• Наши партнеры
    Na-info.ru - Na-info:Салат "Марианна" .
  • Cлово "ОБЪЯВИТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ОБЪЯВИЛ, ОБЪЯВИЛА, ОБЪЯВЛЕНО, ОБЪЯВИЛИ

    1. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
    Входимость: 5.
    2. Под знаком незаконнорожденных. страница 11
    Входимость: 5.
    3. Пнин. (глава 2)
    Входимость: 4.
    4. Дар. (страница 8)
    Входимость: 3.
    5. Дар. (страница 2)
    Входимость: 2.
    6. Другие берега. (глава 7)
    Входимость: 2.
    7. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
    Входимость: 2.
    8. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
    Входимость: 2.
    9. Память, говори (глава 10)
    Входимость: 2.
    10. Подвиг. (страница 7)
    Входимость: 2.
    11. Картофельный эльф
    Входимость: 2.
    12. Дар. (страница 9)
    Входимость: 2.
    13. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
    Входимость: 2.
    14. Отчаяние. (глава 11)
    Входимость: 2.
    15. Незавершенный роман
    Входимость: 1.
    16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 2)
    Входимость: 1.
    17. Лебеда
    Входимость: 1.
    18. Защита Лужина. (глава 6)
    Входимость: 1.
    19. Дар. (страница 6)
    Входимость: 1.
    20. Знаки и символы
    Входимость: 1.
    21. Смотри на Арлекинов! (страница 5)
    Входимость: 1.
    22. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 19)
    Входимость: 1.
    23. Память, говори (глава 3)
    Входимость: 1.
    24. Прозрачные вещи
    Входимость: 1.
    25. Помощник режиссера
    Входимость: 1.
    26. Пнин. (глава 6)
    Входимость: 1.
    27. Отчаяние. (глава 7)
    Входимость: 1.
    28. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 6)
    Входимость: 1.
    29. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 10)
    Входимость: 1.
    30. Забытый поэт
    Входимость: 1.
    31. Как-то раз в Алеппо...
    Входимость: 1.
    32. Пнин. (глава 7)
    Входимость: 1.
    33. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
    Входимость: 1.
    34. Приглашение на казнь. (страница 2)
    Входимость: 1.
    35. Адмиралтейская игла
    Входимость: 1.
    36. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
    Входимость: 1.
    37. Другие берега
    Входимость: 1.
    38. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 7)
    Входимость: 1.
    39. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 24)
    Входимость: 1.
    40. Защита Лужина. (глава 9)
    Входимость: 1.
    41. Лолита. (часть 2, главы 23-25)
    Входимость: 1.
    42. Дар
    Входимость: 1.
    43. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 3)
    Входимость: 1.
    44. Память, говори (глава 7)
    Входимость: 1.
    45. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
    Входимость: 1.
    46. Соглядатай
    Входимость: 1.
    47. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
    Входимость: 1.
    48. Лолита. (часть 1, главы 28-29)
    Входимость: 1.
    49. Дар. (страница 4)
    Входимость: 1.
    50. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 7)
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
    Входимость: 5. Размер: 49кб.
    Часть текста: пробавляясь коробом накопившихся у меня заметок и купаясь в ближнем озере. Работа над учебником стала увлекать меня снова, а участие в дядюшкиных посмертных благовониях я к тому времени уже свел к минимуму. Один из бывших его служащих, отпрыск почтенного рода, предложил мне поселиться на несколько месяцев в пригородном доме своих обедневших родственников по фамилии Мак-Ку, которые желали сдать верхний этаж, где до смерти своей чинно ютилась старая тетка. Он сказал, что у них две дочки, одна совсем маленькая, а другая двенадцати лет, и прекрасный сад невдалеке от прекрасного озера, и я сказал, что все это предвещает совершенно совершенное лето. Мы обменялись письмами, и я убедил господина МакКу, что не гажу в углах. Ночь в поезде была фантастическая: я старался представить себе со всеми возможными подробностями таинственную нимфетку, которую буду учить по-французски и ласкать по-гумбертски. Никто меня не встретил на игрушечном вокзальчике, где я вышел со своим новым дорогим чемоданом, и никто не отозвался на телефонный звонок. Через некоторое время, однако, в единственную гостиницу зелено-розового Рамздэля явился расстроенный, промокший Мак-Ку с известием, что его дом только что сгорел дотла - быть может, вследствие одновременного пожара, пылавшего у меня всю ночь в жилах. Мак-Ку объяснил, что его жена с дочками уехала на семейном автомобиле искать приюта на какой-то им...
    2. Под знаком незаконнорожденных. страница 11
    Входимость: 5. Размер: 31кб.
