Cлово "МАТЕРИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МАТЕРИ

1. Память, говори (глава 3)
Входимость: 11. Размер: 47кб.
2. Память, говори (глава 2)
Входимость: 8. Размер: 32кб.
3. Другие берега. (глава 2)
Входимость: 8. Размер: 30кб.
4. Память, говори (глава 5)
Входимость: 7. Размер: 43кб.
5. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 6. Размер: 52кб.
6. Дар. (страница 3)
Входимость: 6. Размер: 72кб.
7. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 6. Размер: 36кб.
8. Память, говори (глава 12)
Входимость: 6. Размер: 42кб.
9. Волшебник
Входимость: 5. Размер: 83кб.
10. Память, говори
Входимость: 5. Размер: 38кб.
11. Дар. (страница 7)
Входимость: 5. Размер: 81кб.
12. Память, говори (глава 9)
Входимость: 5. Размер: 38кб.
13. Дар. (страница 4)
Входимость: 5. Размер: 68кб.
14. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 4. Размер: 40кб.
15. Другие берега
Входимость: 4. Размер: 26кб.
16. Дар
Входимость: 4. Размер: 65кб.
17. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 4. Размер: 38кб.
18. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 3. Размер: 43кб.
19. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 3. Размер: 33кб.
20. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 3. Размер: 26кб.
21. Пнин. (глава 4)
Входимость: 3. Размер: 45кб.
22. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 3. Размер: 39кб.
23. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
Входимость: 3. Размер: 25кб.
24. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 24)
Входимость: 3. Размер: 19кб.
25. Сестры Вэйн
Входимость: 3. Размер: 33кб.
26. Подвиг. (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 34кб.
27. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 3. Размер: 60кб.
28. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 3. Размер: 49кб.
29. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 3)
Входимость: 3. Размер: 15кб.
30. Дар. (страница 10)
Входимость: 3. Размер: 65кб.
31. Дар. (страница 6)
Входимость: 2. Размер: 67кб.
32. Лебеда
Входимость: 2. Размер: 14кб.
33. Другие берега. (глава 9)
Входимость: 2. Размер: 23кб.
34. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 9)
Входимость: 2. Размер: 16кб.
35. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 2. Размер: 34кб.
36. Память, говори (глава 6)
Входимость: 2. Размер: 40кб.
37. Память, говори (глава 4)
Входимость: 2. Размер: 28кб.
38. Дар. (страница 2)
Входимость: 2. Размер: 83кб.
39. Прозрачные вещи
Входимость: 2. Размер: 35кб.
40. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 2. Размер: 33кб.
41. Катастрофа
Входимость: 2. Размер: 14кб.
42. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 2. Размер: 45кб.
43. Защита Лужина. (глава 4)
Входимость: 2. Размер: 30кб.
44. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 2. Размер: 34кб.
45. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 2. Размер: 45кб.
46. Дар. (страница 5)
Входимость: 2. Размер: 67кб.
47. Король, дама, валет. (глава 5)
Входимость: 2. Размер: 31кб.
48. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 2. Размер: 66кб.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 10)
Входимость: 2. Размер: 11кб.
50. Память, говори (глава 11)
Входимость: 2. Размер: 23кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Память, говори (глава 3)
Входимость: 11. Размер: 47кб.
