Cлово "ВОЛНА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВОЛНЫ, ВОЛНАМИ, ВОЛНЕ, ВОЛНОЙ

1. Совершенство
Входимость: 8.
2. Король, дама, валет. (глава 12)
Входимость: 7.
3. Артюр Рембо. Пьяный корабль
Входимость: 6.
4. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
Входимость: 5.
5. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 4.
6. Незавершенный роман
Входимость: 3.
7. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 3.
8. Другие берега. (глава 14)
Входимость: 3.
9. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 3.
10. Машенька. (страница 4)
Входимость: 3.
11. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 3.
12. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 3.
13. Подвиг. (страница 2)
Входимость: 3.
14. Память, говори (глава 5)
Входимость: 3.
15. Подвиг
Входимость: 3.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 3.
17. Память, говори (глава 15)
Входимость: 3.
18. Машенька. (страница 5)
Входимость: 2.
19. Тристан
Входимость: 2.
20. Дар. (страница 2)
Входимость: 2.
21. Начала
Входимость: 2.
22. Два корабля
Входимость: 2.
23. Пнин. (глава 7)
Входимость: 2.
24. Эфемеры
Входимость: 2.
25. Пнин. (глава 3)
Входимость: 2.
26. Дар. (страница 4)
Входимость: 2.
27. Весна в Фиальте
Входимость: 2.
28. Лик
Входимость: 2.
29. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 18)
Входимость: 2.
30. Волшебник
Входимость: 2.
31. Истребление тиранов
Входимость: 2.
32. Порт
Входимость: 2.
33. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 2.
34. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 2.
35. Песня
Входимость: 2.
36. Занятой человек
Входимость: 2.
37. Камера Обскура. (страница 3)
Входимость: 2.
38. Подвиг. (страница 6)
Входимость: 2.
39. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 1.
40. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 1.
41. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 13)
Входимость: 1.
42. Ужас
Входимость: 1.
43. Знаки и символы
Входимость: 1.
44. Нежить
Входимость: 1.
45. Смерть ("...И эту власть над разумом чужим")
Входимость: 1.
46. Размеры
Входимость: 1.
47. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 1.
48. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 1.
49. Другие берега. (глава 7)
Входимость: 1.
50. Юбилей (Эссе)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Совершенство
Входимость: 8. Размер: 22кб.
Часть текста: ему - через тридцать, через сорок лет: человеческий сон злопамятен. Белокурый, худой, в желтой вязаной безрукавке, стянутой ремешком, со шрамами на голых коленях и с тюремным оконцем часиков на левой кисти, Давид в неудобнейшем положении сидел за столом и стучал себя по зубам концом самопишущей ручки. Он в школе плохо учился, пришлось взять репетитора. "Теперь обратимся ко второй линии",- говорил Иванов все с той же нарочитой бодростью. По образованию он географ, но знания его неприменимы: мертвое богатство, великолепное поместье родовитого бедняка. Как прекрасны, например, старинные карты. Дорожные карты римлян, подобные змеиной коже, длинные и узорные, в продольных полосках каналообразных морей; александрийские, где Англия и Ирландия, как две колбаски; карты христианского средневековья, в пунцовых и травяных красках, с райским востоком наверху и с Иерусалимом - золотым пупом мира- посредине. Чудесные странствия: путешествующий игумен сравнивает Иордан с родной черниговской речкой, царский посланник заходит в страну, где люди гуляют под желтыми солнышниками, тверской купец пробирается через густой женгел, полный обезьян, в знойный край, управляемый голым князем. Островок Вселенной растет: новые робкие очертания показываются из легендарных туманов, медленно раздевается земля,- и далеко за морем уже проступает плечо Южной Америки, и дуют с углов толстощекие ветры, из которых один в очках. Карты картами,- у Иванова было еще много других радостей и причуд. Он долговяз, смугл, не очень молод; черная борода, когда-то надолго строщенная и затем (в сербской парикмахерской) сбритая, оставила на его лице вечную тень: малейшая поблажка, и уже тень оживала, щетинилась. Он верным пребыл крахмальным воротничкам и манжетам; у его рваных сорочек был спереди хвостик, пристегивавшийся к кальсонам. Последнее время он принужден был бессменно...
2. Король, дама, валет. (глава 12)
Входимость: 7. Размер: 29кб.
Часть текста: моря, тем дешевле,-словно море-сцена, а ряды домов - ряды в театре, кресла, стулья, а там уж и стоячие места. Названия гостиниц так или иначе пытались намекать на присутствие моря. Некоторые это делали с самодовольной откровенностью. Другие предпочитали метафоры, символы. Попадались женские имена. Одна была вилла, которая называлась почему-то "Гельвеция",- ирония или заблуждение. Чем дальше от пляжа, тем названия становились поэтичнее. Все это очень его развлекало. Оставив жену и племянника на террасе кафе, он ходил по лавкам, разглядывал открытки. Они были все те же. Больше всего доставалось человеческой тучности. Облую громаду в полосатом трико ущипнул краб, и обладательница громады млеет, полагая, что это рука соседа - щуплого щеголя в канотье. Плывет толстяк на спине, и куполом вздымается над водой пунцовое пузо. Накрахмаленный усач смотрит из-за скалы на гиперболу в купальном костюме. Та же гипербола в других положениях, поцелуй на закате, полушария, выдавленные в песке, "привет с моря"... Но особенно его забавляли и трогали открытки фотографические. Они были сняты Бог знает как давно. Тот же пляж, те же корзины; но дамы в плечистых блузах, в длинных юбках бутылкой, мужчины, как парикмахерские рекламы... Эти расфуфыренные ребятишки теперь купцы, инженеры, чиновники... Лавки обвевал морской ветерок. Смесь морского воздуха и антикварной дряни: рамочки из раковин и перламутра, рогатые раковины, барометры и мундштуки, ракушки в розовых кисейных мешочках, картины, картины,- творения местных маринистов, маслянистый столб луны или сахарный парус среди прусской синьки. И ни с того, ни с сего Драйеру стало грустно. По пляжу, пробираясь меж крепостных валов, окружавших каждую будку, куда-то спеша, чтобы...
