Cлово "ОБРАТИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОБРАТИЛ, ОБРАТИЛА, ОБРАТИЛИ, ОБРАТИТЕ

1. Незавершенный роман
Входимость: 11.
2. Приглашение на казнь
Входимость: 6.
3. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 5.
4. Дар. (страница 3)
Входимость: 5.
5. Приглашение на казнь. (страница 5)
Входимость: 5.
6. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 5.
7. Дар. (страница 2)
Входимость: 4.
8. Посещение музея
Входимость: 4.
9. Дар
Входимость: 4.
10. Камера Обскура
Входимость: 4.
11. Дар. (страница 8)
Входимость: 4.
12. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 19)
Входимость: 4.
13. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 4.
14. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 4.
15. Машенька
Входимость: 4.
16. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 4.
17. Камера Обскура. (страница 3)
Входимость: 4.
18. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 3.
19. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 13)
Входимость: 3.
20. Пнин. (глава 6)
Входимость: 3.
21. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 3.
22. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 3.
23. Память, говори (глава 11)
Входимость: 3.
24. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 3.
25. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 3.
26. Отчаяние. (глава 10)
Входимость: 3.
27. Подлец
Входимость: 3.
28. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 3.
29. Пнин. (глава 5)
Входимость: 3.
30. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 31)
Входимость: 3.
31. Дар. (страница 5)
Входимость: 3.
32. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 3.
33. Лолита. (часть 1, главы 18-20)
Входимость: 3.
34. Отчаяние. (глава 11)
Входимость: 3.
35. Отчаяние. (глава 6)
Входимость: 3.
36. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 3.
37. Занятой человек
Входимость: 3.
38. Дар. (страница 6)
Входимость: 2.
39. Машенька. (страница 5)
Входимость: 2.
40. Лолита. (часть 2, главы 10-13)
Входимость: 2.
41. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 2.
42. Обида
Входимость: 2.
43. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 2.
44. Память, говори (глава 3)
Входимость: 2.
45. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 2.
46. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 2.
47. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 2.
48. Отчаяние. (глава 9)
Входимость: 2.
49. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 2.
50. Другие берега
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Незавершенный роман
Входимость: 11. Размер: 114кб.
Часть текста: бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и особенно в "Бледном огне" (1962). Меня эти отзвуки слегка раздражают, но больше всего я сожалею о его незавершенности потому, что он, как кажется, должен был решительно отличаться от всех остальных моих русских вещей качеством расцветки, диапазоном стиля, чем-то не поддающимся определению в его мощном подводном течении..." (Цит. по: Набоков В. Рассказы. Приглашение на казнь. Эссе, интервью, рецензии.- М.: Книга, 1989-С. 501- 502). Глава 1. Ultima Thule Помнишь, мы как-то завтракали (принимали пищу) года за два до твоей смерти? Если, конечно, память может жить без головного убора. Кстатическая мысль: вообразим новейший письмовник. К безрукому: крепко жму вашу...
2. Приглашение на казнь
Входимость: 6. Размер: 46кб.
Часть текста: на койке, уже ждал адвокат - сидел, погруженный по плечи в раздумье, без фрака (забытого на венском стуле в зале суда, - был жаркий, насквозь синий день), - и нетерпеливо вскочил, когда ввели узника. Но Цинциннату было не до разговоров. Пускай одиночество в камере с глазком подобно ладье, дающей течь. Все равно, - он заявил, что хочет остаться один, и, поклонившись, все вышли. Итак - подбираемся к концу. Правая, еще непочатая часть развернутого романа, которую мы, посреди лакомого чтенья, легонько ощупывали, машинально проверяя, много ли еще (и все радовала пальцы спокойная, верная толщина), вдруг, ни с того ни с сего, оказалась совсем тощей: несколько минут скорого, уже под гору чтенья - и... ужасно! Куча черешен, красно и клейко черневшая перед нами, обратилась внезапно в отдельные ягоды: вон та, со шрамом, подгнила, а эта сморщилась, ссохшись вокруг кости (самая же последняя непременно - тверденькая, недоспелая). Ужасно! Цинциннат снял шелковую безрукавку, надел халат и, притоптывая, чтобы унять дрожь, пустился ходить по камере. На столе белел чистый лист бумаги, и, выделяясь на этой белизне, лежал ...
3. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 5. Размер: 39кб.