Часть текста: Так, в первом варианте этой главы, описывая набоковский герб (мельком виденный многие годы назад среди иных семейных мелочей), я каким-то образом умудрился обратить его в домашнее диво – двух медведей, подпирающих огромную шашечницу. К нынешнему времени я отыскал его, этот герб, и с разочарованием обнаружил, что сводится он всего-навсего к двум львам – буроватым, и возможно, чересчур лохматым, но с медведями все же нимало не схожим зверюгам, – удовлетворенно облизывающимся, вздыбленным, смотрящим назад, надменно предъявляющим щит невезучего рыцаря, всего лишь одной шестнадцатой частью схожий с шахматной доской из чередующихся лазурных и красных квадратов, с крестом серебряным, трилистниковым, в каждом. Поверх щита можно видеть то, что осталось от рыцаря: грубый шлем и несъедобный латный воротник, а с ними одну бравую руку, торчащую, еще сжимая короткий меч, из орнамента лиственного, лазурного с красным. ”За храбрость”, гласит девиз. По словам двоюродного брата отца моего, Владимира Викторовича Голубцова, любителя русских древностей, у которого я наводил в 1930 году справки, основателем нашего рода был Набок Мурза (floreat 1380), обрусевший в Московии татарский князек. Собственный мой двоюродный брат, Сергей Сергеевич Набоков, ученый генеалог, сообщает мне, что в пятнадцатом столетии наши предки владели землей в Московском княжестве. Он ссылается на документ (опубликованный Юшковым в “Актах XIII-XIV столетий”, Москва, 1899), касающийся деревенской свары, разразившейся в 1494 году, при Иване III, между помещиком Кулякиным и его соседями, Филатом, Евдокимом и Власом, сыновьями Луки Набокова. В последующие столетия Набоковы служили по чиновной части и в армии. Мой прапрадед, генерал Александр Иванович Набоков (1749­1807), командовал в царствование Павла I полком Новгородского гарнизона, называвшимся в официальных бумагах...
2. Память, говори (глава 2)
Входимость: 8. Размер: 32кб.
Часть текста: порой с отвращением), вижу, что всегда был подвержен чему-то вроде легких галлюцинаций. Одни из них слуховые, другие зрительные, а проку от них нет никакого. Вещие голоса, останавливавшие Сократа и понукавшие Жанну д'Арк, сводятся в моем случае к тем обрывочным пустякам, которые – подняв телефонную трубку – тотчас прихлопываешь, не желая подслушивать чужой вздор. Перед самым отходом ко сну я часто слышу, как в смежном отделении мозга идет какая-то односторонняя беседа, никак не относящаяся к действительному течению моей мысли. Равнодушный, посторонний, безличный голос произносит слова, совершенно мне не интересные, – английские или русские фразы, даже не ко мне обращенные и содержания столь плоского, что не решаюсь привести пример, дабы не заострить в передаче смыслом их тупость. Дурацкое это явление представляется звуковым эквивалентом некоторых предсонных видений, также хорошо мне знакомых. Я имею в виду не яркий мысленный образ (любимое лицо умершего родителя, например), вызываемый в воображении мощно ударившей крылами волей – одним из самых героических усилий, на какие способен человеческий дух. Не говорю я и о так называемых muscae volitantes– тенях, отбрасываемых на палочки сетчатки микроскопическими пылинками в стеклянистой жидкости глаза, проплывающими по зрительному полю прозрачными паутинками. Ближе к ним, к этим гипнотическим миражам, о которых идет речь, красочная рана продленного впечатления, которую наносит, прежде чем пасть, свет только что отсеченной лампы. Особого толчка, однако, не нужно для появления этих призраков, медленно и ровно развивающихся перед моими закрытыми глазами. Их движение и смена происходят без всякого участия наблюдателя, и в сущности отличаются от сновидений только тем, что он все еще вполне владеет своими чувствами. Они подчас уродливы: привяжется, бывало,...
3. Другие берега. (глава 2)
Входимость: 8. Размер: 30кб.
Часть текста: Сократа и понукавшие Жанну д'Арк, сводятся в моем случае к тем обрывочным пустякам, которые - подняв телефонную трубку - тотчас прихлопываешь, не желая подслушивать чужой вздор. Так, перед отходом ко сну, но в полном еще сознании, я часто слышу, как в смежном отделении мозга непринужденно идет какая-то странная однобокая беседа, никак не относящаяся к действительному течению моей мысли. Присоединяется, иначе говоря, неизвестный абонент, безличный паразит; его трезвый, совершенно посторонний голос произносит слова и фразы, ко мне не обращенные и содержания столь плоского, что не решаюсь привести пример, дабы нечаянно не заострить хоть слабым смыслом тупость этого буб-нения. Ему есть и зрительный эквивалент - в некоторых предсонных образах, донимающих меня, особенно после кропотливой работы. Я имею в виду, конечно, не "внутренний снимок" - лицо умершего родителя, с телесной ясностью возникающее в темноте по приложении страстного, героического усилия; не говорю я и о так называемых muscae volitantes (Перелетающие мухи (лат.) )-тенях микроскопических пылинок в стеклянистой жидкости глаза, которые проплывают прозрачными узелками наискось по зрительному полю, и опять начинают с того же угла, если перемигнешь. Ближе к ним - к этим гипногогическим увеселениям, о которых идет неприятная речь,- можно пожалуй поставить красочную во мраке рану продленного впечатления, которую наносит, прежде чем пасть, свет только что отсеченной лампы. У меня вырастали из рубиновых оптических стигматов и Рубенсы, и Рембрандты, и целые пылающие города. Особого толчка, однако, не нужно для появления этих живописных призраков, медленно и ровно развивающихся перед закрытыми глазами. Их движение и смена происходят вне всякой зависимости от воли наблюдателя и в сущности отличаются от сновидений только какой-то клейкой...
