• Наши партнеры
    Na-info.ru - Na-info:Салат "Марианна" .
  • Cлово "ОБЪЯВИТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ОБЪЯВИЛ, ОБЪЯВИЛА, ОБЪЯВЛЕНО, ОБЪЯВИЛИ

    1. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
    Входимость: 5. Размер: 49кб.
    2. Под знаком незаконнорожденных. страница 11
    Входимость: 5. Размер: 31кб.
    3. Пнин. (глава 2)
    Входимость: 4. Размер: 55кб.
    4. Дар. (страница 8)
    Входимость: 3. Размер: 95кб.
    5. Память, говори (глава 10)
    Входимость: 2. Размер: 34кб.
    6. Дар. (страница 2)
    Входимость: 2. Размер: 83кб.
    7. Подвиг. (страница 7)
    Входимость: 2. Размер: 40кб.
    8. Другие берега. (глава 7)
    Входимость: 2. Размер: 21кб.
    9. Картофельный эльф
    Входимость: 2. Размер: 43кб.
    10. Дар. (страница 9)
    Входимость: 2. Размер: 72кб.
    11. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
    Входимость: 2. Размер: 62кб.
    12. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
    Входимость: 2. Размер: 43кб.
    13. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
    Входимость: 2. Размер: 31кб.
    14. Отчаяние. (глава 11)
    Входимость: 2. Размер: 22кб.
    15. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 2)
    Входимость: 1. Размер: 11кб.
    16. Незавершенный роман
    Входимость: 1. Размер: 114кб.
    17. Дар. (страница 6)
    Входимость: 1. Размер: 67кб.
    18. Защита Лужина. (глава 6)
    Входимость: 1. Размер: 43кб.
    19. Лебеда
    Входимость: 1. Размер: 14кб.
    20. Лолита. (часть 1, главы 7-9)
    Входимость: 1. Размер: 25кб.
    21. Приглашение на казнь. (страница 6)
    Входимость: 1. Размер: 45кб.
    22. Подлец
    Входимость: 1. Размер: 51кб.
    23. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
    Входимость: 1. Размер: 61кб.
    24. Знаки и символы
    Входимость: 1. Размер: 13кб.
    25. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 11)
    Входимость: 1. Размер: 5кб.
    26. Смотри на Арлекинов! (страница 5)
    Входимость: 1. Размер: 14кб.
    27. Событие. Пьеса в прозе
    Входимость: 1. Размер: 46кб.
    28. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 19)
    Входимость: 1. Размер: 15кб.
    29. Память, говори (глава 3)
    Входимость: 1. Размер: 47кб.
    30. Прозрачные вещи
    Входимость: 1. Размер: 35кб.
    31. Помощник режиссера
    Входимость: 1. Размер: 35кб.
    32. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
    Входимость: 1. Размер: 45кб.
    33. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
    Входимость: 1. Размер: 39кб.
    34. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
    Входимость: 1. Размер: 32кб.
    35. Пнин. (глава 6)
    Входимость: 1. Размер: 61кб.
    36. Отчаяние. (глава 7)
    Входимость: 1. Размер: 20кб.
    37. Другие берега. (глава 10)
    Входимость: 1. Размер: 26кб.
    38. Камера Обскура. (страница 2)
    Входимость: 1. Размер: 42кб.
    39. Машенька. (страница 3)
    Входимость: 1. Размер: 42кб.
    40. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 6)
    Входимость: 1. Размер: 9кб.
    41. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 10)
    Входимость: 1. Размер: 14кб.
    42. Забытый поэт
    Входимость: 1. Размер: 25кб.
    43. Как-то раз в Алеппо...
    Входимость: 1. Размер: 24кб.
    44. Пнин. (глава 7)
    Входимость: 1. Размер: 32кб.
    45. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 12)
    Входимость: 1. Размер: 17кб.
    46. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
    Входимость: 1. Размер: 37кб.
    47. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
    Входимость: 1. Размер: 49кб.
    48. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
    Входимость: 1. Размер: 42кб.
    49. Сцены из жизни двойного чудища
    Входимость: 1. Размер: 19кб.
    50. Приглашение на казнь. (страница 2)
    Входимость: 1. Размер: 45кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
    Входимость: 5. Размер: 49кб.