    Часть текста: в профиль разительное сходство с сильно увеличенной головой муравья), облепила подножки и прочие доступные выступы автомобиля, двое-трое, урча, полезли даже на крышу. Множество рук, некоторые в латных перчатках, вцепились в оцепенелого, скрюченного Круга (застрявшего на стадии куколки) и выволокли его наружу. Стражи А и Б завладели им, прочие зигзагами прыснули кто куда, тычась в поисках новых жертв. Улыбнувшись и козырнув небрежно, д-р Александер сказал стражу А: "Увидимся", затем осадил машину назад и принялся энергично выкручивать руль. Выкрученный, автомобиль развернулся, дернул вперед: д-р Александер откозырял повторно, а Мак, погрозивши Кругу здоровенным указательным пальцем, втиснул свои ягодицы в пространство, освобожденное для него Мариэттой вблизи себя. И вот уже слышно было, как автомобиль, испуская радостные гудочки, уносится прочь к укромной, благоухающей мускусом квартирке. О, полная радостей, распаленная докрасна, нетерпеливая юность! Несколькими дворами Круга вели к главному зданию. Во дворах No. 3 и 4 на кирпичных стенах были начерчены мелом силуэты приговоренных - для упражнений в прицельной стрельбе. Есть старинная русская легенда: первое, с чем встречается rastrelianyi [человек, казненный через расстреляние], очутившись "на том свете" (не перебивайте, рано еще, уберите руки), - это не сборище обычных "теней" или "духов", не омерзительный душка, омерзительно невыразительный душка, невыразимо омерзительный душка в древних одеждах, как вы могли бы подумать, но что-то вроде безмолвного, замедленного балета, приветственной группы вот этих меловых силуэтов, движущихся волнисто, словно прозрачные инфузории; но мимо, мимо эти унылые суеверия. Они вошли в здание, и Круг оказался в удивительно пустой комнате. Совершенно круглая, с отлично отскобленным цементным полом. Стража его исчезла с такой быстротой, что будь он...
    3. Пнин. (глава 2)
    Входимость: 4. Размер: 55кб.
    Часть текста: был в самом разгаре. Лоренс Дж. Клементс, ученый, преподающий в Вайнделле, чьим единственным популярным курсом была "Философия жеста", и его жена Джоан (Пенделтон, выпуск 1930-го) недавно расстались с дочерью, лучшей студенткой отца: на предпоследнем курсе Изабель вышла замуж за выпускника Вайнделла, получившего в далеком западном штате место инженера. Колокола музыкально звенели под серебряным солнцем. Обрамленный просторной оконницей городок Вайнделл - белые тона, черный узор ветвей - выступал (как на детском рисунке - в примитивной, лишенной воздушной глубины перспективе) на сланцево-сером фоне холмов; всюду лежал нарядный иней; сияли лаковые плоскости запаркованных автомобилей; старый, похожий на цилиндрического кабанчика, скотч-терьер миссис Дингуолл отправился в свой обычный обход - вверх по Уоррен-стрит, вниз по Спелман-авеню и обратно; но ни дружеское участие соседей, ни красота ландшафта, ни переливчатый звон не делали это время года приятней: через две недели, с неохотой помедлив, учебный год вступал в свою самую суровую пору - в весенний семестр, и Клементсы чувствовали себя подавленно и...
    4. Дар. (страница 8)
    Входимость: 3. Размер: 95кб.
    Часть текста: небрежный лепет не трогал его. Оба они, и Чернышевский, и Добролюбов, с аппетитом терзали литературных кокеток, - но в жизни... одним словом, смотри, что с ними делали, как скручивали и мучили их, хохоча (так хохочут русалки на речках, протекающих невдалеке от скитов и прочих мест спасения) дочки доктора Васильева. Вкусы его были вполне добротны. Его эпатировал Гюго. Ему импонировал Суинберн (что совсем не странно, если вдуматься). В списке книг, прочитанных им в крепости, фамилия Флобера написана по-французски через "о", и действительно, он его ставил ниже Захер-Мазоха и Шпильгагена. Он любил Беранже, как его любили средние французы. "Помилуйте, - восклицает Стеклов, - вы говорите, что этот человек был не поэтичен? Да знаете ли вы, что он со слезами восторга декламировал Беранже и Рылеева!" Его вкусы только окаменели в Сибири, - и по странной деликатности исторической судьбы, Россия за двадцать лет его изгнания не произвела (до Чехова) ни одного настоящего писателя, начала которого он не видел воочию в деятельный период жизни. Из разговоров с ним в Астрахани выясняется: "да-с, графский-то титул и сделал из Толстого великого-писателя-земли-русской": когда же к нему приставали, кто же лучший современный беллетрист, то он называл Максима Белинского. Юношей он записал в дневнике: "Политическая литература - высшая литература". Впоследствии пространно рассуждая о Белинском (Виссарионе, конечно), о...
    5. Дар. (страница 2)
    Входимость: 2. Размер: 83кб.
    Часть текста: решиться и всг просмотреть. Она это может, а я не могу. Как это странно случается, что со дня на день откладываешь. Разве, казалось бы, не наслаждение, - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни он, ни тень книг никак не могли служить темой для призрака. Разговор тем временем перешел на какого-то советского деятеля, потерявшего после смерти Ленина власть. "Ну, в те годы, когда я видал его, он был в зените славы и добра", - говорил Васильев, профессионально перевирая цитату. Молодой человек, похожий на Федора Константиновича (к которому именно поэтому так привязались Чернышевские), теперь очутился у двери, где, прежде чем выйти, остановился в полоборота к отцу, - и, несмотря на свой чисто умозрительный состав, ах, как он был сейчас плотнее всех сидящих в комнате! Сквозь Васильева и бледную барышню просвечивал диван, инженер Керн был представлен одним лишь блеском пенснэ, Любовь Марковна - тоже, сам Федор Константинович держался лишь благодаря смутному совпадению с покойным, - но Яша был совершенно настоящий и живой и только чувство самосохранения мешало вглядеться в его черты. "А может быть, - подумал Федор Константинович, - может быть, это всг не так, и он (Александр Яковлевич) вовсе сейчас не представляет себе мертвого сына, а действительно занят разговором, и если у него бегают глаза, так это потому, что он вообще нервный, Бог с ним. Мне тяжело, мне скучно, это всг не то, - и я не знаю, почему я здесь сижу, слушаю вздор". И всг-таки он...

    © 2000- NIV