 3. Размер: 31кб.
40. Лик
Входимость: 3. Размер: 45кб.
41. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 2. Размер: 43кб.
42. Под знаком незаконнорожденных. страница 2
Входимость: 2. Размер: 29кб.
43. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 2. Размер: 33кб.
44. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 2. Размер: 35кб.
45. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 10)
Входимость: 2. Размер: 18кб.
46. Уста к устам
Входимость: 2. Размер: 26кб.
47. Скитальцы (1-е действие)
Входимость: 2. Размер: 29кб.
48. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 2. Размер: 29кб.
49. Волшебник
Входимость: 2. Размер: 83кб.
50. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 2. Размер: 39кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Соглядатай
Входимость: 7. Размер: 110кб.
Часть текста: своих петербургских привычек. Я детей никогда не воспитывал, совершенно не знал, о чем с детьми говорить, как держаться. Их было двое, мальчишки. Я чувствовал в их присутствие унизительное стеснение. Они вели счет моим папиросам, и это их ровное любопытство так на меня действовало, что я странно, на отлете, держал папиросу, словно впервые курил, и все ронял пепел к себе на колени, и тогда их ясный взгляд внимательно переходил с моей дрожащей руки на бледно-серую, уже размазанную по ворсу пыльцу. Матильда бывала в гостях у их родителей и постоянно оставалась ужинать. Как-то раз шумел проливной дождь, ей дали зонтик, и она сказала: "Вот и отлично, большое спасибо, молодой человек меня проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный монолог....
2. Дар. (страница 6)
Входимость: 6. Размер: 67кб.
Часть текста: в розовой обертке, книгу. "У меня к вам просьба, - сказала она быстро и сухо. - Сделайте мне тут надпись"; Федор Константинович книгу взял - и узнал в ней приятно потрепанный, приятно размягченный двухлетним пользованием (это было ему совершенно внове) сборничек своих стихов. Он очень медленно стал откупоривать пузырек с чернилами, - хотя в иные минуты, когда хотелось писать, пробка выскакивала, как из бутылки шампанского; Зина же, посмотрев на его теребившие пробку пальцы, поспешно добавила: "Только фамилью, - пожалуйста, только фамилью". Он расписался, хотел было поставить дату, но почему то подумал, что в этом она может усмотреть вульгарную многозначительность "Ну вот, спасибо", - сказала она и, дуя на страницу, вышла. Через день было воскресенье, и около четырех вдруг выяснилось, что она одна дома: он читал у себя, она была в столовой и изредка совершала короткие экспедиции к себе в комнату через переднюю, и при этом посвистывала, и в ее легком топоте была топографическая тайна, - ведь к ней прямо вела дверь из столовой. Но мы читаем и будем читать. "Долее, долее, как можно долее буду в чужой земле. И хотя мысли мои, мое имя, мои труды будут принадлежать России, но сам я, но бренный состав мой, будет удален от нее" (а вместе с тем, на прогулках в Швейцарии, так писавший, колотил перебегавших по тропе ящериц, - "чертовскую нечисть", - с брезгливостью хохла и злостью изувера). Невообразимое возвращение! Строй? Вот уж всг равно какой. При монархии - флаги да...
3. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 6. Размер: 61кб.
Часть текста: облаками представляет иллюзию продления пространства. Мы можем вообразить Джона Шейда в раннем отрочестве - физически непривлекательного, но во всех прочих отношениях прекрасно развитого парнишку - переживающим свое первое эсхатологическое потрясение, когда он неверящей рукой поднимает с травы тугое овальное тельце и глядит на сургучно-красные прожилки, украшающие серо-бурые крылья, и на изящное рулевое перо с вершинкой желтой и яркой, словно свежая краска. Когда в последний год жизни Шейда мне выпало счастье соседствовать с ним в идиллических всхолмиях Нью-Вая (смотри Предисловие), я часто видел именно этих птиц, весьма компанейски пирующих среди меловато-сизых ягод можжевеловки, выросшей об угол с его домом (смотри также строки 181-182). Мои сведения о садовых Aves{1} ограничивались представителями северной Европы, однако молодой нью-вайский садовник, в котором я принимал участие (смотри примечание к строке 998), помог мне отождествить немалое число силуэтов и комических арий маленьких, с виду совсем тропических чужестранцев и, натурально, макушка каждого дерева пролагала пунктиром путь к труду по орнитологии на моем столе, к которому я кидался с лужайки в номенклатурной ажитации. Как тяжело я трудился, приделывая имя "зорянка" к самозванцу из предместий, к крупной птахе в помятом тускло-красном кафтане, с отвратным пылом поглощавшей длинных, печальных, послушных червей! Кстати, любопытно отметить, что хохлистая птичка, называемая по-земблянски sampel ("шелковый хвостик") и очень похожая на свиристель и очерком, и окрасом, явилась моделью для одной из трех геральдических тварей (двумя другими были, соответственно, олень северный, цвета...
