Cлово "ВЫЯСНИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВЫЯСНИЛО, ВЫЯСНИЛ, ВЫЯСНИЛИ, ВЫЯСНИМ

1. Незавершенный роман
Входимость: 4.
2. Дар. (страница 4)
Входимость: 3.
3. Память, говори (глава 13)
Входимость: 3.
4. Отчаяние. (глава 10)
Входимость: 3.
5. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 3.
6. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 13)
Входимость: 2.
7. Лолита. (часть 2, главы 10-13)
Входимость: 2.
8. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 2.
9. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 2.
10. Дар. (страница 2)
Входимость: 2.
11. Прозрачные вещи
Входимость: 2.
12. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 2.
13. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 8)
Входимость: 2.
14. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 2.
15. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 2.
16. Соглядатай
Входимость: 2.
17. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 2.
18. Дар. (страница 8)
Входимость: 2.
19. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 10)
Входимость: 2.
20. Под знаком незаконнорожденных. страница 9
Входимость: 2.
21. Память, говори (глава 6)
Входимость: 2.
22. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 3)
Входимость: 2.
23. Лолита. (часть 1, главы 23-25)
Входимость: 2.
24. Подвиг. (страница 10)
Входимость: 2.
25. Отчаяние. (глава 8)
Входимость: 2.
26. Другие берега. (глава 2)
Входимость: 2.
27. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 13)
Входимость: 2.
28. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 1.
29. Дар. (страница 6)
Входимость: 1.
30. Другие берега. (глава 9)
Входимость: 1.
31. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 1.
32. Смотри на Арлекинов! (страница 5)
Входимость: 1.
33. Уста к устам
Входимость: 1.
34. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 1.
35. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 19)
Входимость: 1.
36. Помощник режиссера
Входимость: 1.
37. Пнин. (глава 6)
Входимость: 1.
38. Пильграм
Входимость: 1.
39. Королек
Входимость: 1.
40. Как-то раз в Алеппо...
Входимость: 1.
41. Пнин. (глава 2)
Входимость: 1.
42. Отчаяние. (глава 2)
Входимость: 1.
43. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 1.
44. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 1.
45. Другие берега. (глава 14)
Входимость: 1.
46. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 20)
Входимость: 1.
47. Дар. (страница 3)
Входимость: 1.
48. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 1.
49. Облако, озеро, башня
Входимость: 1.
50. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Незавершенный роман
Входимость: 4. Размер: 114кб.
Часть текста: заметок эту незаконченную вещь я уничтожил. Первая глава, под названием "Ultima Thule", появилась в печати в 1942 году... Глава вторая, "Solus Rex", вышла ранее... Быть может, закончи я эту книгу, читателям не пришлось бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и особенно в "Бледном огне" (1962). Меня эти отзвуки слегка раздражают, но больше ...
2. Дар. (страница 4)
Входимость: 3. Размер: 68кб.
Часть текста: frontispiece к моему теперешнему труду мне почему-то хотелось бы выставить именно эту бабочку, - ах, как он говорил о ней, как вынимал из шести плотных треугольных конвертов шесть привезенных экземпляров, приближал к брюшку единственной самочки лупу, вставленную в глаз, - и как набожно его препаратор размачивал сухие, лоснистые, тесно сложенные крылья, чтобы потом гладко пронзить булавкой грудку бабочки, воткнуть ее в пробковую щель и широкими полосками полупрозрачной бумаги плоско закрепить на дощечках как-то откровенно-беззащитно-изящно распахнутую красоту, да подложить под брюшко ватку, да выправить черные сяжки, - чтобы она так высохла навеки. Навеки? В берлинском музее многочисленные бабочки отцовского улова так же свежи сегодня, как были в восьмидесятых, девяностых годах. Бабочки из собрания Линнея хранятся в Лондоне с восемнадцатого века. В пражском музее есть тот самый экземпляр популярной бабочки-атлас, которым любовалась Екатерина Великая. Отчего же мне стало так грустно? Его поимки, наблюдения, звук голоса в ученых словах, всг это, думается мне, я сберегу. Но это так еще мало. Мне хотелось бы с такой же относительной вечностью удержать то, что быть может я всего более любил в нем: его живую мужественность,...
3. Память, говори (глава 13)
Входимость: 3. Размер: 43кб.
