Cлово "ВОЙНА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВОЙНЫ, ВОЙНУ, ВОЙНЕ, ВОЙНОЙ

1. Дар. (страница 4)
Входимость: 10. Размер: 68кб.
2. Защита Лужина. (глава 5)
Входимость: 9. Размер: 13кб.
3. Дар. (страница 2)
Входимость: 6. Размер: 83кб.
4. Память, говори (глава 9)
Входимость: 6. Размер: 38кб.
5. Соглядатай
Входимость: 6. Размер: 110кб.
6. Пнин. (глава 7)
Входимость: 4. Размер: 32кб.
7. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 3. Размер: 43кб.
8. Помощник режиссера
Входимость: 3. Размер: 35кб.
9. Память, говори (глава 14)
Входимость: 3. Размер: 36кб.
10. Память, говори (глава 12)
Входимость: 3. Размер: 42кб.
11. Подвиг. (страница 3)
Входимость: 3. Размер: 36кб.
12. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 66кб.
13. Отчаяние. (глава 3)
Входимость: 2. Размер: 22кб.
14. Другие берега. (глава 9)
Входимость: 2. Размер: 23кб.
15. Уста к устам
Входимость: 2. Размер: 26кб.
16. Память, говори (глава 3)
Входимость: 2. Размер: 47кб.
17. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 2. Размер: 39кб.
18. Память, говори
Входимость: 2. Размер: 38кб.
19. Пильграм
Входимость: 2. Размер: 30кб.
20. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 2. Размер: 42кб.
21. Пнин. (глава 2)
Входимость: 2. Размер: 55кб.
22. Под знаком незаконнорожденных. страница 12
Входимость: 2. Размер: 42кб.
23. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 2. Размер: 42кб.
24. Другие берега
Входимость: 2. Размер: 26кб.
25. Дар. (страница 5)
Входимость: 2. Размер: 67кб.
26. Дар. (страница 3)
Входимость: 2. Размер: 72кб.
27. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 2. Размер: 36кб.
28. Память, говори (глава 2)
Входимость: 2. Размер: 32кб.
29. Подлинная жизнь Себастьяна Найта
Входимость: 2. Размер: 17кб.
30. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 2. Размер: 60кб.
31. Другие берега. (глава 12)
Входимость: 2. Размер: 27кб.
32. Камера Обскура
Входимость: 2. Размер: 62кб.
33. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 2. Размер: 62кб.
34. Пнин
Входимость: 2. Размер: 37кб.
35. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 2. Размер: 44кб.
36. Отчаяние. (глава 8)
Входимость: 2. Размер: 38кб.
37. Ланс
Входимость: 2. Размер: 28кб.
38. Память, говори (глава 8)
Входимость: 2. Размер: 36кб.
39. Отчаяние. (глава 10)
Входимость: 2. Размер: 33кб.
40. Лик
Входимость: 2. Размер: 45кб.
41. Звонок
Входимость: 1. Размер: 22кб.
42. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 1. Размер: 33кб.
43. Лолита. (часть 1, главы 7-9)
Входимость: 1. Размер: 25кб.
44. Круг
Входимость: 1. Размер: 21кб.
45. Память, говори (глава 10)
Входимость: 1. Размер: 34кб.
46. Память, говори (глава 6)
Входимость: 1. Размер: 40кб.
47. Король, дама, валет
Входимость: 1. Размер: 27кб.
48. Пнин. (глава 5)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
49. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 1. Размер: 33кб.
50. Машенька. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 36кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар. (страница 4)
Входимость: 10. Размер: 68кб.
Часть текста: и он на Памире, мой отец открыл истинную природу роговистого образования, появляющегося под концом брюшка у оплодотворенных самок аполлонов, выяснив, что это супруг, работая парой шпадлевидных отростков, налагает на супругу лепной пояс верности собственной выделки получающийся другим у каждого из видов этого рода, то лодочкой, то улиткой, то - как у редчайшего темно-пепельного orpheus Godunov - на подобие маленькой лиры. И как frontispiece к моему теперешнему труду мне почему-то хотелось бы выставить именно эту бабочку, - ах, как он говорил о ней, как вынимал из шести плотных треугольных конвертов шесть привезенных экземпляров, приближал к брюшку единственной самочки лупу, вставленную в глаз, - и как набожно его препаратор размачивал сухие, лоснистые, тесно сложенные крылья, чтобы потом гладко пронзить булавкой грудку бабочки, воткнуть ее в пробковую щель и широкими полосками полупрозрачной бумаги плоско закрепить на дощечках как-то откровенно-беззащитно-изящно распахнутую красоту, да подложить под брюшко ватку, да выправить черные сяжки, - чтобы она так высохла навеки. Навеки? В берлинском музее многочисленные бабочки отцовского улова так же свежи сегодня, как были в восьмидесятых, девяностых годах. Бабочки из собрания Линнея хранятся в Лондоне с восемнадцатого века. В пражском музее есть тот самый экземпляр популярной бабочки-атлас, которым любовалась Екатерина Великая. Отчего же мне стало так грустно? Его поимки, наблюдения, звук голоса в ученых словах, всг это, думается мне, я сберегу. Но это так еще мало. Мне хотелось...
2. Защита Лужина. (глава 5)
Входимость: 9. Размер: 13кб.
