Cлово "НАПОМНИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НАПОМНИЛ, НАПОМНИЛО, НАПОМНИЛА, НАПОМНИТЕ

1. Дар. (страница 2)
Входимость: 4.
2. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 3.
3. Весна в Фиальте
Входимость: 3.
4. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 3.
5. Смотри на Арлекинов! (страница 5)
Входимость: 2.
6. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 2.
7. Дар. (страница 7)
Входимость: 2.
8. Звонок
Входимость: 2.
9. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 2.
10. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 5)
Входимость: 2.
11. Смотри на Арлекинов!
Входимость: 2.
12. Незавершенный роман
Входимость: 1.
13. Под знаком незаконнорожденных. страница 2
Входимость: 1.
14. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 14)
Входимость: 1.
15. Лолита. (часть 2, главы 10-13)
Входимость: 1.
16. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 1.
17. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 1.
18. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 1.
19. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 1.
20. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 1.
21. Пильграм
Входимость: 1.
22. Пнин. (глава 2)
Входимость: 1.
23. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 1.
24. Пнин. (глава 7)
Входимость: 1.
25. Что всякий должен знать? (эссе)
Входимость: 1.
26. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 1.
27. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 20)
Входимость: 1.
28. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 17)
Входимость: 1.
29. Соглядатай
Входимость: 1.
30. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 1.
31. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 11)
Входимость: 1.
32. Дар. (страница 4)
Входимость: 1.
33. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 1.
34. Дар. (страница 8)
Входимость: 1.
35. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 7)
Входимость: 1.
36. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 6)
Входимость: 1.
37. О Ходасевиче (эссе)
Входимость: 1.
38. Лик
Входимость: 1.
39. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 9)
Входимость: 1.
40. Подвиг. (страница 8)
Входимость: 1.
41. Скитальцы (1-е действие)
Входимость: 1.
42. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
Входимость: 1.
43. Волшебник
Входимость: 1.
44. Пнин. (глава 5)
Входимость: 1.
45. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 1.
46. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 8)
Входимость: 1.
47. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 3)
Входимость: 1.
48. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 12)
Входимость: 1.
49. Король, дама, валет. (глава 5)
Входимость: 1.
50. Подвиг. (страница 2)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар. (страница 2)
Входимость: 4. Размер: 83кб.
Часть текста: Александра Яковлевна, - что это такое "вилы в аллее", - там, где велосипед?" Федор Константинович скорее жестами, чем словами, показал: знаете, - когда учишься ездить и страшно виляешь. "Сомнительное выражение", - заметил Васильев. "Мне больше всего понравилось о детских болезнях, да, - сказала Александра Яковлевна, кивнув самой себе, - это хорошо: рождественская скарлатина и пасхальный дифтерит". "Почему не наоборот?" - полюбопытствовала Тамара. Господи, как он любил стихи! Стеклянный шкапчик в спальне был полон его книг: Гумилев и Эредиа, Блок и Рильке, - и сколько он знал наизусть! А тетради... Нужно будет когда-нибудь решиться и всг просмотреть. Она это может, а я не могу. Как это странно случается, что со дня на день откладываешь. Разве, казалось бы, не наслаждение, - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни...
2. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 3. Размер: 45кб.
Часть текста: не только позднейшую атомистику, но и еще более поздние пародии на эту тему - что можно считать прямо-таки мрачным рекордом. Во-вторых, для того чтобы избавить современных читателей от неоправданных домыслов, я хотел бы самым решительным образом указать, что в моей пьесе не только нет никакого политического "послания" (если заимствовать это пошлое слово из жаргона шарлатанской реформы), но что нынешняя публикация английского варианта не содержит конкретного посыла. Я не стал бы пытаться сегодня изобрести моего беднягу Вальса в опасении, что часть меня, даже мою тень, даже часть моей тени могли бы счесть присоединившимися к тем "мирным" демонстрациям, руководимым старыми прохвостами или молодыми дурнями, единственная цель которых - дать душевное спокойствие безжалостным махинаторам из Томска или Атомска. Трудно, думаю, относиться с большей гадливостью, чем я, к кровопролитию, но еще труднее превзойти мое отвращение к самой природе тоталитарных государств, где резня есть лишь деталь администрирования. Главные изменения основаны на моих...