4. Память, говори (глава 5)
Входимость: 7. Размер: 43кб.
Часть текста: 5) Глава пятая 1 Я не раз замечал, что стоит мне подарить вымышленному герою романа драгоценную мелочь из моего прошлого, как она уже начинает чахнуть в искусственной среде, куда я столь резко ее перенес. Хотя мое сознание еще сохраняет ее, личное ее тепло, обратное обаяние пропадают, и вот уже она становится частью скорей моего романа, чем моего прежнего “я”, которое, казалось бы, так хорошо защищало ее от посягательств художника. Целые дома рассыпаются в моей памяти совершенно беззвучно, как в немом кинематографе прошлого, и образ моей французской гувернантки, которую я одолжил когда-то мальчику из одной моей книги, быстро тускнеет, поглощенный описанием детства, с моим никак не связанного. Человек во мне восстает против писателя, и вот попытка спасти что еще осталось от бедной Mademoiselle. Женщина крупная, очень дородная, она вразвалку вошла в нашу жизнь в декабре 1905 года, когда мне было шесть лет, а брату пять. Вот и она. Так ясно вижу ее пышные, зачесанные кверху волосы с непризнанной сединой, три морщины на суровом лбу, густые брови, стального цвета глаза за стеклами пенсне в черной оправе, эти зачаточные усы, эту неровную красноту большого лица, сгущающуюся, при наплыве гнева, до добавочной багровости в окрестностях третьего и обширнейшего ее подбородка, который так величественно располагается на высоком скате ее многосборчатой блузы. Вот она садится, вернее приступает к акту усадки: ходит студень под нижнею челюстью, осмотрительно опускается чудовищный круп с тремя костяными пуговицами на боку, и напоследок она разом сдает всю свою колышущуюся массу камышовому сиденью, которое со страху разражается скрипом и треском. Почти целый год мы пробыли за границей. Проведя лето 1904 года в Бельвю и Аббации и еще несколько месяцев в Висбадене, мы в начале 1905-го вернулись в Россию. Месяца точно не помню. Одна наводящая мелочь подсказывает, что в Висбадене меня водили в русскую церковь – первую, в...
5. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 6. Размер: 52кб.
Часть текста: у него часто такое скользящее выражение глаз, будто он что-то от нее скрывает. Ее волновало, что еще ни к чему он по-настоящему не пристрастился, и она корила себя, что, по узости умственного зрения, не может найти ту область, ту идею, тот предмет, которые дали бы работу и пищу бездействующим талантам Лужина. Она знала, что нужно спешить, что каждая пустующая минута лужинской жизни - лазейка для призраков. До отъезда в живописные страны надобно было найти для Лужина занимательную игру, а уж потом обратиться к бальзаму путешествий, решительному средству, которым лечатся от хандры романтические миллионеры. Началось с газет. Она стала выписывать "Знамя", "Россиянина", "Зарубежный Голос", "Объединение", "Клич", купила последние номера эмигрантских журналов и, для сравнения, несколько советских журналов и газет. Было решено, что ежедневно, после обеда, они будут друг Другу читать вслух. Заметив, что в некоторых газетах попадается шахматный отдел, она сперва подумала, не вырезать ли эти места, но побоялась этим обидеть Лужина. Раза два, как пример интересной игры, мелькнули старые лужинские партии. Это было неприятно и опасно. Прятать номера...

© 2000- NIV