Cлово "ЖИЛА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖИЛ, ЖИЛАХ, ЖИЛУ, ЖИЛЫ

1. Дар. (страница 2)
Входимость: 8.
2. Дар. (страница 8)
Входимость: 6.
3. Машенька. (страница 3)
Входимость: 6.
4. Дар. (страница 10)
Входимость: 5.
5. Университетская поэма
Входимость: 5.
6. Смерть ("...И эту власть над разумом чужим")
Входимость: 4.
7. Дар. (страница 3)
Входимость: 4.
8. Машенька
Входимость: 4.
9. Подвиг
Входимость: 4.
10. Незавершенный роман
Входимость: 3.
11. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 3.
12. Машенька. (страница 5)
Входимость: 3.
13. Дар
Входимость: 3.
14. Соглядатай
Входимость: 3.
15. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 3.
16. Лик
Входимость: 3.
17. Отчаяние. (глава 3)
Входимость: 3.
18. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 3.
19. Картофельный эльф
Входимость: 3.
20. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 3.
21. Король, дама, валет. (глава 5)
Входимость: 3.
22. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 3.
23. Сестры Вэйн
Входимость: 3.
24. Память, говори (глава 2)
Входимость: 3.
25. Другие берега. (глава 2)
Входимость: 3.
26. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 2.
27. Под знаком незаконнорожденных. страница 2
Входимость: 2.
28. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 2.
29. Уста к устам
Входимость: 2.
30. Память, говори (глава 3)
Входимость: 2.
31. Прозрачные вещи
Входимость: 2.
32. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 2.
33. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 2.
34. Пнин. (глава 6)
Входимость: 2.
35. Королек
Входимость: 2.
36. Пнин. (глава 7)
Входимость: 2.
37. Камера Обскура
Входимость: 2.
38. Пнин. (глава 3)
Входимость: 2.
39. Дар. (страница 4)
Входимость: 2.
40. Память, говори (глава 8)
Входимость: 2.
41. Звонок
Входимость: 2.
42. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 2.
43. Круг
Входимость: 2.
44. Другие берега. (глава 13)
Входимость: 2.
45. Подвиг. (страница 8)
Входимость: 2.
46. Машенька. (страница 2)
Входимость: 2.
47. Дар. (страница 9)
Входимость: 2.
48. Рождественский рассказ
Входимость: 2.
49. Дар. (страница 5)
Входимость: 2.
50. Набор
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар. (страница 2)
Входимость: 8. Размер: 83кб.
Часть текста: Стеклянный шкапчик в спальне был полон его книг: Гумилев и Эредиа, Блок и Рильке, - и сколько он знал наизусть! А тетради... Нужно будет когда-нибудь решиться и всг просмотреть. Она это может, а я не могу. Как это странно случается, что со дня на день откладываешь. Разве, казалось бы, не наслаждение, - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни он, ни тень книг никак не могли служить темой для призрака. Разговор тем временем перешел на какого-то советского деятеля, потерявшего после смерти Ленина власть. "Ну, в те годы, когда я видал его, он был в зените славы и добра", - говорил Васильев, профессионально перевирая цитату. Молодой человек, похожий на Федора Константиновича (к которому именно поэтому так привязались Чернышевские), теперь очутился у двери, где, прежде чем выйти, остановился в полоборота к отцу, - и, несмотря на свой чисто умозрительный состав, ах, как он был сейчас плотнее всех сидящих в комнате! Сквозь Васильева и бледную барышню просвечивал диван, инженер Керн был представлен одним лишь блеском пенснэ, Любовь Марковна - тоже, сам Федор Константинович держался лишь благодаря смутному совпадению с покойным, - но Яша был совершенно настоящий и живой и только чувство самосохранения мешало вглядеться в его черты. "А может быть, - подумал Федор Константинович, - может быть, это всг не так, и он (Александр Яковлевич) вовсе сейчас не представляет себе мертвого сына, а действительно занят разговором, и если у него бегают глаза, так это потому, что он вообще нервный, Бог с ним. Мне тяжело, мне скучно, это всг не то, - и я не знаю, почему я здесь сижу, слушаю вздор". И всг-таки он продолжал сидеть и курить, и покачивать носком...
2. Дар. (страница 8)
Входимость: 6. Размер: 95кб.
Часть текста: Евдокией Растопчиной или Авдотьей Глинкой. Неправильный, небрежный лепет не трогал его. Оба они, и Чернышевский, и Добролюбов, с аппетитом терзали литературных кокеток, - но в жизни... одним словом, смотри, что с ними делали, как скручивали и мучили их, хохоча (так хохочут русалки на речках, протекающих невдалеке от скитов и прочих мест спасения) дочки доктора Васильева. Вкусы его были вполне добротны. Его эпатировал Гюго. Ему импонировал Суинберн (что совсем не странно, если вдуматься). В списке книг, прочитанных им в крепости, фамилия Флобера написана по-французски через "о", и действительно, он его ставил ниже Захер-Мазоха и Шпильгагена. Он любил Беранже, как его любили средние французы. "Помилуйте, - восклицает Стеклов, - вы говорите, что этот человек был не поэтичен? Да знаете ли вы, что он со слезами восторга декламировал Беранже и Рылеева!" Его вкусы только окаменели в Сибири, - и по странной деликатности исторической судьбы, Россия за двадцать лет его изгнания не произвела (до Чехова) ни одного настоящего писателя, начала которого он не видел воочию в деятельный период жизни. Из разговоров с ним в Астрахани выясняется: "да-с, графский-то титул и сделал из Толстого великого-писателя-земли-русской": когда же к нему приставали, кто же лучший современный...