    Часть текста: была фантастическая: я старался представить себе со всеми возможными подробностями таинственную нимфетку, которую буду учить по-французски и ласкать по-гумбертски. Никто меня не встретил на игрушечном вокзальчике, где я вышел со своим новым дорогим чемоданом, и никто не отозвался на телефонный звонок. Через некоторое время, однако, в единственную гостиницу зелено-розового Рамздэля явился расстроенный, промокший Мак-Ку с известием, что его дом только что сгорел дотла - быть может, вследствие одновременного пожара, пылавшего у меня всю ночь в жилах. Мак-Ку объяснил, что его жена с дочками уехала на семейном автомобиле искать приюта на какой-то им принадлежавшей мызе, но что подруга жены, госпожа Гейз, прекрасная женщина, 342, Лоун Стрит, готова сдать мне комнату. Старуха, жившая как раз против госпожи Гейз, одолжила Мак-Ку свой лимузин, допотопную махину с прямоугольным верхом, которой управлял веселый негр. Я же подумал про себя, что раз исчезла единственная причина моего приезда именно в Рамздэль, новое устройство, предложенное мне - просто бред. Какое было мне дело до тога, что ему придется отстроить заново дом - ведь, наверно же, все было хорошо застраховано. Я чувствовал раздражение, разочарование и скуку, но будучи вежливым европейцем, не мог отказаться от того, чтобы быть отвезенным на Лоун Стрит в этом погребальном лимузине, да я, кроме того, чуял, что в противном случае Мак-Ку придумает какой-нибудь еще более сложный способ распорядиться моей персоной. Я видел, как он засеменил прочь, и как мой шофер...
    2. Под знаком незаконнорожденных. страница 11
    Входимость: 5. Размер: 31кб.
    Часть текста: машина вползла во двор No. 1. Стража, роившаяся здесь, кое-кто был в противогазах (имеющих в профиль разительное сходство с сильно увеличенной головой муравья), облепила подножки и прочие доступные выступы автомобиля, двое-трое, урча, полезли даже на крышу. Множество рук, некоторые в латных перчатках, вцепились в оцепенелого, скрюченного Круга (застрявшего на стадии куколки) и выволокли его наружу. Стражи А и Б завладели им, прочие зигзагами прыснули кто куда, тычась в поисках новых жертв. Улыбнувшись и козырнув небрежно, д-р Александер сказал стражу А: "Увидимся", затем осадил машину назад и принялся энергично выкручивать руль. Выкрученный, автомобиль развернулся, дернул вперед: д-р Александер откозырял повторно, а Мак, погрозивши Кругу здоровенным указательным пальцем, втиснул свои ягодицы в пространство, освобожденное для него Мариэттой вблизи себя. И вот уже слышно было, как автомобиль, испуская радостные гудочки, уносится прочь к укромной, благоухающей мускусом квартирке. О, полная радостей, распаленная докрасна, нетерпеливая юность! Несколькими дворами Круга вели к главному зданию. Во дворах No. 3 и 4 на кирпичных стенах были начерчены мелом силуэты приговоренных - для упражнений в прицельной стрельбе. Есть старинная русская легенда: первое, с чем встречается rastrelianyi [человек, казненный через расстреляние], очутившись "на том свете" (не перебивайте, рано еще, уберите руки), - это не сборище обычных "теней" или "духов", не омерзительный душка, омерзительно невыразительный душка, невыразимо омерзительный душка в древних одеждах, как вы могли бы подумать, но что-то вроде безмолвного, замедленного балета, приветственной группы вот этих меловых силуэтов, движущихся волнисто, словно прозрачные инфузории; но мимо, мимо эти унылые суеверия. Они вошли в здание,...
    3. Пнин. (глава 2)
    Входимость: 4. Размер: 55кб.
    Часть текста: инженера. Колокола музыкально звенели под серебряным солнцем. Обрамленный просторной оконницей городок Вайнделл - белые тона, черный узор ветвей - выступал (как на детском рисунке - в примитивной, лишенной воздушной глубины перспективе) на сланцево-сером фоне холмов; всюду лежал нарядный иней; сияли лаковые плоскости запаркованных автомобилей; старый, похожий на цилиндрического кабанчика, скотч-терьер миссис Дингуолл отправился в свой обычный обход - вверх по Уоррен-стрит, вниз по Спелман-авеню и обратно; но ни дружеское участие соседей, ни красота ландшафта, ни переливчатый звон не делали это время года приятней: через две недели, с неохотой помедлив, учебный год вступал в свою самую суровую пору - в весенний семестр, и Клементсы чувствовали себя подавленно и одиноко в их милом, продуваемом сквозняками, старом доме, который, казалось, свисал с них ныне, будто дряблая кожа и просторный костюм какого-то дурня, ни с того ни с сего сбросившего треть своего веса. Все-таки Изабель еще так молода и рассеянна, и они ничего по сути не знают о родне ее мужа, они и видели-то лишь свадебный комплект марципановых лиц в снятом для торжества зале с воздушной новобрачной, совсем беспомощной без очков. Колокола, которыми вдохновенно управлял доктор Роберт Треблер, деятельный сотрудник музыкального отделения, все еще в полную силу звенели в ангельском небе, а над скудным завтраком из лимонов и апельсинов Лоренс, светловолосый, лысеватый, нездорово полный, поносил главу французского отделения, одного из тех, кого Джоан пригласила к ним сегодня на встречу с профессором Энтвислом из Голдвинского университета. - Чего это ради, - пыхтел он, - тебе приспичило...
