Cлово "ЖЕМЧУЖИНА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖЕМЧУЖИН, ЖЕМЧУЖИНУ, ЖЕМЧУЖИНЫ, ЖЕМЧУЖИНОЙ

1. Память, говори (глава 14)
Входимость: 2. Размер: 36кб.
2. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 32кб.
3. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 1. Размер: 42кб.
4. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 19)
Входимость: 1. Размер: 15кб.
5. Волшебник
Входимость: 1. Размер: 83кб.
6. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 47кб.
7. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 1. Размер: 31кб.
8. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
Входимость: 1. Размер: 45кб.
9. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 1. Размер: 39кб.
10. Страна стихов
Входимость: 1. Размер: 1кб.
11. Крым
Входимость: 1. Размер: 5кб.
12. Сцены из жизни двойного чудища
Входимость: 1. Размер: 19кб.
13. Посещение музея
Входимость: 1. Размер: 21кб.
14. Молитва
Входимость: 1. Размер: 2кб.
15. Возвращение Чорба
Входимость: 1. Размер: 17кб.
16. Лолита. (часть 1, главы 18-20)
Входимость: 1. Размер: 38кб.
17. * * * ("Безвозвратная, вечно-родная")
Входимость: 1. Размер: 1кб.
18. Дар. (страница 4)
Входимость: 1. Размер: 68кб.
19. Машенька. (страница 4)
Входимость: 1. Размер: 26кб.
20. Тайная вечеря
Входимость: 1. Размер: 1кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Память, говори (глава 14)
Входимость: 2. Размер: 36кб.
Часть текста: следуют один за другим, и каждый синтез представляет тезис следующей серии. Возьмем простейшую спираль, в которой можно различить три элемента, или загиба, отвечающие элементам триады: назовем “тезисом” первую дугу, с которой спираль начинается в некоем центре; “антитезисом” – дугу покрупнее, которая противополагается первой, продолжая ее; а “синтезом” дугу еще более крупную, которая продолжает вторую, заворачиваясь вдоль наружной стороны первого загиба. И так далее. Цветная спираль в стеклянном шарике – вот какой я вижу мою жизнь. Двадцать лет, проведенных в родной России (1899­1919), это дуга тезиса. Двадцать один год добровольного изгнания в Англии, Германии и Франции (1919­1940) – очевидный антитезис. Годы, которые я провел на новой моей родине (1940­1960), образуют синтез – и новый тезис. Сейчас моим предметом является антитезис, а точнее – моя европейская жизнь после окончания (в 1922-ом) Кембриджа. Оглядываясь на эти годы изгнанничества, я вижу себя и тысячи других русских людей, ведущими несколько странную, но ...
2. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 32кб.
Часть текста: улыбнулся, вспомнив вчерашнее- обещание Драйера платить и за то, и за се. Драйер -приятное, фантастическое и крайне полезное существо. И он совершенно прав: приодеться прямо необходимо. Сперва, однако,- комнату... День был бессолнечный, но сухой. Трезвым холодком веяло с низкого, сплошь белого неба. Таксомоторы были оливково-черные с отчетливым шашечным кантом по дверце. Там и сям синий почтовый ящик был заново покрашен,- блестящий и липкий по-осеннему. Улицы в этом квартале были тихие, какими, собственно говоря, не полагалось быть улицам столицы. Он старался запомнить их названия, местонахождение аптеки, полиции. Ему не нравилось, что так много простора, муравчатых скверов, сосен и берез, строящихся домов, огородов, пустырей. Это слишком напоминало провинцию. В собаке, гулявшей с горничной, ему показалось, что он узнал Тома. Дети играли в мяч или хлестали по своим волчкам прямо на мостовой: так и он играл когда-то, в родном городке. В общем, только одно говорило ему, что он действительно в столице: некоторые прохожие были чудесно, прямо чудесно одеты! Например: клетчатые шаровары, подобранные мешком ниже колена, так что особенно тонкой казалась голень в шерстяном чулке; такого покроя, именно такого, он еще не видал. Затем был щеголь в двубортном пиджаке, очень широком в плечах и донельзя обтянутом на бедрах, и в штанах неимоверных, просторных, безобразных, скрывающих сапоги - хоть воплощай в бродячем цирке передние ноги клоунского слона. И превосходные были шляпы, и галстуки, как пламя, и какие-то голубиные гетры, Драйер добр. Он шел медленно, болтая руками, поминутно оглядываясь; "Ах, какие дамочки,-почти вслух думал он и легонько стискивал зубы...- Какие икры,- с ума сойти!..." В родном городке, гуляя по приторно-знакомым улицам, он, конечно, сто раз в день испытывал то же самое,- но тогда он не смел...
3. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 1. Размер: 42кб.
Часть текста: (теперь приодетого джентльменом), стягивающего с головы самого джентльмена (он теперь сидит за столом и пишет) некое подобие шапски. Понизу той же рукой написано: "Ham-let, или Homelette au Lard". Наконец, на номере третьем - дорога, пеший путник (в украденной шапске) и указатель "В Хай-Уиком". Имя его подобно Протею. В каждом углу он плодит двойников. Почерку его бессознательно подражают законники, которым выпала доля писать той же рукой. В сырое утро 27 ноября 1582го года он - Шакспир, она - Уотли из Темпл-Графтон. Два дня спустя, он - Шагспир, она же - Хатуэй из Стратфорда-на-Авоне. Так кто же он? Вильям Икс, прехитро составленный из двух левых рук и личины. Кто еще? Человек, сказавший (не первым), что слава Господня в том, чтобы скрыть, а человечья - сыскать. Впрочем, то, что уорикширский парень писал пьесы, более чем удовлетворительно доказывается мощью сморщенных яблок и бледного первоцвета. Здесь две темы: шекспировская, исполняемая в настоящем времени Эмбером, чинно принимающим гостя в своей спальне; и совершенно иная - сложная смесь прошлого, настоящего и будущего - тема, которой ужасное отсутствие Ольги причиняет страшные затруднения. Это была, это есть их первая...
4. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 19)
Входимость: 1. Размер: 15кб.
Часть текста: удалось то там, то тут словить хотя бы тень его мысли, если подсознательная работа разума не позволяла мне выбирать порою правильный поворот в личном его лабиринте, значит, вся моя книга – неуклюжая неудача. Появление “Неясного асфоделя” весной 1935 года совпало с последней попыткой Себастьяна увидеться с Ниной. После того, как один из ее прилизанных молодых негодяев сказал ему, что она желает навсегда избавиться от него, Себастьян вернулся в Лондон и прожил там пару месяцев в жалких попытках обмануть одиночество, как можно чаще появляясь на людях. Его тонкую, скорбную и безмолвную фигуру видели то там, то здесь, с шарфом вокруг шеи – даже в самых теплых гостиных, – он приводил их хозяек в отчаяние рассеянностью и кротким нежеланием участвовать в разговоре, – уходил в середине вечера, или его обнаруживали в детской, погруженным в вырезную картинку. Как-то раз мисс Пратт, проводив Клэр до дверей книжной лавки близ Чаринг-Кросс и продолжая свой путь, через несколько секунд столкнулась с Себастьяном. Он слегка покраснел, пожимая ей руку, но прошелся с ней до станции подземки. Она порадовалась, что он не появился минутой раньше, и порадовалась еще сильнее тому, что он не стал поминать о прошлом. Вместо этого он рассказал ей запутанную историю о том, как какие-то двое пытались прошлой ночью обжулить его во время игры в покер. ­ Рад был повидаться с вами, – сказал он, когда они прощались. – Похоже, что это можно найти и здесь. ­ Что найти? – спросила она. ­ Я шел в...
5. Волшебник
Входимость: 1. Размер: 83кб.
Часть текста: Что же тогда? Болезнь, преступность? Но совместимы ли с ними совесть и стыд, щепетильность и страх, власть над собой и чувствительность - ибо и в мыслях допустить не могу, что причиню боль или вызову незабываемое отвращение. Вздор; я не растлитель. В тех ограничениях, которые ставлю мечтанию, в тех масках, которые придумываю ему, когда, в условиях действительности, воображаю незаметнейший метод удовлетворения страсти, есть спасительная софистика. Я карманный вор, а не взломщик. Хотя, может быть, на круглом острове, с маленькой Пятницей (не просто безопасность, а права одичания, или это - порочный круг с пальмой в центре?). Рассудком зная, что Эвфратский абрикос вреден только в консервах; что грех неотторжим от гражданского быта; что у всех гигиен есть свои гиены; зная, кроме того, что этот самый рассудок не прочь опошлить то, что иначе ему не дается... Сбрасываю и поднимаюсь выше. ЧтО, если прекрасное именно-то и доступно сквозь тонкую оболочку, то есть пока она еще не затвердела, не заросла, не утратила аромата и мерцания, через которые проникаешь к...

© 2000- NIV