3. Машенька. (страница 3)
Входимость: 6. Размер: 42кб.
Часть текста: наклеена вниз головой, и в углу толстый палец Эрики оставил жирный след. Конверт был крепко надушен, и Ганин мельком подумал, что надушить письмо то же, что опрыскать духами сапоги для того, чтобы перейти через улицу. Он надул щеки, выпустил воздух и сунул нераспечатанное письмо в карман. Спустя несколько минут он его опять вынул, повертел в руках и кинул на стол. Потом прошелся раза два по комнате. Все двери пансиона были открыты. Звуки утренней уборки мешались с шумом поездов, которые, пользуясь сквозняками, прокатывали по всем комнатам. Ганин, остававшийся по утрам дома, обычно сам выметал сор, стелил постель. Он теперь спохватился, что второй день не убирал комнаты, и вышел в коридор в поисках щетки и тряпки. Лидия Николаевна с ведром в руке шуркнула мимо него, как мышь, и на ходу спросила: "Вам Эрика передала письмо?" Ганин молча кивнул и взял половую щетку, лежавшую на дубовом бауле. В зеркале прихожей он увидел отраженную глубину комнаты Алферова, дверь которой была настежь открыта. В этой солнечной глубине - день был на диво погожий - косой конус озаренной пыли проходил через угол письменного стола, и он с мучительной ясностью представил себе те фотографии, которые сперва ему показывал Алферов, и которые он потом с таким волненьем рассматривал один, когда помешала ему Клара. На этих снимках Машенька была совсем такой, какой он ее помнил, и теперь страшно было подумать, что его прошлое лежит в чужом столе. В зеркале отраженье захлопнулось: это Лидия Николаевна, мышиными шажками просеменив по коридору, толкнула открытую...
4. Дар. (страница 10)
Входимость: 5. Размер: 65кб.
Часть текста: заломив руки, показывая солнцу блестящие мышки; стрела соблазна едва успевала пропеть и вонзиться, как уже он замечал, что, на некотором расстоянии, в трех, одинаково отдаленных точках, образующих магический треугольник вокруг (чьей?) добычи, виднеются среди стволов три неподвижных ловца, друг другу незнакомых: два молодых (этот ничком, тот на боку) и старый господин в жилете, с резинками на рукавах рубашки, плотно сидящий на траве, неподвижный, вечный, с грустными, но терпеливыми глазами; и казалось эти три ударяющих в одну точку взгляда наконец, с помощью солнца, прожгут дырку в черном купальном трико бедной немецкой девочки, не поднимающей маслом смазанных век. Он спускался на песчаный бережок озера и тут, в грохоте голосов, ткань очарования, которую он сам так тщательно свил, совсем разрывалась, и он с отвращением видел измятые, выкрученные, искривленные нордостом жизни, голые и полураздетые - вторые были страшнее - тела купальщиков (мелких мещан, праздных рабочих), шевелившихся в грязно-сером песке. Там, где береговая дорога шла вдоль этой узкой, темной губы озера, последняя была от дороги отделена кольями с замученной, провалившейся проволокой, и береговыми завсегдатаями особенно ценилось место около этих кольев - то ли потому, что на них удобно вешались штаны на своих подтяжках (а белье клалось на пыльную крапиву), то ли из-за смутно охранного ощущения ограды за спиной. Там же, где дорога поднималась выше, к озеру ...
5. Университетская поэма
Входимость: 5. Размер: 31кб.
Часть текста: занята,- и, возражая ей, викарий,- мужчина кроткий, с кадыком,- скосил по-песьи глаз свой карий и нервным давится смешком. 3 Чай крепче мюнхенского пива. Туманно в комнате. Лениво в камине слабый огонек блестит, как бабочка на камне. Но засиделся я,- пора мне... Встаю, кивок, еще кивок, прощаюсь я, руки не тыча,- так здешний требует обычай,- сбегаю вниз через ступень и выхожу. Февральский день, и с неба вот уж две недели непрекращающийся ток. Неужто скучен в самом деле студентов древний городок? 4 Дома,- один другого краше,- чью старость розовую наши велосипеды веселят; ворота колледжей, где в нише епископ каменный, а выше - как солнце, черный циферблат; фонтаны, гулкие прохлады, и переулки, и ограды в чугунных розах и шипах, через которые впотьмах перелезать совсем не просто; кабак - и тут же антиквар, и рядом с плитами погоста живой на площади базар. 5 Там мяса розовые глыбы; сырая вонь блестящей рыбы; ножи; кастрюли; пиджаки из гардеробов безымянных; отдельно, в положеньях странных кривые книжные лотки застыли, ждут, как будто спрятав тьму алхимических трактатов; однажды эту дребедень перебирая,- в зимний день, когда, изгнанника печаля, шел снег, как в русском городке,- нашел я Пушкина и Даля на заколдованном лотке. 6 За этой площадью щербатой кинематограф, и туда-то по вечерам мы в глубину туманной дали заходили,- где мчались кони в клубах пыли по световому полотну, волшебно зрителя волнуя; где силуэтом поцелуя все завершалось в должный срок; где добродетельный урок всегда в трагедию был вкраплен; где семенил, носками врозь, смешной и трогательный Чаплин; где и зевать нам довелось. 7 И снова - улочки кривые, ворот громады вековые,- а в самом сердце городка цирюльня есть, где брился Ньютон, и древней тайною окутан трактирчик "Синего Быка". А там, за речкой, за домами, дерн, утрамбованный веками, темно-зеленые ковры для человеческой игры, и звук удара деревянный в холодном...

© 2000- NIV