Часть текста: то поправляя в вазе цветы, - так что наконец Родион сжалился и сказал, что теперь уже скоро. Ровно в десять вдруг явился Родриг Иванович, в лучшем, монументальнейшем своем сюртуке, пышный, неприступный, сдержанно возбужденный; поставил массивную пепельницу и все осмотрел (за исключением одного только Цинцинната, поступая как поглощенный своим делом мажордом, внимание направляющий лишь на убранство мертвого инвентаря, живому же предоставляя самому украситься). Вернулся он, неся зеленый флакон, снабженный резиновой грушей, и с мощным шумом стал выдувать сосновое благовоние, довольно бесцеремонно оттолкнув Цинцинната, когда тот попался ему под ноги. Стулья Родриг Иванович поставил иначе, чем Родион, и долго смотрел выпученными глазами на спинки: они были разнородны, - одна лирой, другая покоем (*9). Наконец, надув щеки и выпустив со свистом воздух, повернулся к Цинциннату. - А вы-то готовы? - спросил он. - Все у вас нашлось? Пряжки целы? Почему у вас тут как-то смято? Эх вы... Покажите ладошки. Bon [*]. Теперь постарайтесь не замараться. Я думаю, что уже не долго. ----------------------------- [*] Хорошо (франц.). ----------------------------- Он вышел, и с перекатами зазвучал в коридоре его сочный, распорядительский бас. Родион отворил дверь камеры, закрепил ее в таком положении и на пороге развернул поперечно-полосатый половичек. - Идут-с, - шепнул он с подмигом и снова скрылся. Вот где-то трижды трахнул ключ в замке, раздались смешанные голоса, прошло дуновение, от которого зашевелились волосы у Цинцинната... Он очень волновался, и дрожь на губах все принимала образ улыбки. - Сюда, вот мы уже и пришли, - донеслось басистое приговаривание директора, и в следующее мгновение он появился, галантно, под...
4. Дар. (страница 3)
Входимость: 5. Размер: 72кб.
Часть текста: жирная, глинистая, "земская" (какой ухаб был в этом прозвании!) дорога спускалась в ложбинку, собрав в этом месте все свои колеи в продолговатую выбоину, до краев налитую густым кофе со сливками. Милая моя! Образчик элизейских красок! Отец однажды, в Ордосе, поднимаясь после грозы на холм, ненароком вошел в основу радуги, - редчайший случай! - и очутился в цветном воздухе, в играющем огне, будто в раю. Сделал еще шаг - и из рая вышел. Она уже бледнела. Дождь совсем перестал, пекло, овод с шелковыми глазами сел на рукав. В роще закуковала кукушка, тупо, чуть вопросительно: звук вздувался куполком и опять - куполком, никак не разрешаясь. Бедная толстая птица вероятно перелетела дальше, ибо всг повторялось сызнова, вроде уменьшенного отражения (искала, что-ли, где получается лучше, грустнее?). Громадная, плоская на лету бабочка, иссиня-черная с белой перевязью, описав сверхестественно-плавную дугу и опустившись на сырую землю, сложилась, тем самым исчезла. Такую иной раз приносит, зажав ее обеими руками в картуз, сопящий крестьянский мальчишка. Такая взмывает из-под семенящих копыт примерной докторской поньки, когда доктор, держа на коленях почти ненужные вожжи, а то просто прикрутив их к передку, задумчиво едет тенистой дорогой в больницу. А изредка четыре черно-белых крыла с кирпичной изнанкой находишь рассыпанными как игральные карты на лесной тропе: остальное съела неизвестная птица. Он перепрыгнул лужу, где два навозных жука, мешая друг другу, цеплялись за соломинку, и отпечатал на краю дороги подошву: многозначительный след ноги, всг глядящий вверх, всг видящий...
5. Приглашение на казнь. (страница 5)
Входимость: 5. Размер: 43кб.
Часть текста: и вылощенная луной снаружи, с черными изломами теней, которые сползали по скалистым скатам и бесшумно рушились во рвы; да, - стояла бесстрастная, каменная ночь, - но в ней, в глухом ее лоне, подтачивая ее мощь, пробивалось нечто совершенно чуждое ее составу и строю. Или это старые, романтические бредни, Цинциннат? Он взял покорный стул и покрепче ударил им в пол, потом несколько раз в стену, - стараясь, хотя бы посредством ритма, придать стуку смысл. И действительно: пробивающийся сквозь ночь сначала стал, как бы соображая - враждебны ли или нет встречные стуки, - и вдруг возобновил свою работу с такой ликующей живостью звука, которая доказывала Цинциннату, что его отклик понят. Он убедился, - да, это именно к нему идут, его хотят спасти, - и, продолжая постукивать в наиболее болезненные места камня, он вызывал - в другом диапазоне и ключе - полнее, сложнее, слаще, - повторение тех нехитрых ритмов, которые он предлагал. Он уже подумывал о том, как наладить азбуку, когда заметил, что не месяц, а другой, непрошеный, свет разбавляет потемки, - и не успел он заметить это, как звуки втянулись. Напоследок довольно долго что-то сыпалось, но и это постепенно смолкло, - и странно было представить себе, что так недавно ночная тишь нарушалась жадной, жаркой, пронырливой жизнью, вплотную принюхивающейся и придавленным щипцом храпящей - и снова роющей с остервенением, как пес, добирающийся до барсука. Через зыбкую дремоту он видел, как входил Родион, - и было уже за полдень, когда совсем проснулся, - и, как всегда, подумал прежде всего о том, что конец еще не сегодня, а ведь могло быть и сегодня, как может и завтра быть, но завтра еще далеко. Весь день он внимал гудению в ушах, уминая себе руки, тихо здороваясь с самим собой; ходил вокруг стола, где белелось все еще неотправленное письмо; а не...

© 2000- NIV