    4. Дар. (страница 8)
    Входимость: 3. Размер: 95кб.
    Часть текста: мучили их, хохоча (так хохочут русалки на речках, протекающих невдалеке от скитов и прочих мест спасения) дочки доктора Васильева. Вкусы его были вполне добротны. Его эпатировал Гюго. Ему импонировал Суинберн (что совсем не странно, если вдуматься). В списке книг, прочитанных им в крепости, фамилия Флобера написана по-французски через "о", и действительно, он его ставил ниже Захер-Мазоха и Шпильгагена. Он любил Беранже, как его любили средние французы. "Помилуйте, - восклицает Стеклов, - вы говорите, что этот человек был не поэтичен? Да знаете ли вы, что он со слезами восторга декламировал Беранже и Рылеева!" Его вкусы только окаменели в Сибири, - и по странной деликатности исторической судьбы, Россия за двадцать лет его изгнания не произвела (до Чехова) ни одного настоящего писателя, начала которого он не видел воочию в деятельный период жизни. Из разговоров с ним в Астрахани выясняется: "да-с, графский-то титул и сделал из Толстого великого-писателя-земли-русской": когда же к нему приставали, кто же лучший современный беллетрист, то он называл Максима Белинского. Юношей он записал в дневнике: "Политическая литература - высшая литература". Впоследствии пространно рассуждая о Белинском (Виссарионе, конечно), о котором распространяться, собственно, не полагалось, он ему следовал, говоря, что "Литература не может не быть служительницей того или иного направления идей", и что писатели "неспособные искренне одушевляться участием к тому, что совершается силою исторического движения вокруг нас... великого ничего не произведут ни в каком случае", ибо "история не знает произведений искусства, которые были бы созданы исключительно идеей прекрасного". Тому же Белинскому, полагавшему, что "Жорж Занд безусловно может входить в реестр имен европейских поэтов, тогда как помещение рядом имен Гоголя, Гомера и Шекспира оскорбляет и приличие и здравый смысл", и что "не только Сервантес, Вальтер Скотт, Купер, как художники по преимуществу, но и Свифт, Стерн,...
    5. Память, говори (глава 10)
    Входимость: 2. Размер: 34кб.
    Часть текста: русских мальчиков и после того, как увяла его американская слава. Владея английским, я мог наслаждаться “Безглавым Всадником” в несокращенном оригинале. Двое друзей обмениваются одеждами, шляпами, конями, и злодей ошибается жертвой, – вот главный завиток сложной фабулы. Бывшее у меня издание (вероятно, английское) осталось стоять на полке памяти в виде пухлой книги в красном переплете, с водянисто-серой заглавной картинкой, глянец которой сначала, когда книга была нова, предохранял лист папиросной бумаги. Я помню постепенную гибель этого листка, который сперва начал складываться неправильно, а затем изорвался; сам же фронтиспис, на котором, верно, изображался несчастный брат Луизы Пойндекстер (и возможно, два-три койота, если только сюда не припутывается “Смертельный Выстрел”, еще один роман Майн-Рида), так долго озарялся жарким светом моего воображения, что выгорел совершенно (однако чудесным образом заменился настоящим ландшафтом, как я отметил, переводя эту главу на русский язык в 1953-ем году, а именно, видом в окне ранчи, которую мы с тобой снимали в тот год: пустыня с кактусами и юккой, утренним жалобным криком куропаточки – по-моему, Гамбелевой, – преисполняющими меня чувством каких-то небывалых свершений и наград). Теперь нам предстоит встреча с моим двоюродным братом Юриком, худеньким, смуглолицым мальчиком с круглой коротко остриженной головой и лучезарными серыми глазами. Сын разведшихся родителей, за которым не приглядывал никакой гувернер, городской мальчик без сельского поместья, он во многих отношениях отличался от меня. Зимы он проводил в Варшаве, где его отец, барон ...

    © 2000- NIV