4. Машенька. (страница 2)
Входимость: 6. Размер: 36кб.
Часть текста: шепотом проступали буквы, и ночь одним бархатным ударом смахивала их. "Неужели... это..." - опять начинали они, крадясь по небу. И снова наваливалась темнота. Но они настойчиво разгорались и наконец, вместо того чтобы исчезнуть сразу, остались сиять на целых пять минут, как и было условлено между бюро электрических реклам и фабрикантом. Впрочем, черт его знает, что на самом деле играло там, в темноте, над домами, световая ли реклама или человеческая мысль, знак, зов, вопрос, брошенный в небо и получающий вдруг самоцветный, восхитительный ответ. А по улицам, ставшим широкими, как черные блестящие моря, в этот поздний час, когда последний кабак .закрывается, и русский человек, забыв о сне, без шапки, без пиджака, под старым макинтошем, как ясновидящий, вышел на улицу блуждать,- в этот поздний час, по этим широким улицам, расхаживали миры друг Другу неведомые,- не гуляка, не женщина, не просто прохожий,- а наглухо заколоченный мир, полный чудес и преступлении. Пять извозчичьих пролеток стояли вдоль бульвара рядом с огромным барабаном уличной уборной,- пять сонных, теплых, седых миров в кучерских ливреях, и пять других миров на больных копытах, спящих и видящих во сне только овес, что с тихим треском льется из мешка. Бывают такие мгновения, когда все становится чудовищным, бездонно-глубоким, когда кажется так страшно жить и еще страшнее умереть. И вдруг, пока мчишься так по ночному городу, сквозь слезы глядя на огни и ловя в них дивное ослепительное воспоминанье счастья,- женское лицо, всплывшее опять после многих лет житейского забвенья,- вдруг, пока мчишься и безумствуешь так, вежливо...
5. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 6. Размер: 24кб.
Часть текста: по этому правдоподобному, слишком правдоподобному следу? Не был ли образ, вызванный Пал Палычем, чуточку слишком очевиден? Взбалмошная распутница, разбившая жизнь безрассудного мужчины. Но был ли Себастьян безрассуден? Я напомнил себе о резкой его неприязни к очевидно дурному и очевидно хорошему; к готовым формам наслаждения и к заемным формам страдания. Женщина такого пошиба начала бы действовать ему на нервы незамедлительно. Ибо к чему свелись бы ее разговоры, когда бы она и впрямь ухитрилась познакомиться в отеле “Бомон” с тихим, несходчивым и рассеянным англичанином? Разумеется, после первого же изложения ею своих воззрений он стал бы ее избегать. Я знаю, он говорил, что у вертлявых девиц неповоротливые мозги и что ничего нет скучнее хорошенькой женщины, обожающей повеселиться; и даже больше: если толком приглядеться к самой прелестной девушке, когда она пахтает сливки банальности, непременно отыщешь в ее красоте какой-то мелкий изъян, отвечающий складу ее мышления. Он, возможно, и не прочь был вкусить от яблока греха, потому что идея греха, если не считать языковых огрехов, оставляла его безразличным, но яблочный джем в патентованных баночках не пришелся б ему по вкусу. Простить женщине кокетство он мог, но никогда не простил бы поддельной тайны. Его могла позабавить молоденькая потаскушка, мирно наливающаяся пивком, но grande cocotte с намеком на пристрастие к бхангу он бы не вытерпел. Чем дольше я это обдумывал, тем менее вероятным оно представлялось... Во всяком случае, не проверив других двух возможностей, этой женщиной заниматься не стоило. Поэтому в чрезвычайно импозантный дом, у которого встало такси (в весьма фешенебельном квартале Парижа), я вошел вполне энергичной походкой. Горничная сказала, что мадам нет дома, но, заметив мое разочарование, попросила обождать минуту и вскоре вернулась с предложением, что...

© 2000- NIV