3. Весна в Фиальте
Входимость: 3. Размер: 41кб.
Часть текста: и скучна. Все мокро: пегие стволы платанов, можжевельник, ограды, гравий. Далеко, в бледном просвете, в неровной раме синеватых домов, с трудом поднявшихся с колен и ощупью ищущих опоры (кладбищенский кипарис тянется за ними), расплывчато очерченная гора св. Георгия менее чем когда-либо похожа на цветные снимки с нее, которые тут же туриста ожидают (с тысяча девятьсот десятого года, примерно, судя по шляпам дам и молодости извозчиков), теснясь в застывшей карусели своей стойки между оскалом камня в аметистовых кристаллах и морским рококо раковин. Ветра нет, воздух тепл, отдает гарью. Море, опоенное и опресненное дождем, тускло оливково; никак не могут вспениться неповоротливые волны. Именно в один из таких дней раскрываюсь, как глаз, посреди города на крутой улице, сразу вбирая все: и прилавок с открытками, и витрину с распятиями, и объявление заезжего цирка, с углом, слизанным со стены, и совсем еще желтую апельсинную корку на старой, сизой панели, сохранившей там и сям, как сквозь сон, старинные следы мозаики. Я этот городок люблю; потому ли, что во впадине его названия мне слышится сахаристо-сырой запах мелкого, темного,...
4. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 66кб.
Часть текста: что потратив месяцы на пустые блуждания с фарфоровой чашкой и туфелькой Сандрильоны, великосветский поэт и ваятель Арнор нашел в ней, что искал, и использовал груди ее и ступни для своей "Лилит, зовущей Адама вернуться", впрочем, я вовсе не знаток в этих деликатных делах. Отар, бывший ее любовником, говорил, что когда вы шли за нею, и она знала, что вы за нею идете, в покачивании и игре ее стройных бедер была напряженная артистичность, нечто такое, чему арабских девушек обучали в особой школе особые парижские сводни, которых затем удушали. Хрупкие эти щиколки, говорил он, которые так близко сводила ее грациозная и волнообразная поступь,- это те самые "осторожные сокровища" из стихотворения Арнора, воспевающего мирагаль (деву миража), за которую "король мечтаний дал бы в песчаных пустынях времен триста верблюдов и три родника". On sбgaren wйrem tremkнn tri stбna Verbбlala wod gйv ut trн phantбna (Я пометил ударения.) Весь этот душещипательный лепет (по всем вероятиям, руководимый ее мамашей) на принца впечатления не произвел, он, следует повторить, относился к ней как к единокровной сестре, благоуханной и светской, с подкрашенным ротиком и с maussade{1}, расплывчатой, галльской манерой выражения того немногого, что ей желательно было выразить. Ее безмятежная грубость в отношениях с нервной и словообильной графиней казалась ему забавной. Он любил танцевать с ней - и только с ней. Ничто, ничто совершенно не вздрагивало в нем, когда она гладила его руку или беззвучно касалась чуть приоткрытыми губами его...
5. Смотри на Арлекинов! (страница 5)
Входимость: 2. Размер: 14кб.
Часть текста: встретиться взглядом с зеркалом. Как от них избавиться - это иная проблема. Не мог же я утопить их, будто котят, собственно, я и котенка не мог утопить, что уж там говорить о ее гребешке или сумке. Не мог я и смотреть, как чужой человек собирает их, утаскивает и возвращается за добавкой. Поэтому я просто бросил квартиру, велев служанке любым способом устранить все эти ненужные вещи. Ненужные! В миг расставания они казались вполне нормальными и безвредными, я бы даже сказал - озадаченными. Сначала я попытался обосноваться в третьеразрядном отеле в центре Парижа. Пробовал одолеть ужас и одиночество целодневным трудом. Закончил один роман, начал другой, написал сорок стихотворений (все как один - разбойники и братья в разноцвеных нарядах), дюжину рассказов, семь эссе, три опустошительных рецензии и одну пародию. Чтобы не лишиться разума в течение ночи, приходилось глотать пилюлю особенной крепости или покупать кого-то в постель. Помню один опасный майский рассвет (1931? или 1932?); все птицы (воробьи большей частью) пели, как в гейневском месяце мае, с монотонной...

© 2000- NIV