Часть текста: на турнирах с лучшими русскими шахматистами, играл вслепую, часто играл один против человек двадцати любителей. Лужин старший, много лет спустя (в те годы, когда каждый его фельетон в эмигрантской газете казался ему самому его лебединой песней, и Бог знает, сколько было этих лебединых песен, полных лирики и опечаток), задумал повесть как раз о таком мальчике шахматисте, которого отец (по книжке- приемный) возит из города в город. Начал он книгу в двадцать восьмом году,- вернувшись домой с заседания, на которое он пришел один. Так неожиданно, так живо явился ему замысел этой книги, пока он сидел и ждал в отдельной комнате берлинской кофейни. Пришел он, как всегда, очень точно, удивился, что еще столики не составлены, велел лакею немедленно это сделать, спросил чаю и рюмку коньяку. Комнатка была чистая, ярко освещенная, с натюрмортом на стене; аппетитные персики вокруг разрезанного арбуза. На составленные столики, плавно взлетев, легла чистая скатерть. Он положил в чай кусочек сахару и, грея бескровные, всегда зябкие руки о стекло, смотрел, как поднимаются пузырьки. Рядом, в общем зале, скрипка и рояль играли из "Травиаты",- и от сладкой музыки, от коньяку, от вида белой скатерти, старику Лужину стало так грустно, и грусть была такая приятная, что он боялся двинуться, сидел, облокотясь на одну руку и прижав палец к виску,- жилистый, красноглазый старик, в вязаном жилете и коричневом пиджаке. Играла музыка, пустая комнатка была налита светом, алела арбузная рана,- и никто на заседание не шел. Несколько раз он...
3. Дар. (страница 2)
Входимость: 6. Размер: 83кб.
Часть текста: Яковлевна, - что это такое "вилы в аллее", - там, где велосипед?" Федор Константинович скорее жестами, чем словами, показал: знаете, - когда учишься ездить и страшно виляешь. "Сомнительное выражение", - заметил Васильев. "Мне больше всего понравилось о детских болезнях, да, - сказала Александра Яковлевна, кивнув самой себе, - это хорошо: рождественская скарлатина и пасхальный дифтерит". "Почему не наоборот?" - полюбопытствовала Тамара. Господи, как он любил стихи! Стеклянный шкапчик в спальне был полон его книг: Гумилев и Эредиа, Блок и Рильке, - и сколько он знал наизусть! А тетради... Нужно будет когда-нибудь решиться и всг просмотреть. Она это может, а я не могу. Как это странно случается, что со дня на день откладываешь. Разве, казалось бы, не наслаждение, - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и,...
4. Память, говори (глава 9)
Входимость: 6. Размер: 38кб.
Часть текста: альбом для вырезок, обтянутый черной тканью. Он содержит старые документы, включая дипломы, дневники, наброски, удостоверения личности, карандашные заметки и кое-какие печатные материалы, которые моя мать старательно сохраняла до самой своей смерти в Праге, и которые затем, между 1939-м и 1961-м годами пережили множество злоключений. Основываясь на этих документах и собственных моих воспоминаниях, я составил приводимую ниже краткую биографию моего отца. Владимир Дмитриевич Набоков, юрист, публицист и государственный деятель, сын Дмитрия Николаевича Набокова, министра юстиции, и баронессы Марии фон Корф, родился 20 июля 1870-го года в Царском Селе близ Петербурга и пал от пули убийцы 28 марта 1922-го года в Берлине. До тринадцати лет он получал образование дома, от французских и английских гувернанток, а также русских и немецких учителей; от одного из них он перенял и затем передал мне passio et morbo aureliana. Осенью 1883-го года он начал посещать гимназию на тогдашней Гагаринской улице (предположительно переименованной в двадцатых годах недальновидными Советами). Стремление первенствовать было в нем огромно. Одной зимней ночью он, не справившись с заданной на дом задачей и предпочтя воспаление легких насмешкам у классной доски, выставил себя на полярный мороз в надежде, что его, сидящего в одной ночной рубашке у открытого окна (оно выходило на Дворцовую площадь...
5. Соглядатай
Входимость: 6. Размер: 110кб.
Часть текста: жившей призраками своих петербургских привычек. Я детей никогда не воспитывал, совершенно не знал, о чем с детьми говорить, как держаться. Их было двое, мальчишки. Я чувствовал в их присутствие унизительное стеснение. Они вели счет моим папиросам, и это их ровное любопытство так на меня действовало, что я странно, на отлете, держал папиросу, словно впервые курил, и все ронял пепел к себе на колени, и тогда их ясный взгляд внимательно переходил с моей дрожащей руки на бледно-серую, уже размазанную по ворсу пыльцу. Матильда бывала в гостях у их родителей и постоянно оставалась ужинать. Как-то раз шумел проливной дождь, ей дали зонтик, и она сказала: "Вот и отлично, большое спасибо, молодой человек меня проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный монолог. Муж, спустя месяц, отбыл, и в первую же ночь, что я снова провожал Матильду, она предложила мне подняться к ней наверх, чтобы взять книжку, которую давно увещевала меня прочесть, - что-то по-французски о какой-то русской девице Ариадне (*1). Шел, как обычно, дождь, вокруг фонарей дрожали ореолы, правая моя рука...

© 2000- NIV