3. Артюр Рембо. Пьяный корабль
Входимость: 6. Размер: 5кб.
Часть текста: бурлаков: индейцы ярые избрали их мишенью, нагими их сковав у радужных столбов. Есть много кораблей, фламандский хлеб везущих и хлопок английский,- но к ним я охладел. Когда прикончили тех пленников орущих, открыли реки мне свободнейший удел. И я,- который был, зимой недавней, глуше младенческих мозгов,- бежал на зов морской, и полуостровам, оторванным от суши, не знать таких боев и удали такой. Был штормом освящен мой водный первопуток. Средь волн, без устали влачащих жертв своих, протанцевал и я, как пробка, десять суток, не помня глупых глаз огней береговых. Вкусней, чем мальчику плоть яблока сырая, вошла в еловый трюм зеленая вода, меня от пятен вин и рвоты очищая и унося мой руль и якорь навсегда. И вольно с этих пор купался я в поэме кишащих звездами лучисто-млечных вод, где, очарованный и безучастный, время от времени ко дну утопленник идет, где, в пламенные дни, лазурь сквозную влаги окрашивая вдруг, кружатся в забытьи,- просторней ваших лир, разымчивее браги,- туманы рыжие и горькие любви. Я знаю небеса в сполохах, и глубины, и водоверть, и смерч, покой по вечерам, рассвет восторженный, как вылет голубиный, и видел я подчас, что мнится морякам; я видел низких зорь пятнистые пожары, в лиловых сгустках туч мистический провал, как привидения из драмы очень старой, волнуясь чередой, за...
4. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
Входимость: 5. Размер: 32кб.
Часть текста: руки ("Только безъюморные люди прибегают к этому обороту" - согласно Ивору) от непрерывного потока шутливых подковырок и пошлых каламбуров ("Руки - ладно, чего бы другое стояло" - снова Ивор). Впрочем, он был добрый малый, и в сущности, вовсе не перерывами в зубоскальстве радовали меня его отлучки в конце недели. Он трудился в туристском агенстве, руководимом прежним homme d'affaires тети Бетти, тоже весьма чудаковатым на свой манер, - обещавшим Ивору автофаэтон "Икар" в виде награды за усердие. Здоровье и почерк мои скоро пошли на поправку, и юг стал доставлять мне радость. Мы с Ирис часами блаженствовали (она в черном купальнике, я в фланели и блайзере) в саду, который я предпочел поначалу соблазнам морского купания, пляжной плоти. Я перевел для нее несколько стихотворений Пушкина и Лермонтова, перефразировав их и слегка подправив для пущего впечатления. Я с драматическими подробностями рассказал ей о своем бегстве с родины. Я упомянул великих изгнанников прошлого. Она слушала меня, как Дездемона. - Мне бы хотелось выучить русский, - говорила она с вежливым сожалением, что так идет к этому признанию. - У меня тетя родилась почти что в Киеве и еще в семьдесят пять помнила несколько русских и румынских слов, но я - жалкий лингвист. А как по-вашему "eucalypt"? - Эвкалипт. - О! хорошее вышло бы имя для героя рассказа. "F. Clipton". У Уэллса был "м-р Сноукс", оказавшийся производным от "Seven Oaks". Я обожаю Уэллса, а вы? Я сказал, что он величайший романтик и маг нашего времени, но что я не перевариваю его социологической муры. Она тоже. А помню я, что сказал Стефен в "Страстных друзьях", когда выходил из комнаты - из бесцветной комнаты, в которой ему позволили напоследок повидаться с любимой? - На это я ответить могу. Там мебель была в чехлах, и он сказал: "Это от мух". - Да! Чудно, правда? Просто пробурчать что-нибудь, только бы не заплакать. Напоминает кого-то из старых ...
5. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 4. Размер: 29кб.
Часть текста: Пятна солнца дрожали на перилах балкона, на ступенях смешной лестницы, спускающейся в сад. На веревочке сох женин купальный костюм. Он вернулся в темную спальню, спеша одеться, чтобы ехать в столицу. Через три четверти часа отходил автобус, который повезет его по деревенским дорогам к станции. В полутьме он пополоскался в резиновой ванне. На балконе, пристально глядя в сияющее зеркальце, поставленное на перила, с удовольствием побрился, чуть припудрил горящие щеки. Снова раскачается?" - и вместе с тем ее забавляло и как-то даже городскую шляпу. Из сумрака постели вдруг возник голос Марты. "Мы сейчас поедем кататься на лодке,- пробормотала она скороговоркой.- Ты встретишь нас у скалы,- поторопись... лоторопись..." Драйер, хлопая себя по бокам, проверяя, все ли он разложил по карманам, засмеялся: - Проснись, моя душа. Я уезжаю в город. Она что-то пробормотала еще, потом внятно сказала: - Дай мне воды. - Я спешу,-сказал он-сама возьмешь. Пора тебе вставать, купаться. Погода райская. Он склонился над туманной постелью, поцеловал ее в волосы и быстро вышел из спальни. До отхода автобуса нужно было еще успеть выпить...

© 2000- NIV