Часть текста: в крымском саду. Мы покинули наш северный дом ради краткой, как мы полагали, передышки, благоразумной отсидки на южной окраине России; однако бешеное неистовство нового режима стихать никак не желало. Два проведенных в Греции весенних месяца я посвятил, снося неизменное негодование пастушьих псов, поискам оранжевой белянки Грюнера, желтянки Гельдриха, белянки Крюпера: поискам напрасным, ибо я попал не в ту часть страны. На палубе кьюнардовского лайнера “Паннония”, 18 мая 1919 года отплывшего от берегов Греции, направляясь (на двадцать один год раньше, чем требовалось, – что касается меня) в Нью-Йорк, но нас высадившего в Марселе, я учился плясать фокстрот. Франция прогремела мимо в угольно черной ночи. Бледный “канал” еще качался внутри нас, когда поезд Дувр-Лондон тихо затормозил и встал. Картинки с изображением серой груши, там и сям висевшие на угрюмых стенах вокзала “Виктория”, рекламировали мыло для ванн, которым меня в детстве намыливала английская гувернантка. Уже через неделю я лощил пол на благотворительном балу, щека к щеке с моей первой английской душечкой, ветренной, гибкой девушкой, старшей меня на пять лет. Отец и раньше бывал в Англии – в последний раз он приезжал туда в феврале 1916-го года, с пятью другими видными деятелями русской печати, по приглашению британского правительства, желавшего показать им свою военную деятельность (которая, как им намекнули, недостаточно оценивалась русским общественным мнением). По дороге туда поэт и романист Алексей Толстой (не родственник графа Льва Николаевича), вызванный отцом и Корнеем Чуковским на соревнование – требовалось придумать рифму к “Африка”, – сочинил, хоть его и томила морская болезнь, очаровательное двустишие: Вижу пальму и кафрика. Это – Африка. В Англии гостям показали флот. Обеды и речи следовали друг за дружкой величественной чередой. Своевременное взятие русскими Эрзерума и...
4. Отчаяние. (глава 10)
Входимость: 3. Размер: 33кб.
Часть текста: У меня было смутное и невеселое дeтство. Едва возмужавъ, я забродяжничалъ. Игралъ на скрипкe. Я лeвша. Лицо овальное. Женщинъ я всегда чуждался: нeтъ такой, которая бы не измeнила. На войнe было довольно погано, но война прошла, какъ все проходитъ. У всякой мыши есть свой домъ... Я люблю бeлокъ и воробьевъ. Пиво въ Чехiи дешевле. О, если бъ можно было подковать себe ноги въ кузницe, - какая экономiя! Министры всe подкуплены, а поэзiя это ерунда. Однажды на ярмаркe я видeлъ двухъ близнецовъ, - предлагали призъ тому, кто ихъ различитъ, рыжiй Фрицъ далъ одному въ ухо, оно покраснeло, - вотъ примeта! Какъ мы смeялись... Побои, воровство, убiйство, - все это дурно или хорошо, смотря по обстоятельствамъ. Я присваивалъ деньги, если они попадались подруку: что взялъ - твое, ни своихъ, ни чужихъ денегъ не бываетъ, на грошe не написано: принадлежитъ Мюллеру. Я люблю деньги. Я всегда хотeлъ найти вeрнаго друга, мы бы съ нимъ музыцировали, онъ бы въ наслeдство мнe оставилъ домъ и цвeтникъ. Деньги, милыя деньги. Милыя маленькiя деньги. Милыя большiя деньги. Я ходилъ по дорогамъ, тамъ и сямъ работалъ. Однажды мнe попался франтъ, утверждавшiй, что похожъ на меня. Глупости, онъ не былъ похожъ. Но я съ нимъ не спорилъ ибо онъ былъ богатъ, и всякiй, кто съ богачемъ знается, можетъ и самъ разбогатeть. Онъ хотeлъ, чтобы я вмeсто него {167} прокатился, а тeмъ временемъ онъ бы обдeлалъ свои шахермахерскiя дeла. Этого шутника я убилъ и ограбилъ. Онъ лежитъ въ лeсу. Лежитъ въ лeсу, кругомъ снeгъ, каркаютъ вороны, прыгаютъ бeлки. Я люблю бeлокъ. Бeдный господинъ въ хорошемъ пальто...
5. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 3. Размер: 42кб.
Часть текста: не был готов к тому, что Судьба сначала с фиглярски преувеличенным рвением поведет его за собой, а затем сама ввяжется в дело и окажется слишком усердным помощником. Он решил для начала отправиться в Калугано и расквитаться с герром Раком. Ощущая сирую безысходность, он уснул в углу полного чужих голосов и ног купе, в первоклассном экспрессе, летевшем на север со скоростью сто миль в час. Так он проспал до полудня и сошел в Ладоге, где после неисчислимо долгого ожидания сел в другой, куда более качкий и переполненный поезд. Пошатываясь и толкаясь и шепотом кляня приоконных зевак, которым и в голову не приходило отодвинуть зады, чтобы его пропустить, он в безнадежных поисках приемлемого приюта проходил один за другим коридоры состоящих из четырехместных купе вагонов первого класса, как вдруг увидел Кордулу с матушкой, сидевших лицом друг к дружке у окна. Другие два места занимали дородный пожилой господин в старомодном каштановом парике с прямым пробором и очкастый мальчик в матроске, которому его соседка Кордула как раз протягивала половинку шоколадной плитки. Блестящая мысль, внезапно посетившая Вана, втолкнула его внутрь, но мать Кордулы узнала его не сразу, и суета повторного знакомства вкупе с рывком поезда заставили Вана наступить на прюнелевый башмак пожилого пассажира, громко вскрикнувшего и затем неразборчиво, но учтиво сказавшего: – Пощадите (или...

© 2000- NIV