Cлово "МИЛЛИОН"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МИЛЛИОНЫ, МИЛЛИОНОВ, МИЛЛИОНА, МИЛЛИОНАХ

1. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 8. Размер: 38кб.
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 3)
Входимость: 3. Размер: 27кб.
3. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 3. Размер: 44кб.
4. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 18)
Входимость: 2. Размер: 16кб.
5. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 2. Размер: 34кб.
6. Истребление тиранов
Входимость: 2. Размер: 49кб.
7. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 2. Размер: 37кб.
8. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 2. Размер: 45кб.
9. Король, дама, валет. (глава 9)
Входимость: 2. Размер: 29кб.
10. Под знаком незаконнорожденных. страница 8
Входимость: 2. Размер: 28кб.
11. Дар. (страница 3)
Входимость: 2. Размер: 72кб.
12. Защита Лужина. (глава 12)
Входимость: 2. Размер: 24кб.
13. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 5)
Входимость: 2. Размер: 16кб.
14. Под знаком незаконнорожденных. страница 5
Входимость: 2. Размер: 38кб.
15. Незавершенный роман
Входимость: 1. Размер: 114кб.
16. Дар. (страница 6)
Входимость: 1. Размер: 67кб.
17. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 1. Размер: 45кб.
18. Знаки и символы
Входимость: 1. Размер: 13кб.
19. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 32кб.
20. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 47кб.
21. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 1. Размер: 45кб.
22. Пнин. (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 45кб.
23. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
Входимость: 1. Размер: 45кб.
24. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 1. Размер: 39кб.
25. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 27)
Входимость: 1. Размер: 17кб.
26. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 1. Размер: 20кб.
27. Слово
Входимость: 1. Размер: 8кб.
28. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 21)
Входимость: 1. Размер: 17кб.
29. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 1. Размер: 36кб.
30. Как-то раз в Алеппо...
Входимость: 1. Размер: 24кб.
31. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
32. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 1. Размер: 52кб.
33. Terra incognita
Входимость: 1. Размер: 17кб.
34. Дар. (страница 5)
Входимость: 1. Размер: 67кб.
35. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 1. Размер: 62кб.
36. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 1. Размер: 66кб.
37. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 1)
Входимость: 1. Размер: 18кб.
38. Лолита. (часть 2, главы 23-25)
Входимость: 1. Размер: 25кб.
39. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 10)
Входимость: 1. Размер: 11кб.
40. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 3)
Входимость: 1. Размер: 26кб.
41. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 1. Размер: 60кб.
42. Василий Шишков
Входимость: 1. Размер: 13кб.
43. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 1. Размер: 54кб.
44. Дар. (страница 8)
Входимость: 1. Размер: 95кб.
45. Ланс
Входимость: 1. Размер: 28кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 8. Размер: 38кб.
Часть текста: что тринадцать... Полковник. Я могу удалиться, если кто-нибудь согласится быть секретарем вместо меня. Министр. Нет, зачем же... Только это неприятно... Полковник. Пожалуйста, я уйду. Министр. Да что вы обижаетесь на всякое слово! Скучно, ей-богу. Граб. Можно пригласить этого моего милого инженера, знаете, - этого блондина с бакенбардами, - он ведь все равно в курсе? Герб. Предложение незаконное. Я протестую. Министр. Скажите, пожалуйста, что это за сундук в углу? Полковник. Ах, это из архива. В нем карты. Брег. Игральные или генеральные? Берг. Грах, грах, грах. Полковник. Географические, конечно. Я велел принести, думая, что пригодятся. Если желаете, можно убрать. Министр. Откройте-ка этот сундук, дорогой полковник. Из сундука выходит Сон. Я так и думал. Сон. Куда прикажете сесть? Гроб. Нас все-таки тринадцать! Раз, два, три... (Считает.) Вот оказия! Бриг. Вы опять меня забыли. Гроб. Да, правильно. Министр. Ну вот, теперь приступим. Только помните, Сон, вы голоса не имеете, сидите и молчите. Герб. Я протестую. Лишних людей не должно быть. Берг. Полноте, генерал. Это так - фикция. Ведь это - Сон. Нас столько же, сколько и было. Герб. В таком случае я снимаю свой протест. Министр. Господа! Сейчас мы заслушаем доклад относительно тех трех испытаний, которые произвел... произвел... Сальватор Вальс. Это как будто формальность, ибо вы все так или иначе уже знаете их результаты; но вместе с тем это есть формальность необходимая, как база нашего дебата. Попрошу вас сосредоточить все свое внимание. Мы сегодня же должны принять ответственное и важное решение, все значение которого трудно умалить. Господа, попрошу вас насторожиться,...
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 3)
Входимость: 3. Размер: 27кб.
Часть текста: оспорить наличие чего-то сугубо потешного в самих очертаньях того, что торжественно преподносилось в качестве красочной карты “Терры”? Ведь (“it is, isn't it?”) можно прямо бока надорвать, как помыслишь, что слово “Россия”, вместо того чтобы быть романтическим синонимом Эстотии, американской провинции, раскинувшейся от Северного Полярного и больше уже не порочного круга до границы собственно Соединенных Штатов, стало на Терре названьем страны, как бы заброшенной через рытвину сдвоенного океана на противное полушарие, по которому она расползлась во всю теперешнюю Татарию, от Курляндии до Курил! Однако (что еще несуразней), если в террейской пространственной терминологии Амероссия Авраама Мильтона расщепилась на две составные части, а понятия “Америка” и “Россия” разделились, – скорей политически, чем поэтически, – весьма ощутимыми льдами и водами, гораздо более сложные и вдвойне несуразные расхождения возникли в рассуждении времени – не оттого лишь, что история каждой из составных частей амальгамы...
3. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 3. Размер: 44кб.
Часть текста: Вальс. Титул звучный... Вы довольно угрюмый шутник. Если я вас держу в секретарях, то это лишь потому, что я люблю парадоксы. Ну - и вам в пику, тоже. Полковник. Мне кажется, что я службу свою исполняю. Большего от меня требовать сам господь бог не может. А что у меня тут, в груди, - это никого не касается. Вальс. Тем более что это у вас не грудь, а живот... Нет, не могу сегодня больше работать, - вот не могу... Тяжелая голова... Полковник. Голова у вас не должна больше болеть: рана была пустяковая. Вальс. Она и не болит... Нет, просто скучно, надоело... Все так сложно и запутано, - нарочно запутано. Рану я забыл, но покушение - помню. Кстати, маленькое воздушное распоряжение, которое я только что сделал, минут через двадцать будет проведено в жизнь. Надо надеяться, что кто-нибудь сразу нас известит о результате. Полковник. Об этих ваших делах позвольте мне не знать. Я в них не компетентен. Но у вас сейчас на рабочем столе вздрагивает и хрипит в невыносимых мучениях моя несчастная отчизна. Вальс. Кабы не косность олухов да проделки плутов, она давно была бы счастливой. Но вообще, знаете, полковник, я решил, что делами буду заниматься только раз в неделю, скажем - по средам. Полковник. Моя обязанность - вам заметить, что тем временем страна гибнет. Вальс. Ну уж и гибнет. Не преувеличивайте, пожалуйста. Полковник. Нет, Ваше Безумие, я не преувеличиваю. Вальс. Пустяки. Полковник. Пустяки? То, что миллионы рабочих, выброшенных с заводов, остались без хлеба, - это пустяк? А дикая неразбериха, царящая в промышленности? А потеря всего экономического равновесия страны благодаря вашему первому человеколюбивому декрету? Это пустяк? И...
4. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 18)
Входимость: 2. Размер: 16кб.
Часть текста: дрожа кружить в густеющем сумраке: нескладным подобием ласточки. В эти последние и самые грустные годы его жизни Себастьян написал “Неясный асфодель”, книгу, которая бесспорно является наивысшим его достижением. Где и как он ее писал? В читальной зале Британского музея (вдали от бдительного догляда м-ра Гудмена). На скромном столике, затиснутом в угол парижского “бистро” (не из тех, к которым благоволила его любовница). В полотняном кресле под оранжевым парасолем где-нибудь в Канне или в Жуане, когда она со своей шайкой бросала его ради какой-то попойки. В ожидальне безвестной станции, между двумя сердечными приступами. В отеле, под клекот тарелок, отмываемых во дворе. Во множестве иных мест, о которых я могу лишь смутно догадываться. Тема книги проста: человек умирает; на протяжении всей книги вы чувствуете, как он угасает; его память и мысль сквозят в ней с большей или меньшей отчетливостью (подобно нарастанию и спаду отрывистого дыхания), выплескивая один образ, потом другой, отпуская его носиться по ветру или выбрасывая на берег, где он, кажется, с минуту шевелится и живет собственной жизнью, но тут же седое море вновь уволакивает его, он тонет или странно преображается. Человек умирает, и он герой повествования; но в то время, как жизни прочих людей этой книги кажутся...
5. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 2. Размер: 34кб.
Часть текста: синева - молочный привкус во рту: у меня была кружка такого же цвета лет тридцать пять назад. Она отражает и грубый сумбур голых ветвей, и коричневую вену потолще, обрезанную ее кромкой, и яркую поперечную кремовую полоску. Вы кое-что обронили, вот, это ваше, кремовый дом вдалеке, в сиянии солнца. Когда ноябрьский ветер в который раз пронимает льдистая дрожь, зачаточный водоворот собирает блеск лужи в складки. Два листа, два трискалиона, как два дрожащих трехногих купальщика, разбегаются, чтоб окунуться, рвение заносит их в середину лужи и там, внезапно замедлив, они плывут, став совершенно плоскими. Двадцать минут пятого. Вид из окна больницы. Ноябрьские деревья - тополи, я полагаю, - два из них растут, пробивая асфальт: все они в ярком холодном солнце, в яркой роскошно мохнатой коре, в путанных перегибах бесчисленных глянцевых веток, старое золото, - потому что там, вверху, им достается больше притворно сочного солнца. Их неподвижность спорит с припадочной зыбью вставного отражения, ибо видимая эмоция дерева - в массе его листвы, а листьев осталось, может быть, тридцать семь, не больше, с одного его бока. Они немного мерцают, легкий приглушенный тон, солнце доводит их до того же иконного лоска, что и спутанные триллионы ветвей. Бледные облачные клочья пересекают обморочную небесную синеву. Операция была неудачной, моя жена умрет. За низкой изгородью, под солнцем, в яркой окоченелости, сланцевый фасад дома обрамляют два боковых кремовых пилястра и широкий пустынный бездумный карниз: глазурь на залежавшемся в лавке пирожном. День вычернил окна. Их тринадцать; белая решетка, зеленые ставни....

© 2000- NIV